Александр Бушков. Курьез на фоне феномена






Разумеется, вся вина лежит на этом чертовом метеорите - нашел где падать! Выбери он иную траекторию, мог бы промчаться мимо Земли и навсегда кануть в бездны мирового эфира. Или вмазаться в американский шпионский спутник к вящей пользе всего прогрессивного человечества. Но метеорит не придумал ничего лучшего, кроме как опаскудить небо над честным советским городом. Доля вины лежит, конечно, и на грозовых облаках, начавших набухать над городом в то утро, на электричестве, магнетизме и прочих высокоумных физических явлениях природы. И на рукотворных явлениях есть вина. Словом, все сплелось в роковой клубок аккурат в тот момент, когда Ромуальд Петрович Мявкин шествовал на работу. Пешком шел. Машины ему не полагалось, ибо не был он секретарем под порядковым номером, даже зав.отделом не был, но являлся все же номенклатурно-аппаратным кадром, всегда готовым подхватить, откликнуться, поучать и обличать, ударить по проискам в осуществление решений. При деле был, одним словом "с людями работал".
Тут оно все и произошло. Душераздирающий свист ввинтился в солнечное утро, радужные пятна заплясали перед глазами, как стриптизетки из увиденной недавно под величайшим секретом видеопорнухи, верх и низ на секунду поменялись местами, а внутренности едва не эвакуировались через рот. Ошарашенный Ромуальд Петрович не сразу, но отметил, что с окружающим что-то произошло: застроенная старинными домами улочка вроде бы не изменилась, но нечто привычное напрочь исчезло, а нечто непонятное прибавилось. И пока он вертел головой, пытаясь уяснить суть изменений, к нему подошли с двух сторон.
Справа надвинулась юркая личность в пальто горохового цвета и в сером котелке. Физиономия у личности была абсолютно незапоминающаяся, взгляд соскальзывал с нее, как муха с новенького бильярдного шара, не в состоянии зацепиться за напрочь отсутствующие особые приметы. Физиономия у личности была гнусненькая, вся в охотничьем азарте.
Слева возвышался детина с буйной бородищей, облаченный в гимнастерку, синие шаровары с лампасами, смазные сапоги и бескозырку, из-под коей курчавился чуб. Из особых примет у детины имелись шашка и витая нагаечка, явно тяжеленькая.
Вышеописанные молча взяли Мявкина за оба локтя, и последний обнаружил вдруг, что на пуговицах у детины красуется отмененный революцией символ самодержавия, двуглавый орел, и тот же символ нагло сияет на кокарде.
- Это вы здесь кино... - пискнул Мявкин.
- А вот пошли к господину поручику, - веско сказал детина вместо ответа и так наподдал кулачищем по загривку, что Мявкин проглотил все подступившие было к языку протесты и покорно засеменил туда, куда его грубо влекли.
А влекли его к скамейке, где восседал - нога за ногу, - постукивал орленым портсигаром по колену чрезвычайно подтянутый и обаятельный господин в голубом мундире с серебряными погонами и аксельбантами. И у этого на пуговицах - орлы, орлы, орелики, старорежимные отмененные пташечки! Господи, что же это делается-то?
- Господин Мявкин! Ромуальд Петрович! - расцвел голубой так, словно до сих пор и не видел от жизни настоящей радости. - А мы уж ожиданиями истомились, знаете ли... Позвольте представиться - Охранного отделения департамента полиции поручик Крестовский!
- Бомба у его за пазухой, - мрачно наябедничал детина. - Когда брали, кричал - вы, мол, здесь, а я в вас кину. Плетюганов бы вдосыт...
Вслед за тем сноровисто обшарил карманы Мявкина и, будучи немного обескуражен отсутствием в оных метательно-взрывчатых предметов, передал голубому партбилет.
- Ка Пэ Эс Эс, - выразительно прочитал голубой. - Ого, новое название, в целях конспирации надо полагать. Бумага и фактура не в пример роскошнее - разбогатели, господа большевики? Еще одна экспроприация, видимо?
Происходящее все больше кренилось в сторону самой дикой фантасмагории, но, странное дело, Мявкин почему-то сразу поверил, что это не розыгрыш и не кино, что все взаправду, что это проклятое прошлое, а светлое его настоящее с беспечальным бытием, спецбуфетом и президиумами наступит аж через... И даже если все обойдется, впереди - сыпной тиф, сырой хлеб, субботники, где надо вкалывать всерьез, и масса других неудобств, уместных лишь на экране цветного телевизора...
В голове у Мявкина лихорадочно прыгали обрывки прочитанных книг и виденных фильмов. Он набрал в грудь побольше воздуха и тоненько завопил:
- Сатрапы, мать вашу!
Но голос сломался петушиным тенорком. Витая казачья плеть чрезвычайно больно проехалась по его спине справа налево, слева направо, и из горла вырвалось лишь:
- Ва-ва-ва...
- Вот именно, - сказал поручик. - Я вами удручен, господин Мявкин. Брали бы пример с господина Лермонтова. - Он полузакрыл глаза и звучно продекламировал: - "И вы, мундиры голубые..." Вот это впечатляет, проникнуто неподдельным чувством. А вы? "Сатрапы" - как пошло... В стиле истеричной курсистки. Но мы отвлеклись. Большевик?
- Большевик, - гордо сказал Мявкин. - Номенклатурный!
- Ах, как это плохо, - скорбно покивал головой поручик. - Понимаете, большевиков мы сажаем в тюрьму, отправляем на каторгу, ссылаем в дикие тундры. Где золото моют в горах - изволили слышать романс? А то и вешаем - когда речь идет о важных птицах, к которым вы, господин Мявкин, судя по вашим документам, безусловно принадлежите. Как вам перспектива?
- Шкуру спущу и в Туруханск голым пущу, - грозно пообещал детина, демонстрируя кулак, заслонивший Мявкину все окружающее. Жутко было и подумать, что этот кулак способен сотворить с ребрами и зубами. - Запираться перед господином поручиком? Я т-те, сицилист!
Поручик Крестовский курил, элегантно выпуская дым. Невыносимо рентгеновские были у него глаза, просвечивавшие, казалось, каждую клеточку организма и выдававшие ей заверенную печатью характеристику.
- Итак? - спросил он. - Как учит практика, люди делятся на здравомыслящих и фанатиков. Вот вы себя к которой разновидности относите, господин Мявкин? В житейском плане?
- К зд-здравомыслящим, - сообщил Мявкин. - Я же так... с-сл-ужу вот... канцелярск...
- А это уже обнадеживает, - искренне порадовался за него поручик. - Ведь что от вас требуется, какой характер я желал бы придать нашему дальнейшему общению? Один интеллигентный человек подробно и вежливо отвечает на вопросы другого интеллигентного человека - и только лишь. Начнем, пожалуй?
И Мявкина понесло, как испугавшуюся авто извозчичью сивку. Он перечислил всех своих сослуживцев с подробной характеристикой таковых, рассказал об очередном заседании бюро, осветил последние решения, указания и уточнения. Подробности, номера телефонов, содержимое красных папок, сплетни и собственные наблюдения сыпались из него, как предвыборные обещания из кандидатов - и импортных, и отечественных. Поручик усердно скрипел перышком "рондо", не пренебрегая никакими мелочами и частностями. Казак знай себе похлопывал Мявкина по плечу, напутствуя:
- Испражняйся, сукин сын, до донышка...
Дальнейшее происходило как бы во сне и как бы помимо Мявкина: расписка о сотрудничестве, скрепленная его знаменитой витиеватой подписью, новоприсвоенный, как деликатно пояснил поручик, "рабочий псевдоним" Тенор, засунутые в карман зеленые царские трешницы, большие, размером почти с тетрадный лист, орлом украшенные.
- Теперь подумаем, что же нам с вами делать далее, - заключил поручик. - К эсдекам внедрять? - Он с сомнением покрутил головой. - Довольно быстро пристукнут, сдается мне. Для эсеров вы тоже... того-с... Они не дураки, мигом раскусят. К анархистам сможете?
- Точно так! - рявкнул - откуда что взялось! - Мявкин и даже каблуками друг о дружку пристукнул.
- Вот и прекрасно. Итак, господин Тенор...
И тут все закрутилось назад - световые и звуковые эффекты, мерзкие ощущения внутри организма... Вновь Мявкин оказался в родном, светлом, сияющем времени, пятью звездами, как лучший коньяк, осененном. И тут же рысцой дернул в родимое здание. Правда, поплакал потом от счастья в туалете, на финском унитазе сидючи, - не каменный наш Мявкин, в самом-то деле.
...Шум был изрядный. Не из-за Мявкина, а из-за феномена. Нагрянула орава столичных и прочих физиков, репортеров понаехало, иностранцы встречались чаще, чем за границей, город негаданно угодил в программы "Время" и "Ай-ти-ви", в журналы "Нейчур", "Вокруг света", "Нэйшнл Джиогрэфик" и множество других изданий. Было компетентно установлено, что метеорит состоял то ли из рассеянных антимезонов, то ли из конденсированного нейтрино и во взаимодействии с грозовыми тучами, земным электромагнетизмом и вредными выбросами местного завода азотно-белковых удобрений вызвал, как объяснил по телевизору профессор Капица, "локальное кратковременное пересечение различных временных пластов".
Прорвавшегося в современность золотоордынского нойона Елдигей-Гуль-багатура силами местных пожарных отловили и впоследствии переучивали на лектора общества "Знание". Слесарь Патрикеев, ссыпавшийся из решающего года определяющей пятилетки аж во времена Кия, Щека и Хорива, вернулся невредимый, хотя и пьянехонький вдребезину. Еще несколько граждан, провалившихся в разные эпохи, вернулись в состоянии разной степени потрепанности, но живые. Единственной невосполненной утратой стал начальник милиции капитан Клептоманов - он затерялся в глубине веков, оставив записку, что подался к гулящим людям на Дон. Да еще Бог знает из какого времени занесло и не унесло назад стоптанный лапоть, который впоследствии писатель Пикуль печатно объявил тем самым лаптем, которым хлебал кислые щи герцог Бирон в ссылке.
Точности ради следует упомянуть, что вскоре в группу научного расследования примчался заведующий горпромторгом Моисей Маркович Трубецкой и приволок ведро, до половины наполненное царскими империалами и драгоценностями, - по его словам, посудину эту со всем содержимым занесло к нему в квартиру неведомо из какого исторического отрезка. Из Грановитой палаты, должно быть. Ученые находку оприходовали - не без возражений со стороны городского ОБХСС, которого смущало несоответствие возрастов ведра и Грановитой палаты...
Ромуальд же Петрович Мявкин остался в стороне от всей этой шумихи - царские трешницы он тут же порвал и спустил в финский унитаз, а большая часть архива охранного отделения, как известно, сгорела при наступлении кратковременной февральской буржуазной демократии. Первое время, признаться, Мявкину было не по себе при прохождении по улицам - боялся, что вынырнет вдруг из переулка гороховое пальто или казачина с плетюганом, а то и самый страшный - остроглазый поручик Крестовский. Но постепенно страхи рассосались - все исследования относительно феномена Мявкин штудировал внимательнейше и сделал выводы. С нейтрино и земным электромагнетизмом он совладать, понятно, не мог, но за выбросы фабрики удобрений взялся с изумившей всех энергией и добился полного их прекращения, за что был отмечен и рекомендован в замзавотделы. Да и вообще, как сказал профессор Капица, согласно теории вероятности подобные феномены с мешаниной времен случаются раз в миллион лет. А то и реже.
Спокойнее все же на душе с теорией вероятности, хоть и не наш, не отечественный ум ее выдумал. И только ночами на унитазе Мявкин мысленно ругает того салажонка без единой звездочки, что заварил такую кутерьму, когда все было так уютно и покойно. Хотя и теперь отсидеться можно, если умело шебаршиться.
Братцы, неужто отсидится, сволочь?
Александр Бушков. Курьез на фоне феномена