Бушков Александр. Четвертый тост





Памяти Павла Судоплатова волкодава Великой Эпохи, а равно - всем, безымянным при жизни, посвящается

Опасность - дело, во всяком случае, не мгновенное, как кажется многим, ее нельзя сразу проглотить, а придется принимать понемногу, разбавленную временем, подобно испорченной лекарственной микстуре.
К. фон КЛАУЗЕВИЦ. "О ВОЙНЕ"

Вообще, мы живем в век, когда нельзя ничему удивляться и когда нужно быть готовым ко всему, исключая добра.
Великий князь КОНСТАНТИН.
(Из письма брату Николаю от 7 мая 1826г.)

...Вообще-то, со всеми это происходит примерно одинаково. Если подумать, незатейливо. Человек без особых достижений и провалов тянет свою офицерскую лямку... стоп, стоп, офицером быть вовсе не обязательно, достаточно прапорщиком. Главное, состоять в рядах, уж это непременно, в рядах, потому что из штатских в спецназ ФСБ не попадают. Итак, достаточно служить в рядах.
Остальное произойдет независимо от служивого, который и понятия не имеет, что к нему давненько уже присматриваются, то мысленно похлопав в ладоши, то мысленно поморщившись (и то, и другое - без особых эмоций, мимолетно); что твою ничего не подозревающую персону, твою неповторимую якобы личность давненько уже изучают вдумчиво и серьезно посредством придуманных не вчера засекреченных методик.
Правда, это ни о чем еще не говорит. Совершенно ни о чем. Продолжения может и не оказаться... Иногда решают в конце концов, что - нет, не подходит сей индивидуум. И все кончается, не начавшись. Причем объект разработки так и не узнает, что когда-то являлся таковым.
Ибо, как пели давно тому симпатичные германские привидения, важнее всего результат. Важнее всего результат, чики-чики, чики-чик... А в данном случае результат был ноль. Или нуль, кому как больше нравится. К чему при этом раскладе зря напрягать человека? Ведь как строевой офицер он неплох и на своем месте, к чему ж ему знать, что кое для чего он оказался неподходящим? То-то и оно.
А если решено, то судьба нагрянет в гости в облике неприметного, несуетливого, выражаясь старым армейским термином, покупателя. И он сделает предложение. От которого, кстати, можно и отказаться. Бога ради, никто не неволит, дело житейское. Но если человек соглашается...
То попадает в другой мир. Где его научат многому, способному ужаснуть прекраснодушных пацифистов, мечтающих, чтобы никто никого не обижал, и волк возлег рядом с ягненком. Вот только серый, паскуда, ни за что не желает мирно возлегать, а пацифистов, вот загвоздочка, кто-то постоянно должен охранять от кучи паскудных сложностей, коими полна жизнь на грешной земле...
Короче, научат. На совесть. И сажать дельтаплан на крышу атомной станции, и эффективно превращать живого человека в труп, и ставить мины, и извлекать мины. И много чему еще. Впрочем, до финиша доходят не все, кто-то отсеется, и вовсе не потому, что труслив или нерасторопен. В спецназе свои нюансы. Тут нужен не Рэмбо, не супермен, героически скрипящий бицепсом под градом пуль и тупо идущий на рожон. Это-то как раз и не приветствуется переть на рожон, не уметь бояться. Вот именно, бояться тоже нужно уметь, а ежели не умеешь - на все четыре стороны...
И если человек все же достиг финиша, он переходит в другое качество, в иную плоскость жизни. Теперь если говорят о спецназе - говорят и о нем, Слово красивое, понятие загадочное, заманчивое, романтическое Для непосвященных Посвященным-то прекрасно известно, что на самом деле все до обидного грубо и просто. Жизнь вообще простая и грубая штука И когда звучит команда "спецназ, пошел!", на деле это означает лишь, что у человека в погонах есть одна-единственная веселенькая привилегия: первым обрушиться в пекло. Да вдобавок желательно, чтобы он из этого пекла вернулся, мало того, приказ обычно предписывает приволочь с собой связанного черта, а лучше двух.
Всего делов...

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

ДЖИНН БЕЗ БУТЫЛКИ

Глава 1

Я ИДУ ПО КОВРУ...

...Высокий парень в белой ветровке куда-то запропастился, но взамен за ним топали целых двое, один белесый, с очень светлыми ресницами, такой же молодой, как и предыдущий хвост, второй - гораздо старше и одет консервативнее, ничего спортивного в облике. Между прочим, и держится гораздо профессиональнее белесый несколько суетлив, а вот его старший напарник, есть такое подозрение, проходил школу еще в ранешние времена, старые, советские. Местный кадр, сука. С распадом Союза в нем неведомо откуда пробудилось национальное самосознание и жуткая нелюбовь к бывшим оккупантам - наслышаны-с...
Но ничего тут не поделаешь, пусть топают по пятам. Ему было нечего скрывать от гостеприимных хозяев, законов здешних он не нарушал и даже намерений таких не питал, а потому, как и подобает честному иностранцу, чья совесть ничем не отягощена, Костя преспокойно шел себе дальше, не особенно и торопясь и уж тем более не подавая вида, что заметил прилипал.
Миновал здание Верховного суда, построенное лет сто назад немецкими баронами для совершенно других целей. То самое здание, где неделю назад впаяли тюремный срок немощному старику, чья вина заключалась лишь в том, что в сорок четвертом он шлепнул парочку местных полицаев, эсэсовских бобиков. Времена, увы, переменились совершенно шизофренически, а потому полицаи обернулись борцами за независимость державы (причем непонятно было, как это, собственно, увязывается с решениями Нюрнбергского процесса, объявившего СС преступной организацией).
Мечтать не вредно и не запрещено, а потому он мимоходом окинул здание профессиональным взглядом и без особого труда представил, что от него останется, если разместить в этом вот тихом широком переулочке батарею "Акаций" и поставить перед ними боевую задачу в виде нескольких залпов прямой наводкой...
Ага, вот она, табличка. Как ему объяснили, улица на здешней мове именовалась Хыйкалу. Интересно было бы приписать вместо "ы" другую гласную, более подходившую к его настроению, да и ко всей этой "державе", в одночасье сляпанной на живую нитку потомками немецких пастухов и золотарей (других-то должностей немцы в старину этому племени не особенно и доверяли). Увы, меж нашими желаниями и возможностями - громадная пропасть...
Небольшая вывеска гласила, что здесь размещается "юбелирус варстатус" вообще-то, здешнее наречие не столь заумно, как кажется, ибо наполовину построено на заимствованиях из немецко-польско-русского. Ничего странного, у них до прошлого века и письменности-то своей не имелось. Одним словом, Шарикас изъясняется вполне понятно: "Тяфс! Тяфс!"
Он вошел. Над головой мелодично звякнул колокольчик. Пожилой владелец невеликого заведения сразу его узнал, по глазам видно, но все равно потребовал квитанцию и вдумчиво ее изучил - хорошо еще, не стал притворяться, будто русского не понимает совершенно. Положив квитанцию перед собой на стеклянный прилавок, воздел глаза к потолку и озабоченно пошевелил губами - держал марку, жулик старый, изображал из себя хозяина солидной мастерской, где серьезных заказов скопилось столько, что не мудрено и забыть недавнего посетителя.
- Ну? - в конце концов спросил Костя, не выдержав затянувшейся паузы.
- Ах да, да... - Пожилой с видом мгновенного озарения полез в стол, извлек небольшой пакетик из плотной, непрозрачной бумаги. - Прошу простить, я не могу держать в голове все заказы... Если не ошибаюсь, господин Тулупов?
- Именно.
- Да, тут написано... Прошу. Исполнено в лучшем виде.
- Точно? - с самым недоверчивым видом спросил Костя.
Он представления не имел, что было в пакете и в чем состояла работа, поскольку выполнял роль простого курьера. А знать чертовски хотелось, полезно для дела. Два дня назад, по дороге сюда, так и подмывало заглянуть в пакет, но он не рискнул: там вполне могла оказаться какая-нибудь хитрушка вроде кусочка фотопленки, неминуемо засветившейся бы при открывании. Или что-то изощреннее. А знать хотелось...
- Между прочим, я занимаюсь своим ремеслом сорок лет, - с обидой, но и с некоторой гордостью заявил хозяин "юбелирус варстатус", а говоря попросту, ювелирной мастерской.
Костя ничего не сказал, но состроил гримасу, при виде которой любой мог бы понять, что его одолевают нешуточные сомнения.
Он добился своего: этот то ли ювелир, то ли "юбелирус" прямо-таки взвился, выхватил у него пакет и живенько развернул:
- Нет уж, извольте убедиться! Есть какие-то сомнения?
На свет божий появился не самый диковинный, но все же неожиданный здесь предмет: красный эмалевый крест с золоченым двуглавым орлом, российский орден "За заслуги перед Отечеством", судя по величине, третьей степени, шейный, и, что характерно, выданный за воинские заслуги, поскольку наличествовали мечи.
Ювелир проворно перевернул его изнанкой:
- Ну-с? Есть претензии?
Откровенно говоря. Костя и не представлял, какие у него могут быть претензии. На оборотной стороне все было, как надлежит: девиз "Польза, честь и слава", дата "1994". И номер. Чем-то смутно знакомый... или нет? Да ведь...
- Я интересуюсь, у вас есть претензии? - не унимался ювелир.
- Да нет, знаете...
- Вот и прекрасно. - Он демонстративно отвернулся, уселся за столик и принялся преувеличенно внимательно вертеть в пальцах какой-то несложный инструмент. Клиенту явно предлагалось считать, что товарно-денежные отношения закончились, что полностью соответствовало истине, ибо деньги давно заплачены, а товар только что получен.
- До свиданья, спасибочки, - вежливо распрощался он, спрятав пакетик во внутренний карман.
- Не за что, - сухо отозвался ювелир, не поворачивая головы. - Захаживайте.
Колокольчик вновь звякнул над головой. Сделав несколько шагов по улице.
Костя невольно покрутил головой. Теперь он знал, что не ошибается. Вот только как это прикажете понимать, если...
- Минуточку!
Он остановился и поднял глаза. Вплотную стояли те двое, парочка хвостов, искусный и не очень. Тот, что моложе, проворным жестом фокусника извлек закатанную в пластик карточку и поводил ею перед глазами:
- Фам исфестно, что это есть?
Капитану Глухову это было прекрасно известно: цветная фотография, две печати, герб, наискось полосочка цветов государственного флага... Не ребус.
Местная охранка. Однако бандюк Толик по кличке Утюг не обязан был знать по причине неразвитого интеллекта, что ему сейчас суют под нос - ксиву местной охранки или членский билет общества любителей нудизма. А потому он, надеясь, что его физиономия выглядит достаточно удивленно и тупо, недружелюбно сказал:
- Я по-вашему, братан, не волоку... Теперь слегка растерялся белесый:
- Чьто?
- Не волоку, - сказал Костя. - Не секу, не врубаюсь.
Кажется, то, что он говорил, лингвистические способности белесого явно превышало. Потому что тот, что постарше, поторопился вмешаться:
- Мы из управления контрразведки. Надеюсь, вам понятно.
- Понятно, братила, чего ж тут непонятного? - сказал Костя. - А ты на старом-то языке хорошо волокешь. Кэгэбэшник, поди, бывший? Интересно, как же ты прошел эту самую... перлюстрацию?
На миг старший дрогнул лицом, даже, такое впечатление, боязливо покосился на молодого напарника, но справился с собой, сухо сказал:
- Вам придется пройти с нами.
- Ас каких таких щей? Ничего вроде бы не нарушал...
- Не састафляйте нас прибегать к применению силы, - сообщил белесый, отвернувшись, сделал скупой жест, и к ним моментально подлетела машина, совершенно штатского вида старенький "опель". - Сопротифление по нашим саконам карается.
Ну что тут поделать? Пришлось лезть в машину следом за тем, что постарше.
Особой тревоги не. было, но на душе, понятное дело, стало неуютно.
- У меня все документы в порядке, - запустил он пробный шар.
- Никто и не сомнефается, господин Тулупов, - глядя перед собой, сообщил белесый.
- А чего тогда произвол лепите?
- Ф чем фы фидите происфол? - пожал плечами белесый и демонстративно отвернулся.
- Ордер на арест где?
- Никто фас не арестофыфает. Фас приглашали на беседу.
И больше он не проронил ни слова. Ехали не так уж долго, минут десять, машина остановилась перед зданием казенного вида. Нет, пожалуй что, не декорация: вывеска соответствующая, у крыльца две полицейские машины, вон и полицаи в форме кучкуются... Именно что полиция, судя по вывеске. Почему же не прямо в контрразведку, любопытно бы знать?
Его провели в боковую дверь, в комнатушку, где за столом сидел усатый хмырь с сержантскими нашивками. Заставили вытряхнуть все из карманов на стол, поверхностно охлопали. Покопавшись в немудреных вещичках, сержант извлек из черного чехла приличных размеров перочинный нож;
- Сачем фам оружие?
- Да какое это оружие? - пожал плечами Костя. - Это ножичек.
- А сачем?
- Колбаски порезать, пиво откупорить...
- Цифилисофанные люди пифо откупор-ри-фают специальным... - он замялся, то ли забыл, как это будет по-русски, то ли сам плохо представлял, как зовется та штука, которой откупоривают пиво "цифилисофанные" люди. - Распишитесь.
- Не буду.
- Поч-чему? Это протокол обыска.
- А кто вас знает, - сказал Костя, не особенно стараясь обострять, но и не стоя навытяжку. - Может, вы там написали, что я хотел вашего президента шлепнуть, я ж по-вашему не читаю. Президента там или вашего министра...
Сержант зло покосился на него, отвел глаза. Пикантность в том, что министра внутренних дел в настоящий момент не имелось вообще - старого вчера сняли из-за скандальчика с педофилией, а нового еще не назначили.
- Как хот-тите, - фыркнул сержант. И рявкнул что-то на местном наречии.
Браво влетевший высоченный полицай в белых ремнях и ярких нашивках что-то приказал Косте. Видя, что консенсус не достигнут, соизволил перейти на русский:
- Пошоль ф кам-мера.
- А как там насчет адвоката?
Полицай многозначительно покачал дубинкой американского образца, с боковой ручкой, соизволил пошутить:
- Адфоката ф настоящий момент у нас не содержится ф кам-мера. Прошу, пошоль.
Замок защелкнулся с неприятным лязгом. Крохотная каморка, едва освещенная тем скудным светом, что проникал в крошечное окошечко под потолком, явно была построена еще в советские времена, как и само здание. Ментовки переезжать не любят, тяжелы на подъем, так что нынешние хозяева всего лишь поменяли вывеску на бывшем райотделе, но вопреки своей декларируемой цивилизованности ничуть не озаботились навести тут глянец. Нары, несомненно, сработаны еще при старом режиме и с тех пор вряд ли ремонтировались.
Стояла тишина, неприятно вязнувшая в ушах. Часы, естественно, сняли, но он мог примерно определить, что торчит тут уже часа два. Паршивая ситуация, но считать ее особо скверной пока что нет оснований: ничего непоправимого не произошло. Если рассчитывают, что привели этой кутузкой в состояние должной моральной запуганности, то глубоко ошибаются: во-первых, Утюг видывал виды, а во-вторых, и тот, настоящий, сиживал-с. Было дело, отведали губы.
Почему-то в первую очередь вспомнилось, как он сидел в историческом девяносто первом году, во Вьетнаме. Угораздило его тогда, стоя в карауле, подстрелить до смерти вьетнамца, припершегося ночью на аэродром спереть что-нибудь, что можно использовать в домашнем хозяйстве. Все бы и ничего, святой долг часового, да на беду накануне вышел известный приказ, который остряки озаглавили "О запрете отстрела местного населения". Вот и пришлось сидеть.
Эт-то был цирк... В один прекрасный день главный губарь выстроил всех на плацу и назвав, как положено, "гражданами административно осужденными", сообщил, что в Союзе переворот, Горбачева, слава богу, расстреляли, все гайки, несомненно, будут закручены, как надлежит, а потому все обязаны сидеть тише воды и ниже травы. Вот только через трое суток тот же губарь, бледный и дерганый, собрал всех на плацу вновь и, пытаясь выглядеть радостным, рявкнул:
- Господа административно осужденные! В Союзе победила демократия, президент Горбачев исполняет обязанности, ура!
И выпустил всех на радостях, явно опасаясь, как бы ему не припомнили потом прошлую речь, не просигнализировали как о стороннике ГКЧП, коих тогда выискивали с остервенением цепных бульдогов...
- Господин Тулупов!
Он поднял голову - в дверях маячил давешний полицай.
- Что, отпускаете?
- Не фсе срасу, - сухо сообщил тот. - С фами будут беседофать.
На сей раз его привели в чистенький кабинетик на третьем этаже, где за столом восседал неприметный человек непонятного возраста в сером костюмчике, а над головой у него светлый квадратик недвусмысленно обозначал место, где еще пару дней назад висел портрет министра внутренних дел. Ну да, портретик президента висит, президент от педофильского скандала отмотался, а пустое место, более светлое, чем остальные обои, как раз симметрично лику главы этой кукольной республики...
- Садитесь, господин Тулупов, - произнес он по-русски довольно чисто. - Я - полковник Тыннис, из контрразведки.
- Ас какой стати?
- Простите? Ах да... - непринужденно улыбнулся полковник. - Для вас, я так понимаю, контрразведка - понятие совершенно даже непривычное и экзотическое? Вы обычно с другими службами общаетесь, правда, Анатолий Степанович?
- Что-то я не понял ваших намеков, - глянув исподлобья, сказал Костя. - Закурить дайте. У меня все отобрали.
- О, пожалуйста... А что, разве мои намеки недостаточно прозрачны?
- Гнилые у вас какие-то намеки, - сказал Костя, с удовольствием выпустив дым. Черт его знает, полковник он или нет, но уж, безусловно, не унтер, сигареты у него хорошие, сержант вон смолил какую-то местную дрянь с непроизносимым названием...
- Разве?
- Слушайте, объясните, в конце концов, что вы тут крутите, - сказал Костя сердито. - Арестовали посреди улицы на глазах у всего честного народа ни с того ни с сего, отобрали все, в камере держите, да еще намеки какие-то гнилые делаете... И вообще, требую адвоката. Вы тут все твердите, что страна у вас чуть ли не самая цивилизованная в Европе, а произвол гоните почище, чем красные...
- Помилуйте, в чем вы видите произвол? - пожал плечами полковник с самым невозмутимым видом. - Вас попросту пригласили для беседы.
- А в подвале зачем держали?
- Приношу официальные извинения. - Полковник с видом глубокой удрученности развел руками. - Мне пришлось задержаться, а нижние чины, не проинструктированные должным образом, вместо комнаты ожидания сунули вас в камеру. Печальное недоразумение, согласен.
- А эти ваши намеки на какие-то службы? Я ни с какими службами не связан, я человек мирный...
- Помилуйте, кто же говорит, что вы... - Он явно не придумал, как закончить фразу, и потому сделал неопределенный жест обеими руками. - И чем же изволите заниматься, господин Тулупов?
- Менеджер, - сказал Костя. - Санкт-Петербург, акционерное общество "Якорь".
- Великолепно, - сказал полковник Тыннис, подумав. - Какое емкое и исчерпывающее слово - "менеджер", вроде бы ничего не объясняет и в то же время как бы должно объяснять все... Менеджер - и все тут. Интересно, в чем же заключаются ваши обязанности?
- А это - коммерческая тайна. Бизнес, понимаете ли.
- Понимаю, - сказал полковник с непроницаемым видом. - И у нас, стало быть, вы тоже решаете чисто деловые проблемы?
- А как же еще?
- Какие? Или это - снова секрет?
- Коммерческая тайна, - поправил Костя. - Это у вас, шпионов...
- Здесь, простите, контрразведка...
- А какая разница? Это у вас секреты, а у нас - коммерческая тайна. Если вам так интересно, позвоните в представительство Ичкерийской республики и спросите господина Скляра.
Он лицо компетентное и облеченное, так сказать. А я здесь на подхвате.
Как простой менеджер.
- В представительство... - задумчиво повторил Тыннис.
- Вот именно. Или вы его представительством не считаете? Вы, часом, не сторонничек российского империализма?
- Ого! поднял брови полковник. - Как вы ловко политику сюда приплетаете, господин Тулупов, любо-дорого послушать... Как вы мне шьете глухоту к священной борьбе чеченского народа...
- Ничего я вам не шью.
- Да? А похоже. Итак... Вы, стало быть, тоже имеете отношение к той самой священной борьбе?
- Да что вы ко мне прицепились? - в сердцах спросил Костя. - Я же вам говорю: я - простой менеджер. Босс здесь ведет дела с представительством, а мое дело - на подхвате...
- Говоря "босс", вы, конечно, подразумеваете господина Каюма Вахидова?
- А кого же еще?
- И какие же у вашего босса дела с представительством?
- Вот у него и спросите.
- Ах да, я и забыл, вновь всплывает коммерческая тайна... Святая вещь, конечно... А что вы скажете, господин Тулупов, если я сообщу, что у меня несколько... иные сведения о вашей персоне?
- То есть?
- В том, что вы - Анатолий Степанович Тулупов, я, в общем, пока не сомневаюсь. Как и в том, что визу в нашу страну вы получили совершенно легально. - Он поднял со стола загранпаспорт и тут же небрежно положил назад. - Но есть на ваш счет, надо вам сказать, прелюбопытная информация... Очень похоже, что вы не менеджер, а, выражаясь казенным языком, член организованной преступной группировки по кличке, простите, Утюг... А?
- Чепуху какую-то мелете.
- Да? Вы полагаете? - Он заглянул в лежавшую перед ним бумагу. - Вы так полагаете, господин Утюг? Тут о вас написано немало интересного. Братва с Васильевского острова, "крыши", понимаете ли, контрабанда и прочие шалости, отчего-то преследуемые российскими законами, - впрочем, как и нашими, спешу уточнить, как и нашими... И спутник ваш, я имею в виду господина Попова, по тем же сведениям, носящий по ту сторону границы прозвище Облом, занимается столь же увлекательным и доходным, да вот беда, насквозь противозаконным делом, и насчет господина Вахидова у нас собрано немало интересного материала... Что скажете?
- Что глупости все это, - сказал Костя. - Клички, братва, да вдобавок контрабанду приплели... Мы - честные бизнесмены. А если кто-то у вас тут с российскими спецслужбами снюхался и...
- Ах, вот какова у вас будет линия защиты?
- А чем плохо? - усмехнулся Костя. - Когда честных бизнесменов ни за что ни про что волокут в кутузку из-за их контактов с ичкерийским представительством тут поневоле всякая гадость в голову лезет... Мы тут у вас что-нибудь нарушили?
- Да вроде нет...
- Тогда в чем заморочки?
- Ну хорошо, господин Тулупов, - сказал полковник. - Давайте будем откровенны. Священная борьба ичкерийского народа за свою независимость, честный бизнес все это, конечно, прекрасно. Но вы, не забывайте, находитесь в независимом государстве. В одной из его спецслужб. Мы обязаны знать, что происходит на нашей территории, чем тут занимаются иностранцы. Вы согласны, что это вполне естественное желание?
- Ну, вообще-то...
- При чем здесь "вообще-то"? жестко бросил полковник. - И при чем здесь "ну"? Знать - необходимо, - отчеканил он. - Священная там у вас борьба или не особенно... Не суть важно. Мы должны располагать информацией.
- А я здесь при чем?
- Дурочку не валяйте, - сказал с усмешечкой полковник. - С вашим-то богатым жизненным опытом...
- Что, стучать предлагаете?
- Бог ты мой, к чему употреблять столь пошлые и неуместные среди солидных людей термины? - деланно изумился полковник. - Речь идет всего-навсего о легком сотрудничестве. В итоге не столь уж и обременительном. Информация, и не более того. Мы со своей стороны сумеем оказаться благодарными. Вряд ли у вас здесь нет проблем, которые с нашей помощью могли бы великолепно разрешиться...
- Э, нет, - ухмыльнулся Костя. - Не пойдет, герр оберст. Сегодня этаким вот образом разрешишь проблемы, а завтра из вашего независимого моря еще один неопознанный трупец выловят...
- Я могу гарантировать...
- Да бросьте. Не было среди Тулуповых стукачей и не будет. Зачем мне нарушать хорошую семейную традицию? Чтобы деды и прадеды в гробу перевернулись?
- Чего в данном случае больше - клановой верности или примитивного страха?
- Вопрос, конечно, философский...
- Я ведь могу и рассердиться, - пообещал полковник Тыннис, и в самом деле не лучившийся сейчас добротой как ко всему человечеству, так и к отдельным его представителям. - Мы можем связаться с вашими правоохранительными органами...
- Ага. И что вы мне предъявите? Детство какое-то, господин полковник.
Напугали ежа голой попою...
- Значит, ваших вы не боитесь, я так понимаю? - спросил полковник, старательно пытаясь держать себя в руках. - А как насчет наших? Спецслужбы, знаете ли, мало напоминают институт благородных девиц. Представляете, у нас в штате вовсе нет уполномоченного по правам человека. Какое варварство, а?
Милейший господин Тулупов, вы ведь можете попросту исчезнуть. Взять и исчезнуть. Собственно говоря, вы уже исчезли несколько часов назад. Смею вас заверить: люди, которые вас сюда... пригласили, умеют держать язык за зубами.
Обойдется без всяких адвокатов, журналистов и запросов в парламенте. Мне отчего-то кажется, что ваше правительство, а особенно определенные государственные службы, не станут, как это говорится... рыть землю рогами. Какое им горе от того, что еще один русский браток где-то ухитрился сгинуть? Какая им печаль?
Наоборот, одной заботой меньше. Никто не знает, что вы у нас, никто и не узнает...
- Вы полагаете? Ну, вы оптимист... - Костя преспокойно забрал из пачки полковника очередную сигарету и намеренно выпустил дым собеседнику в лицо, насколько удалось. - А вы уверены, что у меня нету подстраховки? В бизнесе, - подчеркнул он голосом последнее слово, - в серьезном бизнесе всякие меры предосторожности бывают...
- Блефуете?
- Милый, - проникновенно сказал Костя, - да мы в России такие университеты прошли, что видали твою контрразведку на известном предмете, который на банан ужасно похож...
- Не забывайтесь! - Полковник, такое впечатление, взвился в натуральной ярости, ненаигранно. - Пока что вы у меня в руках...
Пора было кончать эту затянувшуюся бодягу. Неторопливо наклонившись через стол к полковнику, Костя сказал веско, с расстановкой:
- Как бы у тебя собственные яйца в руках не оказались... Слушай сюда, полковник. Мы сюда приехали не мелочь по карманам тырить. Мы тут делаем серьезные дела с серьезными людьми. И у нас, чтоб ты знал, так просто люди не пропадают. Не разработали меры предосторожности, тебя ждали, такого умного, а до тебя в песочнице играли... Знаешь, что будет потом? Непременно найдется твой же собственный генерал или министр, который тебя в этом же кабинете поставит раком и поимеет по полной программе. И пойдешь ты сортиры мыть - это при самом лучшем раскладе. А при худшем - кишки на забор намотают. И не дай бог, ежели ты человек семейный, с бабой и детушками, им тоже несладко придется. И не надо на меня сверкать глазками. Коли уж предложил такие игры, должен и свои карты знать... Короче. В стукачи я к тебе не пойду. Пришить ты мне ничего не можешь.
Перед тем, как сюда ехать, мне ваши кодексы бегло изложили - у нас, сам понимаешь, имеются хорошие консультанты по разным вопросам... В общем, или предъяви мне протокол задержания с четкой мотивацией да не забудь переводчика, чтобы перетолмачил мне его с вашего, - и начнем толковать исключительно в присутствии адвоката, как мне по вашей конституции и положено. Или пожмем друг другу грабки - и разбегаемся. Пугать вздумал, декадент... Ну?
Полковник смотрел на него ненавидяще, но порывы гнева сдерживал профессионально. "Нельзя было иначе, - подумал Костя, вместо очередной сигареты подгребая к себе всю пачку. - Даже если это не проверка по просьбе Джинна или Скляра. Даже если он был вполне искренен и их спецура в самом деле страстно желает присмотреть за шебутными иностранцами, как приличной спецуре и положено.
Я иду по ковру, ты идешь, пока врешь, мы идем, пока врем... Другой линии поведения попросту нет.
Риск, конечно, но если этот лощеный хмырь пашет на Джинна, и вовсе завалишь дело..."
- Рискуете... - процедил полковник, сверля его неприязненным взглядом.
- Такова се ля ви, - сказал Костя нормальным тоном, без особого вызова. - Поймите вы одно, герр оберст: мы уже битые-перебитые, и огонь, и воду прошли, не говоря уж о медных трубах. Других не берут в космонавты, как когда-то пелось... Так до чего мы с вами договорились?

Глава 2

БОРЦЫ ЗА СВОБОДУ

Полковник Тыннис смотрел сквозь него с непонятным выражением. Глаза у него были прозрачные, холодные и словно бы даже мечтательные.
- А интересно было бы с вами поработать по полной программе, - сказал он задумчиво. - Как следует...
- А смысл? - спросил Костя почти миролюбиво. - Газеты шум вмиг подымут, кто-нибудь настырный станет выяснять, что вы делали до девяносто первого года... не с неба ж вы упали?
- Я не о том. Несгибаемых нет, знаете ли.
- Вот тут я с вами совершенно согласен... Тихо отворилась дверь, и вошел подтянутый полицай во всем блеске нашивок и ремней, что-то стал говорить полковнику, пару раз при этом кивнув на Костю. Тот добросовестно вслушивался, но понять, конечно, ничего не смог.
Выслушав, полковник отослал верзилу барственным кивком, досадливо пожал плечами:
- Жаль, не получилось у нас задушевной беседы. Там, внизу, целая делегация, поминают уголовный кодекс и конституцию, в точности как вы давеча, требуют освободить верного сподвижника героических борцов за свободу...
- Ну так и освобождайте, - сказал Костя. Он готов был поклясться, что разукрашенный полицай появился в кабинете отнюдь не просто так, не по собственному побуждению, - аккурат секунды за три-четыре до его явления на сцене правая рука полковника, полускрытая столешницей, сделала едва заметное движение. Будто кнопку под столом нажимала. Вообще-то, бездарный по замыслу и исполнению спектакль: уж настоящий питерский бандюк вел бы себя еще нахальнее с каким-то чухонским мусором, на что же полковник, собственно говоря, рассчитывал?
Полковник снизошел до нормального человеческого тона, он даже встал:
- Господин Тулупов, приношу свои извинения по поводу этого неприятного инцидента. Недоразумение было вызвано недостаточно проверенной оперативной информацией, поступившей из ненадежного, как выяснилось, источника.
- Говоря по-простому, настучала на меня какая-то паскуда?
- Возможно, вы несколько вульгаризируете ситуацию, но в общем и целом...Полковник казенно улыбнулся:
- Еще раз приношу вам извинения, вы, разумеется, вправе подать жалобу в соответствии с существующими...
- Да ладно, перетопчемся, - махнул рукой Костя, непринужденно кладя себе в карман полковничьи сигареты так, из мелкой вредности.
Полковник проводил свой табачок печальным взглядом, но ничего не сказал, сопутствуя до двери. Они спустились вниз, где тот же усатый хмырь в сержантском чине вывалил на стол все отобранное. Из принципа Костя так педантично осматривал свои немудреные вещички, заводя глаза к потолку и шевеля губами, словно прикидывая откровенно, чего же не хватает, что сержант не выдержал, поторопился заверить:
- У нас нишефо не пропадает.
- Ну, поверим, поверим... - задумчиво сказал Костя, особенно тщательно пряча в карман конвертик с орденом.
Сделал ручкой полковнику и браво направился к выходу, нарочно задев плечом спешившего куда-то полицая - и довольно чувствительно, так что тот охнул за спиной, прошипел:
- Са куррат... Руса шорта... Остановившись и обернувшись, Костя произнес самым светским тоном:
- Ах, простите, кажется, я был несколько неуклюж...
Запаренно покосившись на него, полицай безнадежно махнул рукой и побежал дальше, а Костя, посвистывая, спустился по ступенькам.
Там его дожидался форменный комитет по встрече: белый БМВ Скляра, черный "ровер" Каюма. Скляр со своим бесстрастным вислоусым водителем (явно стремившемся подражать в этом плане Тарасу Бульбе), Каюм с Серегой и еще какая-то неизвестная, но весьма симпатичная блондиночка в тесных джинсиках и синей майке с огромными алыми буквами: "GEROICAS CHECENAS WOLIS" (что, как нетрудно догадаться, означало "Свободу героической Чечне!"). На чеченку она походила примерно так же, как Костя - на дирижера симфонического оркестра. "Еще одна активистка, - вяло констатировал он, - боксерша по переписке, мать ее за ногу..."
Именно блондиночка резво вырвалась вперед, ухватила его за руку:
- Господин Тулупов, извините, бога ради, за этот печальный инцидент. Наша организация непременно разберется, что это - головотяпство или рука Москвы...
Глаза у нее были красивенькие и глупенькие.
- Да ладно, - великодушно отмахнулся Костя. - Забыли уже. Извините, мы тут парой словечек перемолвимся...
Он взял Скляра повыше локтя и отвел в сторону. Тот спокойно шел высокий такой мужик, поджарый, несуетливый, чем-то неуловимо похожий то ли на мало пьющего комбайнера, то ли на справного механика какой-нибудь автоколонны.
Пролетарий от сохи, одним словом, по первому впечатлению - обстоятельный и мастеровитый работяга, мечта одиноких бабенок средних лет...
Если только не заглядывать в засекреченные досье, где рисуется несколько иной облик бывшего десантного капитана бывшей непобедимой и легендарной, после распада Союза очень уж быстро проникшегося "жовто-блакитными" идеями в их самом крайнем выражении, претворявшимися некогда в жизнь Бандерой и Коновальцем. И закрутилось. Бывший капитан отчего-то особенно прикипел душою к дудаевским орлам, а потому засвечивался то в Абхазии, то на нелегальной переброске стволов из третьих стран, в прошлую чеченскую кампанию был почти что в руках, но ухитрился выскользнуть.
А впрочем, критически рассуждая, одиноких дамочек вряд ли остановило бы и досье. Им-то какое дело до того бедолаги, которого молодчики Скляра располовинили бензопилой в Абхазии, до прочих трупов, оставленных экс-капитаном с той самой обстоятельной мастеровитостью? Женская душа - потемки...
- Ну? - спокойно сказал Скляр.
- Баранки гну. Ты во что меня втравил?
- Я? - Скляр невозмутимо поднял бровь.
- А кто же еще? Эти тихари меня подловили аккурат на выходе из ювелирки.
Куда я, между прочим, по твоей просьбе ходил. Сделал одолжение, надо же...
- Брось. Обошлось же.
- Обошлось? - Костя подпустил в голос блатной истерики. - А ты знаешь, что их чухонский полковник мне лепил? И питерскую братву припомнил, и погоняло настоящее назвал, и много чего еще... Не люблю я такие совпадения...
- Пакет при тебе? - так же спокойно спросил Скляр.
- Нет, пропил! - огрызнулся Костя, сунул руку в карман и на ощупь высвободил орден из мятой бумаги. Так и подал, без пакетика. - Держи свою цацку...
- Тебе кто разрешал разворачивать? - тихо, недобро спросил Скляр тоном, совершенно не годившимся в разговоре с бравым питерским братком.
- А я и не разворачивал. Нужны мне твои побрякушки... Это тот старый ежик, ювелир, совал мне под нос и хвастался, как он все чисто сделал. А я глазами хлопал, я ж понятия не имею, что он там должен был делать... Что, вот кстати?
- Не твое дело. - Скляр проворно сунул орден во внутренний карман куртки. - Забыли. Понятно?
- У меня к тебе ма-ахонькая просьбочка, - сказал Костя вовсе уж недружелюбно. - Ты ко мне больше с просьбами не лезь. Усек, усатый? Тебе делаешь одолжение, как человеку, а ты потом цедишь через губу, словно лишнюю шестерку нашел. Да у меня в Питере такие, как ты, за моими блядями "тампаксы" выметают...
Он добросовестно выполнял инструкции Каюма: поссориться со Скляром по любому удобному поводу, зацепиться за все, что только возможно, вынести конфликт на люди (имелся в виду, конечно, здешний сплоченный коллектив). Увы, повода никак не подворачивалось - зато теперь какой роскошный появился...
- Что-о?
- Ты глазами-то не сверкай, не сверкай, - сказал Костя, всем своим тоном выражая презрение к собеседнику. Благо по легенде он, ясное дело, представления не имел, кто такой Скляр и сколько на нем жмуриков. - У меня в Питере, говорю, такие, как ты, сосали да причмокивали...
Краем глаза он зорко следил за верхними конечностями Скляра и легко перехватил правую, едва она рванулась к физиономии. Чуть вывернув кисть приемчиком, которого Скляр определенно не знал, с тем же хамским напором прошипел:
- Костями не махай, чмо, а то поломаю, как сухую макаронину. Сидишь тут, чухонкам попки гладишь, пока путевые ребята для тебя рискуют...
Он видел, что Скляра проняло всерьез. Как многие, прошедшие и Крым, и Рым, Скляр никак не мог похвастать крепкими нервами и заводился с полоборота. Костя с удовольствием наблюдал, как "пан сотник" на глазах бледнеет от ярости.
- Это ты-то рискуешь? - сквозь зубы, все же пытаясь держать себя в руках, шепотом сказал Скляр. - Чем рискуешь, бандюга? Триппер поймать? Попался б ты мне в Абхазии, собственные яйца сжевал бы без соли и перца...
- Ну, я б тебя в Питере тоже не чаем с какавой поил бы... Ты мне зубы не заговаривай своей Абхазией, скажи лучше, как вышло, что аккурат после твоего порученьица меня заграбастала здешняя Чека и откуда они обо мне столько знали?
У нас тут все схвачено. Пока работали сами, не было ни хлопот, ни печалей, а как только с тобой связались...
Он давно уже взял на полтона ниже, чтобы не перегнуть палку и не доводить до драки в общественном месте, - к ним и так уже опасливо приглядывались чистенькие, чинные прохожие, а на углу к тому же маячил полицай.
- Тебя же отпустили?
- Ну, отпустили. А откуда они обо мне столько знают?
- Уймись, дурак, - сказал Скляр, чьи мысли, похоже, двигались в том же направлении. Он тоже покосился на прохожих и полицая. - Мне, наоборот, нужно было, чтобы ты принес эту штуку, - он легонько похлопал себя по карману, - без всяких инцидентов...
- Темнишь ты что-то, хохляндия, - сказал Костя с таким видом, словно уже остыл и помаленьку отрабатывал назад. - Тоже мне, важное дело - орденок. В Питере и не такими на каждом углу торгуют...
- А за "хохляндию"...
- А за "бандюгу"? Ты что, дядя, прокурор? Ты ко мне статью прикладывал?
Или доказательства имеешь?
- Ладно, замяли, - отмахнулся Скляр.
- Замяли-то замяли, но с Джинном я своими соображениями нынче и поделюсь.
- Это какими, интересно?
- Да всякими, - сказал Костя многозначительно.
- Полная твоя воля, не смею препятствовать.
"Порядок, - подумал Костя. - Как писали в старинных романах, граф и маркиз расстались врагами, пылая благородным гневом..."
Скляр хотел еще что-то сказать, но в кармане у него залился пронзительными трелями мобильник, и он, досадливо отмахнувшись, отвернулся, отошел подальше, на ходу прикладывая телефон к уху.
Костя проводил его острым, быстрым взглядом. "Пан" Скляр вряд ли подозревал, что не так уж и далеко, по ту сторону границы, работала хитрая аппаратура, державшая под круглосуточным надзором в числе других и этот самый мобильничек. Электромагнитные поля не признают границ и суверенитетов, не делая исключения и для этой малость шизанувшейся на своем суверенитете и национальном самосознании кукольной республики. Километрах в пятидесяти отсюда уже писали разговор, а может, и вычислили к этому времени Склярова собеседника, звони он хоть из Антарктиды. За здешнюю компанию взялись всерьез, а это сулило компании массу сюрпризов...
Насвистывая, он вернулся к машинам, мимоходом подмигнул очаровательной белокурой активистке, запрыгнул в "ровер". Каюм рванул с места в хорошем стиле боевика - с визгом покрышек. Полицай в белых ремнях бдительно погрозил ему пальчиком.
- Везет операм, - сказал Костя. - Машинку ему подобрали нехилую, золотишком увешали. А мы, грешные, как пешком улицы полировали, так и полируем...
- Положение обязывает, - щурясь, сказал Каюм. - Я мало того, что авторитет, еще и лицо, так сказать, идейно приближенное. Молодой, растущий кадр, ваххабит казанский. А вы двое - бандюки, через границу оружие прете, пехота...
- Вот я и говорю...
На очень короткое время, в несущейся машине, эти трое могли быть самими собой - оперативником ФСБ, коего долго и старательно вводили в окружение Джинна, и его охраной, его прикрытием из широко известного в узких кругах отряда "Вымпел". Надо отметить, что бывают ситуации и потруднее: когда спецназовцы не знают, кого именно они прикрывают, - под наблюдение взяты несколько объектов, и точка, можно гадать до скончания века, кого именно нужно беречь, а с кем, поступи вдруг приказ, сделать все наоборот. Иногда вплоть до конкретного распоряжения начальства так и не угадаешь, кто есть кто. Здесь, слава богу, без всяких недомолвок - трое в одном флаконе, что твои мушкетеры...
- Как там было?
- Интересные дела, - сказал Костя. - Этот полковничек - если он и вправду полковничек, а не, скажем, унтер...
- Вправду.
- Ну? Так вот, он мне старательно выложил мою же собственную легенду.
Краткая биография братка Утюга. К сотрудничеству склонял, к противоестественным сношениям типа стукачества. Они, мол, хозяева гостеприимные, борьбе чеченского народа за полную незалежность вполне сочувствуют, но для порядка желали бы знать, чем борцы дышат и что у них за закрытыми дверями происходит...
- Вообще-то, вполне естественное побуждение любой спецуры.
- А кто спорит? пожал плечами Костя. - Но откуда он так быстро вытащил мою "подлинную харю", то бишь Утюга? Есть у них агентурка на Руси, кто ж спорит, но не смогли бы так быстро прокачать данные, влезть в систему... И потом. Какое тут запугивание, какая перевербовка? Если он профессионал - а на то смахивает, - должен же был понимать, что крутой мэн из криминала не потечет в момент, едва ему расскажут, кто он такой есть и какую кличку носит. А он...
- Слушай, Костик из будущего, - сказал Каюм. - Вот тебе очень простая инструкция. Отныне и впредь не забивай себе голову этим инцидентом. Абсолютно не забивай. Понятно?
- Понятно, - сказал Костя дисциплинированно.
Разумеется, ни черта тут не понятно. Кроме одного: судя по реакции Каюма и этой самой "очень простой инструкции", носившей силу приказа, насильственное приглашение в гости было то ли заранее предсказано, то ли вообще спланировано в рамках операции. Давно служим, привыкли видеть за недомолвками и странностями игру...
- Но Джинну-то жаловаться? - спросил он серьезно.
- Обязательно, - сказал Каюм, ни секунды не раздумывая. - Рвани рубаху на пузе, бездоказательно и эмоционально напади на Скляра. В том ключе, что не было у нас здесь допрежь проколов, пока со Скляром не спутались... И вот что запомни накрепко. Сейчас это Джинну не выкладывай, но непременно прибереги на потом: пока они тебя выдерживали в камере, не только все вещички из карманов вытряхнули, но и куртку зачем-то отобрали, вернули только перед уходом. Понял?
- В точности.
- А что там за поручение, кстати?
- А это тоже интересно, - сказал Костя. - К ювелиру я носил некую штучку в пакетике, похожую на ощупь на шейные "Заслуги" с мечами, как оно впоследствии и оказалось. Вот только номер на этих "Заслугах" в точности такой, как у Степы Шагина. Сорок второй.
- Не ошибся?
- Ни фига подобного. Я Степин номер наизусть помню. Не так уж и много шейных "Заслуг" у нашей теплой компании.
- Это интересно, - задумчиво проронил Каюм. - Весьма. Что ювелир мог делать с регалией?
- Если подумать, то ничего другого, кроме как перебить номер. То-то он передо мной тряс оборотной стороной, где как раз номерок и помещается...
- От нас утечки быть не может, - подал сзади голос Сергей.
- Кто спорит? - пожал плечами Каюм. - Вы у нас ребята железные, за все двадцать лет не было ни утечек, ни гнили. Вот только загвоздочка в том, что любой наградной документ проходит через полсотни посторонних рук. Впрочем, это еще не факт, что именно шагинский номерок они и имели в виду, тут может оказаться чистое совпадение. Хотя я и не люблю таких поганых совпадений...
Ладно. Сейчас едем в кабак. Джинн встречает какого-то деятеля из свободной прессы, гусь западный, импортный. Костя, там ты перед Джинном немного и потанцуешь, только не перегибай палку. А вечерком, друзья мои, наконец-то разрешено устроить "библиотечный день".
- Вот это - с полным нашим удовольствием, - оживился Сергей.
- Дети малые, - проворчал Каюм. - Все бы вам бабахать.
- Ну не всем же дано быть тишайшими Штирлицами, Каюмчик...
...Этот подвальный кабачок, хотя и снабженный, согласно здешним законам, вывеской на "государственном" языке и хозяином самой что ни на есть коренной национальности, наделе был куплен Джинном с потрохами и давно превращен в одну из штаб-квартир для второстепенных дел. А потому в крохотном вестибюльчике у стойки крохотного гардероба восседали на стульях два мрачноватых верзилы вторая линия обороны на случай, если кто-то непосвященный все же пренебрежет табличкой "Простите, свободных мест нет", так никогда и не снимавшейся с входной двери.
Всех троих эти два угрюмых хмыря уже прекрасно знали, но все равно проводили столь тяжелыми и цепкими взглядами, словно готовы были вот-вот шарахнуть в спину из тех стволов, что прятали под куртками. Если отвлечься от личных антипатий и подходить исключительно с профессиональной точки зрения, они, собственно, держались грамотно, не позволяя себе ни на миг расслабиться.
Умел Джинн подбирать кадры, что уж там. Потому и гулял до сих пор на свободе, избежав всех прежних капканов...
И внутри, в небольшом сводчатом зальчике, переделанном из средневекового купеческого подвала (старинный дом когда-то принадлежал ганзейским торговым людям), имелась последняя линия обороны - меж длинным столом в углу, где разместился Джинн с компанией, на скудно освещенном пустом пространстве грамотно расположились еще двое, один определенно славянского облика, другой, несомненно, чеченец. Сидели так, чтобы при нужде, прикрывшись опрокинутыми столиками, поливать вход перекрестным огнем, пока Джинн воспользуется потайным ходом. У троицы, конечно, не было случая как следует обследовать этот кабачок, но потайной ход просто обязан тут быть, учитывая привычки Джинна к обустройству на всяком новом месте. Во Владикавказе он ушел из рук как раз благодаря затее с двумя смежными квартирами, о чем ни опера, ни группа захвата не подозревали до самого последнего момента... Вероятнее всего, какая-то из темных высоких панелей...
Джинн мельком глянул на них, сделал приглашающий жест и продолжал с преувеличенным вниманием слушать соседа, азартно жестикулировавшего так, что в подвале чувствовался легкий сквознячок. Лет пятидесяти, зато одет потинейджерски, броско и легкомысленно, блестящую лысину компенсируют битловские патлы до плеч, по-западному раскован в пластике, прямо-таки сияет и сверкает оттого, что оказался среди заядлых борцов за свободу, чья жизнь так бурна и насыщена по сравнению со скучным и размеренным до тоски бытием благополучной Европы... Очень может быть, воображает себя Хемингуэем в осажденном Мадриде, волосан хренов...
За столом присутствовала и блондинка-активистка - оказалось, кличут ее Мартой, а вот фамилию Костя с Сережей ни за что не сумели бы повторить с ходу по причине ее совершенной непроизносимости для славянского человека. Активистка со щенячьим восторгом рвалась посвятить лысого в развернутую и подробную историю своей благородной деятельности на благо независимой Чечни, а тот, хотя и слушал ее щебетанье с деликатностью воспитанного европейца, сразу видно, охотнее общался бы с героическими "барбудос". Зато его спутница, красивая, коротко стриженная блондинка, в разговор практически не встревала, покуривала себе с видом отрешенным и загадочным, так что и невозможно было пока определить, из каких она мест и кто будет.
Скляр поглядывал на Костю так, что было ясно: ничего он не забыл и прощать не собирается. Ну и черт с ним, можем усугубить... Плеснув себе в чистый бокал.
Костя задумчиво созерцал незнакомую блондинку довольно откровенно, как и полагалось не обремененному правилами хорошего тона питерскому бандюку, так, что она в конце концов поерзала на стуле, захлопала длинными загнутыми ресницами. Разумеется, не стоило ей объяснять, что главным объектом внимания для него были не ее голые плечики, а сидевший рядом Джинн.
К сожалению, человек сплошь и рядом не властен над своими желаниями. А как было бы славно: вынуть пистолет и влепить в упор девять граммов в лобешник, да не единожды, давить на спуск, пока затвор не встанет на задержку...
Это вам даже не Скляр, господа, что Скляр - по сути, мелкая шестерка...
Джинн был гораздо серьезнее, и на тех невидимых миру весах, которыми контора отмеряет грехи и заслуги, тянул не в пример поболее.
Вот это был туз. Классический засланный казачок, пакистанский заезжий гость, крутивший иными финансовыми потоками, бравшими начало очень далеко отсюда, дирижировавший транспортами с оружием и партиями наемников самых экзотических национальностей, вплоть до чернокожих негров. Фокусник, превращавший зеленые бумажки в кондотьеров и "Стингеры", а взрывы и расстрелянные патроны - вновь в "зеленые". Бывало еще, что баксы оборачивались грудами литературы, нужными статьями в солидных заокеанских газетах и самыми неожиданными вещами вроде новейшего российского бронетранспортера БТР-95 достоверно известно немногим посвященным, что именно Джинн ухитрился раздобыть это чудо военной техники на уральском заводе и загрузить в вагон под видом какого-то предельно мирного агрегата. После чего БТР словно растворился в воздухе, так и не обнаружившись в Чечне. Да мало ли... На одной из столичных улиц, в массивном доме старой постройки, к Джинну накопилась масса интересных вопросов, о чем он прекрасно знал и прилагал все усилия, чтобы ненароком там не оказаться. Надо отдать ему должное, до сих пор удавалось прекрасно. И пора бы, ребята, эту традицию поломать, доказать, перефразируя старый афоризм, что неуловимых в нашем деле нет... Трудновато, правда.
"Плохо мы все-таки перенимаем западные традиции, - с некоторой грустью подумал Костя, пригубив из бокала хорошей водки. - Будь мы израильтянами из "Моссад", а эта шобла - палестинцами, все было бы в сто раз проще. Решетили бы их прямо посреди улицы с трех точек, подкладывали бомбы под седалище, в ответ на робкое нытье общественного мнения объясняя непреклонно, что иначе с террористами и нельзя. Впрочем, и деды наши были не в пример решительнее: Паша Судоплатов рванул Коновальца, суку террористическую, прямо посреди сытенького и благополучного европейского городка. И никто по этому поводу не заламывал рук и не стенал о гуманизме... Наоборот, заверили Пашу, что Родина может им гордиться, что было чистейшей правдой. А тут изволь улыбаться и уважать кукольный суверенитет вместо того, чтобы выбросить на это заведение взвод волкодавов, пошвырять Джинна с его бандой в кузов и рвануть через границу на полной скорости, пока местные полицаи не опомнились..."
- Извиньите, - сказал лысый на довольно сносном русском, глядя прямо на него. - Вы бы, в свою очередь, не могли рассказать о вашьей деятельности на благо свободы?
Прежде чем Костя нашелся, что ответить, непринужденно вмешался Джинн:
- Боюсь, не получится, господин Нидерхольм. Наш друг - из тех борцов, о которых пока рассказывать, безусловно, не следует...
- Оо-о, понимаю! - закивал лысый Нидерхольм. - Под-по-лье, резистанс ... Я понимаю. Жаль...
Костя встал из-за стола, мотнул головой в сторону.
- Тебя можно на минутку?
- Разумеется... - Джинн пошел следом за ним в темноватый угол. - Что-то случилось? Я слышал, у тебя мелкие неприятности были... Обошлось?
- Обошлось, - буркнул Костя. - Слушай, как это у тебя получается? Водочку кушаешь не хуже нас, а ведь Магомед вроде бы запрещал?
- Толя, ты, как человек посторонний, плохо знаком с тонкостями ислама, - с улыбочкой, дружелюбно ответил Джинн. - В Коране сказано, что правоверным запрещено хмельное питье из перебродивших плодов и ягод. А про водку, получаемую вовсе не из плодов и ягод, а из пшенички, там ничего не сказано...
Не разрешено, но и не запрещено, улавливаешь тонкость? Ты меня только об этом и хотел спросить?
По-русски он говорил прекрасно. И явно работал под Че Гевару - круглый берет, лохматая борода, зеленая куртка, напоминавшая покроем военный френч. Без сомнения, это было задумано, чтобы вызывать ненавязчивые ассоциации у западных интеллектуалов-леваков, чрезвычайно для себя полезные...
- Да нет, - угрюмо сказал Костя. - Водка - это пустяки... Видишь ли, со мной произошла интересная пакость...
Он кратко изложил свои сегодняшние злоключения. Видел краем глаза, что Скляр время от времени поглядывает на них, поджав губы, словно поверх ствола смотрит, подонок...
- И что же? хладнокровно спросил Джинн.
- Не нравятся мне такие совпадения. Я в этом городишке не первый раз, и никогда здешняя ГБ ко мне не цеплялась. А тут выложили всю подноготную, кто такой, как кличут, с кем хороводишься, чем занят...
- Печально, конечно, - серьезно согласился Джинн. - Но, по-моему, совершенно не опасно. С вашими-то возможностями, господа братва... И потом. Толя, ну при чем тут Скляр?
- Да при том, что подгребли меня, когда шел по его поручению.
- И только? Толя, это совпадение, и не более того. То, что о тебе тут стало известно, они могли получить сотней разнообразных способов, из сотни источников. Что ты, как ребенок, в конце-то концов? Человек вроде бы опытный...
Нервишки шалят?
- Да при чем тут нервишки? Не люблю я таких совпадений.
- Толя, Скляра я знаю давно. И не раз проверил в деле. Это тебя, уж извини, я знаю плохо, если рассуждать логически - и не знаю вообще. Правда, поручительство Каюма меня вполне устраивает, но, извини, если выбирать меж вами двоими... Давно я знаю Скляра, понимаешь?
- Ага, чего там непонятного, вольную Чечню от моря до моря сколачиваете...
Он - хохол, ты - тоже чистокровный чечен...
- Толя, - холодным тоном четко произнес Джинн. - Я бы тебя очень просил над такими вещами не шутить. Понял?
- Да ладно... - махнул рукой Костя. - Мне ваша политика, извини, до лампочки. У меня своя головная боль - чтобы стволы прошли через границу, как по маслу. Потому что если что-то сорвется, с меня в Питере спросят, и всерьез, знаешь ли. Пропадут хорошие денежки, а у нас такое не прощают. Под асфальтик мне что-то не хочется.
- А кому хочется. Толя, дорогой? Я очень ценю наше с тобой сотрудничество... понимаю, что вы люди приземленные, прагматики, вовсе не требую, чтобы вы прониклись идеями борьбы за свободу... только, я тебя умоляю, не собачьтесь вы со Скляром. Я же вижу, как он на тебя теперь таращится... Вбей ты себе в голову, что он здесь ни при чем. Тебя могли взять в любом другом месте... Совпадение чистейшей воды. Он-то как раз и был заинтересован, чтобы ты, отправляясь по его поручению...
- Просьбе. Кто он такой, чтобы мне поручения давать?
- Хорошо, по его просьбе... Он-то был как раз заинтересован, чтобы все прошло благополучно. Логично?
- Логично, - буркнул Костя. - Ладно, дело твое. Мое дело - тебе тут же сообщить, если имеются какие-то поганые странности...
- Нет никаких странностей. Толя. Нет, дорогой, ты их сам себе выдумываешь... - Джинн приобнял его за плечи. - Пойдем, выпьем? Посмотри лучше, какая симпатичная Марта. Намешай ей водочки в шампанское, в заднюю комнатку пригласи... Должна же быть от этих активисток какая-то польза?
- А вторая кто?
- Так, журналисточка, - небрежно сказал Джинн. - Откуда-то из Вологды.
Правда, к ней уже твой дружок наводит мосты, видишь, как воркуют? Займись Мартой, в самом деле, тебе определенно нужно развеяться. Чтобы не лезла в голову всякая чепуха. Благо ты и не правоверный, тебе не нужно над запретами задумываться, вон сколько хорошего спиртного на столе... Пойдем, посидим мирно, расскажешь нашему голландскому гостю что-нибудь увлекательное. - Он понизил голос. - Что плохого, если независимый западный журналист напишет о нас всех что-нибудь хорошее? Прости меня за цинизм, Толя, но и тебе на всякий случай не помешает, чтобы лежала где-то в Европе солидная газета, где ты выведен вовсе даже и не питерским... э-э, Утюгом, а славным борцом за свободу. В некоторых случаях помогает, а?
- Это смотря какой прокурор попадется, - проворчал Костя, следом за Джинном возвращаясь к столу.
Джинн оглянулся, широко ухмыльнулся:
- Ужасно ты приземленный человек. Толя...
- Да вот такие мы, знаешь ли, - ворчал Костя, принимая от него налитый до краев бокал. - Практические...
- Может, помиритесь, друзья мои? непринужденно предложил Джинн, глядя на них со Скляром.
- А я с ним и не ссорился, - недружелюбным тоном сказал Костя, глядя на "пана сотника" исподлобья. - Просто высказал, что на душе наболело. Говорю же, не люблю поганых странностей...
- Толя...
- Молчу, - сказал Костя, приглядывая среди застольного обилия подходящую закуску. - Готов даже его салом в шоколаде попотчевать, честное слово...

Глава 3

О ПРАКТИЧЕСКОЙ ПОЛЬЗЕ ДЕТЕКТИВНЫХ РОМАНОВ

- Я вот все не могу понять - вы чеченец или кто? жалобно протянула очаровательная Лиза, сидевшая с ногами в кресле, так, что юбка уже давно смотрелась чисто символической.
- А что, на чеченца не похож? - спросил Сергей лениво, встал и старательно наполнил опустевшие бокалы.
Вот это как раз походило на шпионские фильмы в транскрипции славного Голливуда: уютная комнатка в старинном особнячке, даже с камином, хотя и бездействовавшим последние полсотни лет, очаровательная юная дама, уже откровенно хмельная, вино в широких бокалах... По сравнению с теми немудреными декорациями, в которых он обычно работал последние пять лет, - сущий рай. Эдем, по-научному. Навязывал контакты там, в кабачке, из чистого мужского автоматизма, а вот поди ж ты, что-то сдвинулось, когда всей компанией вернулись в особняк, к себе в комнату пригласила, правда, будущее оставалось насквозь укутано туманом.
- Не похожи.
- А вы их много видели?
- Да насмотрелась, - сказала Лиза уверенно. - Я - репортер нового стиля, одинокая сорвиголова без престижной "крыши" в виде какого-нибудь там ОРТ.
Кошка, которая гуляет сама по себе.
Вообще-то, он ей верил - судя по нескольким репликам, по иным ответам, на которые ее Сергей искусно навел, она и в самом деле побывала в Чечне, бродя отнюдь не туристскими тропами. Есть нюансы, по которым человек понимающий легко определит, что за душой у его собеседника - книжные знания или собственный реальный опыт...
- Правильно угадали, Лиза, - сказал он беззаботно. - Конечно, не чеченец.
Чудымбердынец.
- А это еще что за зверь?
- Это не зверь, а представитель очень маленького, но страшно гордого народа. Нас, чудымбердынцев, всего-то двести человек. Живем... ну, если не доехать километров полсотни до Дагестана и взять правее, то там в аккурат будем мы. На два лаптя правее солнышка.
- Издеваетесь?
- Ничуть. Целых два аула. Один - Чудым, а второй - Бердым. Я как раз из Бердыма. У нас - старшая ветвь, а в Чулыме - младшая, хотя они и притворяются, будто все с давних пор обстоит как раз наоборот... У нас даже своя письменность есть, происшедшая прямиком от древнегреческой.
- Не обманете, - убежденно сказала Лиза, медленно потягивая очень даже неплохое вино из Джинновых запасов. - Я знаю, конечно, что в Дагестане в каждом ауле сплошь и рядом свой народ, со своим языком, но все равно... Совершенно славянская физиономия.
- Это плохо?
- Отнюдь. А то чудымбердынцев каких-то придумали...
- Ну, не хочется мне, Лизочка, выступать перед вами насквозь прозаическим славянином, - сказал Сергей с ухмылкой. - Хочу быть гордым джигитом с непроизносимым названием. С кынжялом, четырьмя женами и кабардинским скакуном...
- А вы, правда, кто?
- Человек божий, обшит кожей. Не надо так напрямую ставить вопрос, Лизочка, а то я в вас заподозрю агентессу КГБ.
- Его ж уже давно нет, КГБ.
- Шшуку съели, а зубы остались. Слыхали такую народную мудрость?
- Ох, какой вы у нас загадочный...
- Какой есть, - пожал он плечами с простецкой улыбкой.
- Нет, правда, расскажите что-нибудь интересное. Я журналистка, у меня хлеб такой... Вы что, оттуда?
- Откуда?
- Из Чечни.
- А что, похоже?
- Похоже, знаете ли, - сказала Лиза, загадочно улыбаясь. - Есть у вас что-то такое в движениях, в облике... Насмотрелась.
"Глазастая ты, однако", - с неудовольствием подумал он. В самом деле, последний раз в Чечню его носило не далее чем три недели назад - почти вчера.
Положительно, непростая девочка, очень уж наблюдательная, что за сегодняшний вечер доказала не одним метким суждением и не двумя...
- Давайте, Лиза, обо всем этом забудем, - сказал он, прикончив свой бокал. - И так себя чувствуешь, словно...
- Космонавт, а? - прищурилась Лиза. - Словно с другой планеты вернулись на грешную Землю с большой буквы.
Сергей молча кивнул. Ох, как эта неглупая девочка была права, насквозь права. Дело даже не в ландшафте - что в нем такого инопланетного? - а в тамошних гуманоидах...
Он вспомнил, как лежал раненый на обочине, на жесткой, пыльной земле.
Ничего из ряда вон выходящего тогда не произошло, да и не бой это был вовсе просто-напросто отряд душков накрыл огнем из засады несколько груженных сугубо гражданской кладью КамАЗов, которые они тогда прикрывали, накрыл огнем и ушел.
Так вот, на дорогу шустренько хлынули местные, здешние, вполне мирные, из близкой деревни. И, горласто перекликаясь на своем непонятном наречии, шустренько принялись таскать из кузовов муку, тушенку и керосин, совершенно не обращая ни малейшего внимания на стоны раненых, просивших воды, бинта, вообще помощи. Он на всю жизнь запомнил, как через него хозяйственно, деловито перешагнул чернявый дядек, прущий сразу два ящика тушенки, - словно через случайное бревнышко. И все это вовсе не значило, что местные были злые, жестокие, бесчувственные и бессердечные. Они попросту были другие. Как инопланетяне. Со своей, другой житейской логикой и образом мыслей. На дороге оказались бесхозные грузовики с массой крайне необходимых в порядочном крестьянском хозяйстве мешков, коробок, канистр и ящиков, и эти дары Аллаха следовало срочно перетаскать на подворья, пока не нагрянула досадная помеха в виде военной техники. Вот и весь расклад. А стонущие, окровавленные люди в военной форме в эти хозяйственные хлопоты просто-напросто не вписывались, их как бы и не было в том мире, а потому ранеными можно было пренебречь, как пренебрегают тучками на небе и колодой на дороге.
Хорошо еще, подоспели ехавшие в двух километрах сзади "бэхи", успели, обошлось...
- У вас лицо изменилось, - тихо сказала Лиза.
- А, задумался... - махнул он рукой. - Лиза, вас-то за каким чертом туда носило? Не стоит никакая паршивая газета того, чтобы такие милые девушки рисковали...
- А вот, я такая, - сказала она с подначкой. - Интересно, а почему вы ко мне не пристаете? Полчаса уже сидите и ноги мои стройные умильным взглядом полируете...
- Ох, не подначивайте.
- А вот, я такая, - повторила она с бесиками в глазах.
Подумав пару секунд, Сергей встал, подошел к ней и поднял из кресла, стараясь не казаться грубым. Она легко поддалась, вынулась из кресла, словно кукла, повисла на шее и, закрыв глаза, прильнула к губам - какие тут, к черту, недомолвки... Ясно было, что дело сладилось. Она, правда, что-то тихонько попискивала из приличия, пока Сергей справлялся с незнакомыми застежками платья, но на отпор это уж никак не походило. "Хорошо быть шпионом, - подумал он остатками трезвого сознания, укладывая девушку на диван и озаботившись последними кружевными тряпочками. - Просто спецназовцу такие развлекалочки в командировке хрен выпадут, а когда ты вроде шпиона-поди ж ты..."
...Через три комнаты от него, на втором этаже того же тихого особнячка.
Костя готовился к незатейливому, в сущности, мероприятию под рабочим названием "библиотечный день", которое предстояло исполнить в гордом одиночестве, потому что напарник тут был не особенно и нужен. Бывают такие ситуации - чем меньше людей в деле, тем лучше...
Он свинтил пробочку с непочатой водочной бутылки - сволочь Джинн, надо отдать ему должное, "паленки" в доме не держал, - глотнул, прополоскал рот и плеснул немного на рубашку для оформления должного запаха. Вышел в тихий полутемный коридор, направился к ведущей на первый этаж лестнице.
Особнячок размещался хотя и в самом почти центре города, но на отшибе, на краю парка. Обнесенный высоким железным забором и уединенный, он идеально подходил для резиденции людей, озабоченных сугубо профессиональными вещами: защитой от наружного наблюдения, от внезапного вторжения, соблюдением должной секретности... Отличное место. Интересно, кому оно принадлежало прежде, уж не детскому саду, надо полагать...
На первом этаже тоже стоял полумрак. В кресле у входной двери бдительно пошевелился часовой, но узнав, успокоился. Пройдя зигзагообразным маршрутом.
Костя рванул дверь туалета, не сразу нашарил выключатель - и, умышленно не закрывая двери, справил свои малые дела, шумно натыкаясь при этом на стены и даже промахнувшись мимо унитаза. Одним словом, держался, как пьяный в дупель.
Слышавший все это часовой - кстати, в отличие от Джинна, крайне строго соблюдавший предписания пророка - что-то недовольно пробормотал себе под нос, явно не одобряя такое поведение гяура, но вмешиваться не стал.
Не погасив света. Костя, пошатываясь, направился к лестнице. Проходя мимо двери каминной, довольно широко приотворенной, услышал громкую возню и на всякий случай туда заглянул, вернее, повис на косяке, бессмысленно ухмыляясь.
Дело там близилось к развязке - основательно поддавшая блондиночка Марта, активистка и союзница, еще барахталась, бормоча что-то про любимого мужа и моральные устои, но Джинн без усилий прижал ее запястья к дивану, а его телохранители деловито стягивали с девчонки джинсы, почти полностью закончив эту нехитрую операцию, каковую на Костиных глазах и завершили, ничуть его неожиданным появлением не смутясь, а с розовыми трусиками и вовсе покончили в два счета, одним рывком превратив в две отдельных тряпочки.
- Толя? Заходи, дорогой, - как ни в чем не бывало сказал Джинн, неспешно примащиваясь поверх слабо отбивавшейся активистки. - Гостю - законная вторая очередь. Будешь?
Махнув рукой и пробормотав что-то насчет того, что он уже нажрался вдрызг, а потому в этом состоянии и не половой гигант, Костя толчком отлепился от косяка и побрел прочь. За спиной громко охнула глупенькая Марта, прерывисто застонала. "Пошел процесс, - безжалостно констатировал он, бредя зигзагом к лестнице. - Так оно с активистками и бывает..."
Оказавшись у себя в комнате, быстренько разулся, еще раз прислушался и убедившись, что по второму этажу никто не шастает, взял со стола пухленький томик в яркой обложке, на которой под завлекательным названием "Смерть среди хрусталя" возлежала в луже ядовито-красной крови полуголая девица, яркая, конечно же, блондинка. Именно такое чтиво, не вызывая ни малейших подозрений, как раз и могло оказаться в чемодане питерского братка.
Конечно, его вещички старательно обшарили в его отсутствие, о чем он сразу догадался, проверив несколько незаметных для постороннего отметочек, но детектив в пестрой обложке не мог вызвать ни малейших подозрений по причине своей полнейшей внешней безобидности. Чтобы понять, что эта книжечка собою являет, установить, что сама по себе это вовсе и не книга, а имеющая полнейшее сходство с книгой взрывчатка, пришлось бы провести долгие серьезные исследования с помощью приборов и реактивов, которых у Джинна здесь, безусловно, не имелось...
Спецназ, господа, знаете ли... В его хозяйстве многие безобидные на вид вещички - совсем не то, чем смотрятся...
Достав не менее безобидную на вид авторучку, он в темпе проделал с ней несколько простых манипуляций и, превратив во взрыватель с заранее заданным замедлением, надежно прищелкнул к обложке. Машинально бросив взгляд на часы и отметив время, выскользнул в коридор, бесшумно направился в дальний конец, к высокому полукруглому окну.
Оба шпингалета он открыл заранее, еще днем, а в петли капнул прихваченного на здешней кухне постного маслица. Так что правая створка распахнулась совершенно бесшумно. В лицо повеяло сырой ночной прохладой.
Часть двора была огорожена высокой металлической сеткой, и там, возле аккуратного кирпичного сарайчика, стояла "Газель" с брезентовым верхом. Что было в кузове. Костя не интересовался, не его это было дело. Главное, то, что там находилось, безусловно, крайне необходимо Джинну в хозяйстве...
Он тщательно примерился. До машины было метров восемь, если считать по прямой от стены дома. Не столь уж и трудная задача, но все равно нужно собраться...
Семь раз примерил, прикинул, рассчитал... И, лишь заранее выверив каждое движение, коротким рывком кисти послал книгу вниз по косой линии. Бездарный Костя пробовал его читать еще в поезде, да так и не осилил - романчик, являвший собой точную копию очередного бестселлера плодовитой литературной дамочки, мелькнул в темноте, пролетел над верхней кромкой сетки, тихо шмякнулся на асфальт и по инерции улетел под машину. Чего и требовалось добиться.
Прислушался. Тишина, только снизу долетают слабые отзвуки тамошней веселухи. Быстренько закрыв створку и задвинув шпингалеты, Костя на всякий случай в темпе протер носовым платком все места, к которым прикасался.
Самое время подумать о твердом алиби. В его распоряжении было еще около девяти минут. Костя старательно выждал ровно пять, следя за секундной стрелкой.
Потом, так и не обувшись - а к чему? Работало на образ, - прихватил бутылку и спустился вниз, в каминную, куда бесцеремонно и вломился, опять-таки встреченный совершенно равнодушно.
Бедную голенькую активистку уже пользовал в довольно незамысловатой позе чеченский телохранитель Джинна. Она давно, надо полагать, перестала сопротивляться, с закрытыми глазами елозила в такт толчкам по кожаному дивану, как кукла. Чеченец старался изо всех сил, отчасти работая на публику, блондинка, страдальчески оскалясь, охала и постанывала.
- А, передумал, Толя? - без малейшего удивления сказал Джинн, непринужденно развалившись в кресле у двери. - И правильно. Хорошая водка, красивая девочка - что еще нужно джигиту для мимолетного счастья?
- А насчет этого, - Костя кивнул на порнушную сцену, - в Коране что сказано?
Джинн мечтательно улыбнулся:
- Друг мой, не старайтесь с маху овладеть премудростями ислама. Момент совершенно неподходящий. Лучше возьмите вон там, в ящике, резинку. Если вы эстет, конечно. Сейчас Заурбек закончит, и можете приступать...
- А неприятностей потом не будет? - поинтересовался Костя, дружески приобняв Джинна. - Мало ли...
Тот деликатно высвободился из благоухающих алкоголем фамильярных объятий, пожал плечами:
- Я бы не беспокоился. Сейчас принесем камеру, снимем на видео, вряд ли эта птичка захочет, чтобы кассета попала к любимому мужу, которым она мне все уши прожужжала. Джигиты еще во вкус не вошли, впереди масса фантазий... А поскольку...
Костя, разумеется, ждал взрыва, как его непосредственный инициатор, но все равно рвануло в самый неожиданный момент - так что он, натуральным образом вздрогнув, машинально втянул голову в плечи. Потом выпустил бутылку, и она грохнулась на ковер.
Звонко вылетели стекла на западной стороне дома. Последовала немая сцена, самую пикантную композицию которой составляли Заурбек и Марта, застывшие посреди действа, но уже в следующий миг Джинн опомнился, рванул из-под куртки пистолет и метнулся в коридор. Следом кинулись двое остальных, за ними поспешал Заурбек, застегивая на бегу штаны и спотыкаясь. Последним из каминной выбрался Костя, уже не стараясь так уж особенно шататься, - в конце концов, после таких сюрпризов нетрудно с маху протрезветь.
Какое-то время царила совершеннейшая паника, потому что никто ничего не понимал. Со второго этажа сбежал Каюм с пистолетом наголо, следом спешил Сергей, босиком, в кое-как застегнутых джинсах и распахнутой рубашке. Костя мимолетно устыдился - ведь определенно поломал кайф напарнику, да что поделать...
За окнами колыхались отблески пламени, с улицы что-то длинно и непонятно орал часовой, прежде других прибывший на место происшествия. Теснясь в дверях, все выскочили во двор, побежали к решетке, движимые пока что не четкими побуждениями, а чем-то вроде инстинкта.
Сгрудились у сетки, опасаясь подходить ближе. Развороченная взрывом - хоть и не особенно мощным - безвинная машина выглядела безрадостно, да и на машину уже походила мало. Брезент кузова вяло догорал, еще что-то дымилось в кузове, противно тянуло горелой резиной и непонятной химией.
- Тушите, что вы стоите? - заорал Джинн. - Отпирай замок, фаррахаш луда, бахти джангазы!
Сгоряча он сгреб за плечо оказавшегося ближе всех Сергея, подтолкнул к сетке.
- Да погоди ты, - спокойно отстранился тот. - Там ничего не взорвется?
Гранаты, патроны?
- Нет там ничего взрывчатого! - рявкнул Джинн. - Только винтовки, в заводской упаковке! Фарраха бхаш луда, новенькие снайперки! У кого ключ? Бехо, собачий сын, что ты стоишь? Замок отопри!
Часовой, опасливо отстраняясь, с трудом попал ключом в скважину висячего замка, приоткрыл сетчатую дверцу, но внутрь входить определенно не хотел. Джинн бешено потянул его за ворот, заорал в ухо:
- Огнетушитель принеси, болван! Огнетушитель, из дома!
Послышавшийся в отдалении пронзительный вой сирены приближался, казалось, со скоростью ракеты. Уже через полминуты у ворот, отчаянно завывая и разбрасывая пронзительные вспышки синего света, затормозили сразу две огромные "пожарки". Следом послышалась сирена машины полицейской.
Костя ухмыльнулся про себя. Он понятия не имел, кто был тот свой человек, что озаботился вызвать пожарных и полицию, но главное, что такой человек был.
Все заранее расписано, как по нотам, и все прошло в полном соответствии с планом, а это, знаете ли, не всегда случается...
Пожарные в тяжелых марсианских костюмах орали что-то, колотясь в запертые ворота. Почти сразу же к ним присоединились полицаи, движимые, в общем, правильно понятым служебным долгом, - уж коли имелся пожар, следовало обеспечить к нему беспрепятственный доступ тем, кому такими делами ведать надлежит по долгу службы.
- Куда? - рявкнул Джинн, перехватывая наспех одетого Скляра.
- Придется открыть, - хмуро сообщил тот. - Ведь не уймутся...
- Не пускай этих... - в горячке крикнул Джинн, потом, видимо, сообразил, что следует вести себя, как подобает законопослушному человеку. Разжал пальцы, заметно понурясь, протянул:
- Ладно, открывай ворота... Никому с ними не откровенничать, слышали? Объясняюсь я один...
Скляр распахнул одну створку, а вторую, не дожидаясь, пока он это сделает, вмиг открыли гомонящие пожарные. Обе красных машины, рассыпая всплески синего света, промчались по двору в сторону очага возгорания. Следом в ворота влетела полицейская "Ауди", раскрашенная в черно-белый, с тремя разноцветными мигалками, отчего двор стал немного похож на дискотеку.
"Культурный центр консульства Ичкерийской республики", как пышно именовалось заведение, где они в настоящий момент пребывали, бесповоротно утратил тихую респектабельность. Бравые пожарные, принявшись заливать искореженную "Газель" пушистой белой пеной, очень быстро, изучая место происшествия, наткнулись в кузове на нечто их удивившее. Один вылетел из загородки, как ошпаренный, кинулся наметом к вальяжному полицейскому офицеру, крича что-то на "государственном" языке и потрясая предметом, как две капли воды похожим на отсоединенный от ложа ствол винтовки с затвором (каковым предмет, вообще-то, и являлся). Офицер, вмиг преисполнившись деловитой подозрительности, расстегнул кобуру, махнул своим немногочисленным орлам и с ходу взялся за выяснение. Джинн пытался ему что-то объяснить, шепча на ухо, но тому вожжа под хвост попала. Вряд ли он так уж негативно относился к идеям освободительной борьбы чеченского народа - скорее, был из породы тех тупых службистов, что плевали с высокой горы на все политические тонкости и сложную международную обстановку, выполняя предписания от сих и до сих. С его точки зрения (спорить с которой, признаться, трудновато), развороченные взрывом ящики с винтовками в кузове "Газели" являли вопиющее нарушение законов.
Вдобавок полицай с сержантскими нашивками подлил масла в огонь - он вдруг завопил, тыча пальцем в сторону видневшейся из-под куртки Джинна кобуры:
- Пюсс! Пюсс!
Офицер остервенел окончательно. По его команде Джинна проворно разоружили, после чего два служивых, недвусмысленно угрожая кольтами, загнали всю компанию в вестибюль особнячка. Тут как нельзя более кстати из каминной выбралась завернутая в портьеру активистка Марта, растрепанная, малость протрезвевшая и явно жаждавшая мести за все учиненные над ней половые непотребства. Расставание с иллюзиями, надо думать, протекало мучительно, сейчас это была сущая фурия, а то и валькирия. Офицеру она наговорила нечто такое, отчего тот, топорща усы и рассыпая искры из глаз, принялся орать что-то в портативную рацию с таким видом, словно рассчитывал получить за проявленное рвение высший орден республики, надо полагать, с мечами.
Обитателей особнячка, согнав в кучку, держали под прицелом посередине вестибюля. Растрепанная Марта, завернувшись в портьеру, периодически порывалась выцарапать Джинну глаза, в чем ей лениво препятствовал один из полицаев.
Спецназовцы с постными рожами, чтобы не выделяться на общем фоне, понуро стояли там, где поставили, но в глубине души испытывали сущее наслаждение - каша была заварена на совесть. Насколько они просекали ситуацию, вскоре должен был нагрянуть какой-нибудь ужасно независимый журналист, который назавтра и разразится обличительной статьей о жутких нравах надоедливых иностранцев, беззастенчиво использующих территорию суверенной державы для своих грязных игрищ. Булавочный укол, конечно, но в рамках психологической войны и такое не помешает, а если удастся еще организовать запрос в парламенте (а ведь наверняка удастся), Джинну придется пережить несколько неприятных минут: он не столько полевой командир, сколько кадровый разведчик, огласка ему совершенно ни к чему...
Совершенно неожиданно на сцене появился полковник Тыннис, бесстрастный и свежий, ничем не напоминавший поднятого среди ночи с постели человека.
Подчеркнуто не обращая внимания на задержанных и не подавая виду, что с кем-то из них знаком, он увел полицейского офицера в каминную, и там минут десять, насколько удалось расслышать, продолжалась яростная дискуссия совершенно непонятного содержания. Суть, впрочем, была ясна: полицай поначалу орал, как резаный, а полковник непреклонно и сухо зудел что-то свое. В полном соответствии с поговоркой о капле и камне, контрразведка в конце концов одержала верх над полицией, как это частенько случается на всех широтах, в столкновении с высокой политикой мусорам независимо от национальной принадлежности приходится отступать с поджатым хвостом...
Полицейский вылетел из каминной, в приливе чувств грохнув тяжелой дверью, большими шагами направился к выходу, махнув своим орлам. Судя по его лицу, мечты не то что о высшем ордене с мечами, а и о самой паршивенькой медальке бесповоротно растаяли. О чем-то кратенько перешептавшись с Джинном, полковник тоже ретировался. Последними в ворота выехали пожарные машины. Бедная Марта оторопело хлопала глазами, плохо представляя, что ей теперь делать.
Презрительно покосившись на нее, Джинн вышел.
Поразмыслив, Костя направился следом. Джинна он обнаружил в загородке тот, присев на корточки, изучал днище грузовика. Без сомнения, он был достаточно опытен, чтобы быстро определить, где произошел взрыв. Прекрасно, пусть считает - как многие на его месте, - что бомба была присобачена к днищу.
Они с Сережей и Каюм вне всяких подозрений - их вещички еще в первый день были обысканы, ничего напоминавшего взрывное устройство там не имелось...
- Нет, парни, не умеете вы работать, - констатировал Костя, держа руки в карманах и покачиваясь. - Точно тебе говорю, на наших каналах такого бардака не водится.
- Толя, я тебя очень прошу, иди к черту, - страдальческим тоном отозвался Джинн, не оборачиваясь и не вставая с корточек.
- Ладно, уж и сказать ничего нельзя... - проворчал Костя и направился к дому, мысленно ухмыляясь во весь рот. Под ногами противно скрежетнуло битое оконное стекло.

Глава 4

"ЗЕЛЕНАЯ ТРОПА"

"Бычок", переваливаясь на ухабах, еще с километр полз по неширокой лесной тропинке. Сидеть на ящиках было чертовски неудобно, их то и дело бросало друг на друга, ящики колыхались и глухо сталкивались, ежеминутно грозя прищемить пальцы. ТТ во внутреннем кармане Костиной куртки колотил по ребрам. "А еще Европой себя воображают, - сердито подумал он. - Дороги ничуть не лучше, чем в каком-нибудь Урюпинске".
Царапанье еловых лап по тенту прекратилось. "Бычок" пошел быстрее, уже почти не подпрыгивая на колдобинах. Скляр, пересев к заднему борту, приподнял тент и закрепил.
- Что, приехали? - поинтересовался Костя.
- Сиди, шустрик, и ехай, куда везут... - недружелюбно отозвался "пан сотник", нимало не настроенный на примирение.
Совсем близко за ними шел каюмовский "ровер" с погашенными фарами.
Грузовичок остановился, у кабины послышался тихий разговор на местном, заскрипели петли ворот. Проехав еще с десяток метров, "бычок" остановился окончательно, мотор умолк.
- Выгружаемся, - распорядился Скляр. Они попрыгали на землю, ежась от ночного холодка. Какой-то приграничный хутор, без сомнения, - добротный бревенчатый дом, сараи, колодец под четырехскатной крышей, летняя кухня с навесом. Визгливо забрехала собака, которую хозяин заталкивал в конуру.
- Пошли.
Они расселись под навесом летней кухоньки. В доме было тихо, ни единого огонька. Кряжистый хозяин, бормоча под нос что-то непонятное, плюхнул на стол бутыль без этикетки и стопку толстостенных стаканчиков, чем моментально поднял всем озябшим настроение. Закуски, правда, так и не принес - то ли из врожденной скупости, то ли согласно европейским обычаям.
- Не увлекайтесь, - распорядился Джинн. - Только чтобы согреться.
- Увлечешься тут, - проворчал Остап, вислоусый Скляров водила-телохранитель. - На донышко плеснул, куркуль...
- Не банкет, - отрезал Джинн.
Граница, надо полагать, совсем близко, прикинул Костя, одним глотком проглотив ядреную самогонку. Технически совсем несложно было бы сгрести Джинна за шиворот и рвануть на сопредельную сторону. Минута дела.
Плохо только, что не было приказа. Люди непосвященные, должно, ломают голову, отчего спецназ, со всеми его суперменскими примочками и богатейшим жизненным опытом, так долго валандается со всевозможными атаманами, курбаши и прочими полевыми командирами. Казалось бы, чего проще: выбросить в точку группу и приволочь добычу в мешке.
Увы, есть свои тонкости. Даже самый крутой спецназ никогда не отправляется на охоту сам по себе, в результате мгновенного озарения. Только человеку, безнадежно далекому от секретных дел, может прийти в голову этакая идиллическая картина: сидит себе кружочком дюжина волкодавов, вдруг один из них в приливе энтузиазма восклицает: "Братцы, а не словить ли нам Джинна или Шамиля Полторы Ноги?" И все приходит в движение, лязгают затворы, ревут самолетные моторы, протираются фланелькой оптические прицелы, взлетают на плечи рюкзаки, мы обрушились с неба, как ангелы, и опускались, как одуванчики...
Увы, увы. Непременно нужно иметь приказ. От самых высоких инстанций. И если приказа нет, никакой самодеятельности быть не может изначально. Такие дела...
Вот если Джинн двинет через границу с грузовичком - другое дело. Этот вариант инструкциями предусмотрен. Косящий под Че Гевару бородач без особых церемоний будет приглашен в гости. А вдруг? Случаются же чудеса?
- Ну, все готовы? - спросил Джинн, первым поднимаясь на ноги. - В машину.
Храни вас Аллах...
- Воистину акбар, - проворчал Костя под нос, прыгая в кузов. Нет, если чудеса и случаются, то не сегодня, не в эту ночь - Джинн остался во дворе, помахал им вслед, полководец хренов... Зато в кабину уселся хозяин, здешний Сусанин.
- Не курить и не болтать, - приказным тоном распорядился Скляр. - Всех касается, понятно? Граница совсем близко...
- Понятно, ваше благородие, - строптиво проворчал Костя. - Значит, мусора болтовню услышат, а вот как насчет мотора? Он шумнее будет.
- Не умничай! - злым шепотом рявкнул Скляр.
- Яволь...
- В самом деле, не заводись, - ровным голосом сказал Катом. - Ребята, когда приедем, перегружайте побыстрее, как будто вам Героя Соцтруда за это дадут или, скажем, полный карман баксов...
- Второе мне как-то больше по душе, - хмыкнул Остап.
- Мой дядя - Герой Соцтруда, - вдруг сообщил Заурбек совершенно мирным тоном, даже с некоторой мечтательностью. - Нет, правда. Знатный чабан, сейчас старый совсем... Сам Брежнев звезду привинчивал...
- Кому как, - сказал Остап философски. - А у моего дядьки - Железный крест.
Слышал про дивизию "Галичина"?
- Тихо вы! - цыкнул Скляр, стоя в неудобной позе и высунувшись из-под тента. - Развели тут вечер воспоминаний...
По обочинам дороги темнел лес, одинаковый по обе стороны границы, так что совершенно непонятно было, на какой они стороне находятся. Окружающая тишина ни о чем еще не говорила - сплошной линии заграждений на границе так и не возвели, паутина контрабандных тропок, по которым что только ни перли туда и оттуда, учету и контролю не поддавалась.
Правда, трое из присутствующих совершенно точно знали, что именно вскоре должно произойти. Но это еще не значит, что они сохраняли полнейшее хладнокровие, отнюдь...
Машина остановилась, в заднюю стенку кабины постучали изнутри. Скляр выпрыгнул первым, держа фонарик и пистолет. Несколько секунд постоял возле борта, крутя головой, прислушиваясь. Потом тихо приказал:
- Выметайтесь. Оружие на изготовку... Вылезли остальные пятеро, встали тесной кучкой. Защелкали пистолетные затворы, Заурбек снял с шеи автомат и держал его дулом вверх.
Было тихо, темно и прохладно. Грузовичок стоял на широкой прогалине.
Впереди, насколько удавалось рассмотреть немного привыкшими к темноте глазами, дорога сворачивала влево, за невысокие округлые холмы, поросшие редколесьем.
- Что, мы в России уже? - поинтересовался Костя шепотом.
- Ага, - отозвался Скляр. - Можешь гопака сплясать на радостях... Тихо всем!
Он поднял фонарь и три раза нажал на кнопку, посылая вспышки в сторону холма. Замер, пригнувшись, слегка расставив ноги, - в напряженной позе опытного солдата, готового при любом непредвиденном раскладе открыть огонь еще в падении.
На холме трижды мигнула синяя вспышка, метрах в пятидесяти от них. И сразу же отчаянно заорал Скляр, наугад выстрелив в ту сторону:
- Заводи!!! Запоролись!!!
Автоматные очереди крест-накрест прошили воздух над их головами, там, впереди, меж деревьями, запульсировали желтые огоньки выстрелов. Как и было предписано инструкциями. Костя держал полу куртки кончиками пальцев, оттянув ее в сторону, и сразу почувствовал несильный удар, прямо-таки вырвавший полу у него из руки. Поднял ТТ, бабахнул в белый свет, как в копеечку, опорожняя магазин, - так, чтобы не причинить вреда никому из засевших впереди.
Рядом приглушенно охнул Каюм. Тыльную сторону Костиной ладони обожгла горячая гильза - это Заурбек, расставив ноги, лупил длинными очередями наугад, но неимоверно азартно. Пальба стояла нешуточная...
- Всем стоять! Бросай оружие! - рявкнул искаженный мегафоном голос.
- Сейчас! - выдохнул сквозь зубы Скляр. - В кузов, живо!
"Бычок", скрежеща передачами, развернулся, едва не задев Остапа. Тот отпрыгнул, матерясь, два раза выстрелил по невидимой засаде - и первым взлетел в кузов. Автоматы заливались не переставая, надрывался мегафон, впереди, меж деревьями, ярко вспыхнули фары.
- Бэтээр! - заорал Заурбек, звонко загоняя новый магазин.
- В кузов, мать твою! Все сели?
"Бычок" помчался прочь, так, словно за ним гнались черти со всего света.
Позади, на прогалине, утробно ревел мотор бронетранспортера, прожектор полоснул по деревьям далеко в стороне, пальба отдалилась...
Грузовичок несся во весь опор, сидевших в кузове швыряло, как кукол, влево-вправо, вверх-вниз, незакрепленные ящики грохотали и тяжело перекатывались, кто-то ругался, приклад Заурбекова автомата чувствительно угодил Косте в бок, и он, подпрыгивая на штабеле словно оживших вдруг ящиков, отпихнул соседа ладонью:
- Убери ты трещотку, клоун!
Отчаянно завизжали тормоза, грузовичок остановился. Не сразу стало ясно, что они вернулись на прежнее место, во двор хутора. Хозяин первым выскочил из кабины, возбужденно махая руками, что-то принялся толковать Джинну, стоявшему меж двух своих телохранителей с видом боевого генерала, привыкшего не смущаться превратностями военной судьбы.
- Найдите бинт кто-нибудь, - негромко сказал Каюм, морщась и зажимая ладонью левое плечо. - Меня, кажется, зацепило...
- Что? - услышал Джинн. - Живо, давайте в дом!
Хозяин, вбежав в комнату, повернул выключатель. Все невольно зажмурились от яркого электрического света. Самая обычная обстановка, ничем не напоминавшая логово профессиональных контрабандистов...
Каюм шипел сквозь стиснутые зубы, пока с него осторожно стягивали куртку.
Костя присмотрелся: крови, конечно, хватало, но с первого взгляда опытному глазу было видно, что пуля прошла по касательной, лишь слегка чиркнув пониже плеча.
Мысленно он раскланялся перед Каюмом со всем возможным уважением: хлеб оперативника не слаще, чем у них; все, конечно, в ажуре, идеально смотрится случайной пулей, легким боевым ранением, но все равно устроить такую царапину было ох как непросто, мастерство снайпера должно быть нешуточным, можно представить, что Каюм чувствовал, зная, что стрелять в него будет свой, опытный и набивший руку, но все равно нельзя забывать о поганых случайностях...
Интересно, кто работал немецкой винтовочкой с ночным прицелом? Леха или Виталик? Леха, определенно, у него опыт ночной работы малость поболее. А вот дыра от пули в поле его собственной куртки - это уж наверняка Виталик, спасибочки, братишка, удружил, и ничего тут не поделать, приходится. Зато теперь все выглядит просто идеально: и Каюма малость подстрелили, и ему одежку попортили, весьма наглядные аргументы, повышающие доверие даже у столь подозрительного типа, как Джинн...
Для вящего эффекта Костя просунул палец в дыру от пули, продемонстрировал Джинну, нервно хохотнул с видом человека, лишь задним числом сообразившего, что девять граммов прошли в опасной близости от организма:
- Ну надо же...
Глянув мельком, Джинн отвернулся к Каюму, с нешуточной заботой раздирая индивидуальный пакет. Каюм, прикрыв глаза, тихо выругался по-татарски.
- Ничего, джигит, ничего, - с несвойственной ему мягкостью утешил Джинн, проворно бинтуя плечо. - Совсем даже пустяковая царапина, заживет...
- Самогонку тащи! - цыкнул Костя на топтавшегося у стеночки хозяина.
- Дело, - поддержал Остап, хмуро перезаряжая пистоль. - Вовсе даже не помешает... Ну, швыдче!
Хозяин, ошалело кивая, кинулся к шкафчику, загремел ключами - ох, куркуль, и в доме у него все на запоре... Остап бесцеремонно отобрал у него бутыль с сизой жидкостью, закинув голову, на совесть присосался к горлышку.
Передал бутылку Косте. Жадно глотнув, тот сунул сосуд Сергею, быстро огляделся.
Пора было поработать.
Скляр стоял посреди комнаты, по-наполеоновски скрестив руки. Рассчитано медленно Костя двинулся к нему, взял за грудки и с несказанным удовольствием треснул спиной о стену. Это было проделано так быстро, что Скляр не успел отреагировать. Лишь через несколько секунд опомнился, стряхнул Костины руки и зло рявкнул:
- Ошалел, бандитская рожа?
- Да не-ет... - с нехорошей многозначительностью протянул Костя, вытащил из внутреннего кармана ТТ и покачал им перед носом "пана сотника". Подпустив в голос истерики, пообещал:
-Я тебя, сука бандеровская, здесь и урою, как шведа под Полтавой...
В один миг комната превратилась в некое подобие охваченной склокой коммунальной кухни:
Остап, ничего еще не понимая, но повинуясь дисциплине, бросился меж ними, Сергей, в свою очередь, отпихнул его, поспешив на подмогу Косте, Заурбек, так и не расставшийся с автоматом, завертел головой, от растерянности тараторя что-то на родном языке, который здесь добрая половина присутствовавших не разумела вовсе. Благоразумнее всего поступил хозяин, Сусанин хуторской: увидев непонятную свалку, чуть ли не все участники которой размахивали пушками, он проворно юркнул в угол и присел на корточки за столом, так что одна лысоватая макушка торчала.
- Пр-рекратить! - наконец рявкнул Джинн, к тому времени кончивший перевязывать Каюма. - Вы что, с ума сошли?
Помахивая пистолетом, Костя неуступчиво продолжал:
- Точно, урою, падло бандеровское! У меня на таких, как ты, глаз наметан.
Не верю я, что такие обломы выпадают по чистой случайности... Ты, проблядь, на кого работаешь?
Бледный от ярости Скляр потянулся за пистолетом.
- Хватит! - кинулся меж ними Джинн, удержал его руку, потом перехватил Костино запястье, стиснул. - И ты убери пушку! Что с вами с обоими? Ну-ка, убрали стволы!
Решив не переигрывать, Костя с видимой неохотой отправил пистолет в карман и, не сводя ненавидящих глаз со Скляра, сказал с расстановкой:
- Мне эта рожа не нравилась с самого начала. Где ни появится - начинаются непонятки. Сначала из-за него угодил в гэбэшку, теперь канал посыпался - и не чей-нибудь, а его канал, которым он в голос хвастался...
- Хватит, - сказал Джинн. - Остыньте. И расскажите спокойно, что там, собственно говоря, произошло?
- А что там могло произойти? - огрызнулся Костя. - Комитет по торжественной встрече устроил бурную овацию! Короче, погранцов там было, что грязи, даже бэтээр выполз. Поливали из автоматов, что твои Шварценеггеры. Вот, видел? - Он вновь просунул средний палец в дырку от пули и распялил полу куртки перед Джинном. - Я про него и не говорю... - кивнул он на Каюма. - Конкретно подстрелили парня... Я тебе точно говорю, без стукача не обошлось. Столько трещал этот гуманоид, - он небрежно махнул в сторону Скляра, - что его канал и есть самый надежный... а что вышло? Чудом не повязали с полным грузовиком стволов и пушками за пазухой. Хорошие статейки бы корячились...
- В ответ на мой сигнал мигнули синим, - хмуро сказал Джинну Скляр. - Меж тем мой парень имел четкий приказ: в случае, если все спокойно, мигнуть красным, а при опасности или если оказался под контролем - белым...
- Твой парень - такая же сука, как ты сам...
- Толя, помолчи, - твердо сказал Джинн. - Будь это спецслужбы, вас взяли бы аккуратно и чисто, без лишнего шума... Очень похоже, что вы примитивно напоролись на самых обычных пограничников. Судя по вашему описанию, пограничники были самые обычные, не посвященные в секреты... Сгоряча устроили пальбу, поторопились. И выпустили из рук.
"Профессионал, - не без уважения отметил про себя Костя. - Анализирует влет". В самом деле, спектакль был поставлен так, чтобы это и не походило на акцию спецслужб. Вот только в самом скором времени ситуацию предстояло замутить сложностями...
- Джинн, - сказал Каюм, осторожно шевеля пораненной рукой, проверяя, как она действует, - пойдем-ка в соседнюю комнату, переговорим...
Не выразив ни малейшего удивления. Джинн распахнул дверь в соседнюю комнату, напоследок бросив через плечо:
- И чтоб без скандалов мне, иначе меры приму... Ясно?
Костя с безразличным видом пожал плечами. Он прекрасно знал, что за разговор начинается сейчас в той комнате. "Знаешь, Джинн, у меня появилась сумасшедшая мысль... По какой-то странной ассоциации только сейчас подумал: а зачем с него, собственно, контрразведчики снимали куртку? Проверить, в принципе, нетрудно, минута дела..." Примерно в таком ключе.
Перехватив взгляд Скляра, угрюмо отвернулся, дав понять, что говорил отнюдь не сгоряча и от своих слов отрекаться не намерен. Увидев краешком глаза, что "пан сотник" подошел к нему вплотную, напрягся, чтобы немедленно отразить возможную атаку. Однако Скляр вполне мирно похлопал его по плечу, сказал преувеличенно заботливо:
- Ходишь, как босяк, прости меня. Толенька. Ну к чему тебе этот спортивный стиль? Тебе бы деловой костюмчик, и непременно стильный галстучек пустить, "аленький цветочек"...
Остап гнусно хохотнул, он-то был со Скляром в тех местах, где кроили стильные галстучки, возможно, что и сам, падла такая...
Костя - вернее, браток по кличке Утюг, - как и следовало" сделал вид, что представления не имеет о потаенном смысле Скляровой реплики. Питерский братан и не подозревал, что в тех мандариново-лавровых краях, где Скляр резался с грузинами в составе печально знаменитого "чеченского батальона", под стильным галстуком типа "аленький цветочек" подразумевался довольно неприглядный изыск когда у человека через разрез на горле вытягивали язык так, что и в самом деле отдаленно походило на галстук...
Он отвернулся, подошел к столу в углу комнаты и за воротник поднял оттуда хозяина:
- Вылезай, Сусанин, пальбы не будет... Слушай, проводничок, а ты-то с той стороной шашни не водишь? А?
- Да что вы такое говорите! с округлившимися глазами прошептал хозяин и даже меленько перекрестился, должно быть полагая, что на русского это может произвести впечатление, учитывая начавшийся по ту сторону границы процесс религиозного возрождения. - Шесть лет занимаюсь... лесными прогулками, и ни разу не было претензий, спросите кого угодно.. Я знаю правила...
- Не бери близко к сердцу, Арви, - громко произнес Скляр. - У молодого человека приступ рвения, позарез ему охота шпиена разоблачить, вот и швыряется подозрениями во все стороны...
- Ну, на твой-то счет у меня уже никаких подозрений нет, - холодно ответил Костя.
- Интересно, как это заявление понимать?
- А ты не знаешь?
- Ну хватит вам! - не вытерпел Заурбек. - Хозяин рассердится...
- У меня хозяина нет, - немного обиделся Скляр.
- Да ну? - хмыкнул Костя. - А может... Из соседней комнаты выглянул Джинн:
- Толя, зайди. - И, едва дождавшись, когда Костя прикрыл за собой дверь, распорядился:
- Дай-ка мне твою куртку.
- Это еще зачем?
- Для дела, - кивнул Каюм.
- А штаны не надо снимать? - хмуро поинтересовался Костя, швыряя куртку Джинну.
- Пока что нет такой необходимости, - задумчиво отозвался Джинн, вертя куртку так и сяк, умело прощупывая швы. - У тебя нож есть?
- Еще бы, - Костя протянул ему свой немецкий складник. - Нож - спутник комсомольца... Эй, эй, я за нее сотню баксов отдал в Пассаже!
- Ничего-ничего, - успокоил Джинн, подхватывая кончиком ножа шов. - Я осторожненько... Ага!
Меж пальцев у него была зажата блестящая металлическая пластиночка толщиной и размером с рублевую монету. Каюм смотрел на нее с таким изумлением, словно и не сам прошлым утром ее в Костину куртку зашивал.
- Слушай, Каюм... - протянул Джинн. - Не такие уж у тебя и сумасшедшие мысли, если учесть...
- Интеллект великая вещь, - скромно сказал Каюм. - Мелькнула совершенно безумная догадка, ну никак я не мог понять, зачем они с него куртку снимали.
Было лишь два варианта: либо искали что-то, либо, наоборот, подсовывали.
Впрочем, это еще не обязательно "маячок"...
- Да? - фыркнул Джинн. - А что же это, по-твоему, запасная пуговица? Толя, тебе сей предмет незнаком?
- Первый раз вижу, - решительно сказал Костя.
- Шов был не фабричный, - продолжал Джинн со злыми огоньками в глазах. - И все равно кое-что не сходится: не сочетаются эта штука - если она, конечно, в самом деле "маячок" - и та совсем не профессиональная встреча, которую вам устроили...
- Не в том дело, - с совершеннейшим хладнокровием пожал плечами Каюм. - Печаль в другом - вокруг давно уже начались нехорошие странности...
- А я что говорю? - бесцеремонно вмешался Костя. - Вон, эта самая нехорошая странность в соседней комнате торчит и в усы ухмыляется. Видывал я в Питере такие штучки, или микрофон, или "маячок" - менты наши их, бывает, пользуют...
- Толя, - тихо, серьезно сказал Джинн. - Я тебя умоляю, постарайся пока помолчать. При них, - он кивнул на дверь, - ни слова. Улик, собственно говоря, никаких, против конкретных персон, я имею в виду. Понял?
- Да понял, - проворчал Костя. - Потолковать бы с этой конкретной персоной по-нашему...
- Молчи пока. Понял?
- Яволь, фельдмаршал...

Глава 5

ДЕЛА БАЗАРНЫЕ

- Ты глазами по сторонам не зыркай, будто голодный людоед, - сказал Костя, внутренне немного забавляясь. - А то вид у тебя такой, что за километр видно шпиона. Все пройдет, как по маслу. Славянская братва если за что берется...
- Это точно, - вяло отозвался Заурбек. - Вы, русские, большие мастера на всякие фокусы...
Они, все трое, сидели на корточках, абсолютно не выделяясь ни одеждой, ни видом, ни позой среди превеликого множества базарного народа всех национальностей и рас, - разве что негров не было, хотя Сергей клялся, будто полчаса назад видел-таки одного, не особенно и черного, скорее серого, с деловитым видом помогавшего русской бабе распаковывать картонный короб с сигаретами. Вполне могло быть. Базар - дело затейливое и многоплеменное, особенно здесь, в плодородной области на границе с Чечней...
И все же Заурбек немного нервничал, и, как его ни успокаивали, то и дело косился на распахнутые ворота склада, где у крайнего пакгауза малость поддавшие работяги загружали "зилок" коробками с корейскими телевизорами "LG".
Точнее говоря, это только на коробках значилось, что внутри - "LG" (да еще рядок, который предстояло загрузить последним, и впрямь содержал "ящики"). А внутри покоилось оружие в заводской смазочке - автоматы "Кипарис", как раз и добытые, по легенде, питерскими братками для друга Джинна. И переправляемые по абсолютно надежному, как они хвастались, каналу. И будьте уверены, трещотки должны были попасть в Чечню невозбранно - вот только принимать их там и складировать должен был Каюм, а это давало неплохие шансы на то, что воспользоваться ими Джинн так и не сможет (...и трижды сплюнем через левое плечо, потому что стопроцентных гарантий успеха не бывает ни в одной операции, как бы скрупулезно ее ни разрабатывали и какие бы спецы ее ни рисовали...).
Поневоле всплывала в памяти фразочка из какого-то старого детектива: "Нет ничего проще, чем проводить шпионские операции под личиной врага в родной стране, при условии, что соответствующие органы заранее обо всем знают..."
Заурбек мог и не нервничать так - он, бедолага, и понятия не имел, что точный план рынка и прилегающих окрестностей был заложен в компьютер, на котором заранее просчитывали самые разные варианты событий и перемещений. Что десятки людей (большинство из которых в главное не посвящены) обеспечивают безопасность троицы от множества случайностей, способных помешать. Что вокруг хватает своих под самыми разными личинами. Что в декоративной башенке на крыше новехонького, помпезного здания дирекции рынка сидит снайпер - на всякий пожарный. Ну и прочее - от маневренных групп на неприметных машинах до запущенной в местное УВД дезы. будто особая группа МУРа будет сегодня на рынке брать заезжего наркокурьера (что должно было заставить рыночных прикормленных ментов забыть на сегодня и о дани, и о беспределе, и являть собою образец исполнения уставов и инструкций).
Впрочем, если бы Заурбек обо всем этом знал, он, конечно, давно бы уже улепетывал во все лопатки, размахивая пушкой...
- Вон, гляди, - сказал Сергей. - Видал орлов? Эскадрилья конных водолазов, понимаете ли...
Костя посмотрел в ту сторону. Отплюнулся:
- Ага. Эскадрон гусар спиртючих... Поодаль, меж прилавками, шествовали три ярких образчика местного ряженого казачества - низенький бородач в центре и двое рослых сопляков по бокам. Плетюганы заткнуты за голенища, шашки болтаются, папахи заломлены, на груди целая россыпь крестюшек и медалюшек неведомого происхождения, типа "За возрождение снохачества". Вопреки строгим правилам императорских казачьих войск, цвета лампасов нимало не соответствовали окантовке погон, а те, в свою очередь, донцам папах нисколько не подходили...
Вообще, о местных казачках само же русское население отзывалось, насколько они знали, насквозь матерно, ибо никаких подвигов за здешними "станичниками" не числилось, если не считать гордого шлянья с нагайками и бессмысленных пьяных драк со всеми, кто не нравился.
- Вы, русские, большие мастера на всякие фокусы, - повторил Заурбек без всякой задиристости.
- Говорю тебе, все получится.
- А кто сомневается? Получится. У вас в свое время и Чечня получилась. - Телохранитель Джинна не нарывался, он говорил устало и чуть ли не безразлично. - Без вас ничего бы и не вышло. Нет, влезли со своей перестройкой, привезли Дудаева, которого у нас и знать-то забыли... И понеслось... Это не нам нужно, Толя, это вам нужно. Если бы ваша Москва на Чечне не делала большие деньги, вы бы нас раздавили в двое суток. Тогда еще. А так - вы на нас капиталы делаете, и на бомбежке, и на восстановлении, и на чем-то там еще...
- Ох ты! - сказал Сергей неприязненно. - Философ ты у нас, оказывается?
- Зачем философ? Я раньше пастухом был. Много думал. Пастухи много думают, у них времени хватает... Мы ж не слепые.
- Так ведь воюешь, философ? - спросил Костя.
- Воюю, - пожал плечами Заурбек.
- И дальше будешь?
- А что делать? Такой расклад судьбы. Все от Аллаха. Если начал, уже не остановишься.
- Ага, - сказал Костя. - Сейчас, как водится, вспомнишь своего мудрого дедушку, который говорит, что нельзя дважды снять урожай с одной чинары, а в одну и ту же воду дважды не войдешь...
- Не бывает никакого урожая с чинары, - сказал Заурбек. - И чинары у нас не растут. А дедушка уже ничего не говорит, его дудаевцы зарезали, когда он застрелил ихнего Гойбетирова.
- Вот это номер! - искренне удивился Сергей. - Что же ты и дальше воюешь, философ?
- Я же не у дудаевцев воюю, - сказал Заурбек досадливо. - Ты не поймешь, где тебе понять. Я у Джинна воюю. А дудаевцев я сам, случалось, резал. И за дедушку, и вообще.
"Действительно, хрен вас поймет, - подумал Костя. - Слава богу, что нам и нет нужды вас понимать, мы не для этого существуем, совсем не для этого..."
На душе было пакостно: все, о чем говорил этот долбаный ваххабит, они не раз обсуждали между собой, но вот Заурбек не должен был при них упоминать такого, потому что это неправильно. В чем неправильность, он не мог бы определить точно, злился еще и из-за этого. Стыдно перед Заурбеком, вот что, за то, что насчет Москвы и тамошних жирных котов чечен тысячу раз прав, а он не может быть прав, поскольку - злой чечен...
Чтобы прогнать эти стыд и неловкость, он вспомнил, что этот чертов философ, внук зарезанного дедушки, вчера выдал им аванс за оружие фальшивыми долларами. Все полсотни купюр, как в темпе установили здешние специалисты, оказались фальшаками, правда, мастерски исполненными, вероятнее всего, даже не в Иране, а в Западной Европе - или, учитывая происхождение Джинна, где-нибудь под Карачи...
- Мы сразу уедем, как только погрузимся? - поинтересовался Заурбек, на сей раз гораздо эмоциональнее.
- А что? - покосился на него Сергей, перехватил взгляд. - А-а, на лирику тянет?
- Ну и тянет, - согласился Заурбек, поглядывая на девиц в коротком, открытом и облегающем, шлявшихся там и сям четко рассчитанными маршрутами. - В горах этого нету.
- Увы, - злорадно сказал Сергей. - Уезжаем сразу, как только погрузимся.
- Ага, - кивнул Костя. - И никакой тебе лирики. Белла, чао, Белла, чао, Белла, чао, чао, чао... - Он насвистел мотив и даже припомнил обрывки куплета: Я проснулся сегодня рано в нашем лагере в лесу...
К его удивлению, Заурбек грустно подхватил:
- Прощай, родная, вернусь не скоро, Белла, чао, Белла, чао, Белла, чао, чао, чао, я на рассвете уйду с отрядом горебалдейских партизан...
- Гарибальдийских, балда, - хмыкнул Костя. - Ты-то где песенку ухитрился слышать? Сколько лет прошло...
- Как это - где ухитрился? Мы ж все когда-то жили в Советском Союзе, не забыл?
"А ведь забыл, - горько усмехнулся про себя Костя. - И забыл, что такое Советский Союз, и забыл, что вы тоже в нем, вообще-то, проживать изволили..."
- Помнишь, было такое кино? - немного оживился Заурбек. - Я маленьким смотрел. "По следу тигра". Там постоянно - Белла, чао, Белла, чао, Белла, чао, чао, чао... Видел?
- Ну.
- Помнишь, как там наш - из трехствольной зенитки - ап! ап! ап! Прямо по колонне.
- Наш? - хмыкнул Костя. Заурбек самую чуточку смутился:
- Ну, тогда был как бы наш... Тогда все были - или наши, или не наши.
- А сейчас, по-твоему, по-другому? - без выражения спросил Сергей.
- Сейчас вообще все другое, - подумав, заключил Заурбек. - И ничего уже не поймешь...
"Навязался на мою голову, козел горный", - зло подумал Костя.
Скверно, что он сейчас начинал видеть в этом хреновом ваххабите живого человека. Чуть ли не личность. Это никоим образом не повлияло бы на его отточенные рефлексы, если бы в следующую секунду Заурбека пришлось бы... хм, нейтрализовать, разъяснить, снять с доски. Слишком много мы повидали, чтобы растечься соплями от умиления от того только, что этот козел видел те же фильмы и помнит те же песни. Здесь другое. Нельзя видеть человека в том, кого, очень может быть, понадобится профессионально убивать. Нельзя. Если не видеть, все проще... Вероятный противник должен оставаться абстрактной фигурой, лишь внешне имеющей полное сходство с живым человеком, абсолютно для тебя неизвестным...
Он попробовал определить, есть ли поблизости наблюдатели стой стороны, Джинн вполне мог послать кого-нибудь для пущей надежности проконтролировать Заурбека, да и Скляр недоверчив. Особенно если учесть, что Скляр не далее как завтра должен именно в этом самом городе встретиться со своим агентом из штаба округа, ссучившимся подполковником, отчего-то полагавшим, что его переговоры по мобильнику с той самой чистенькой заграницей никто не сможет засечь и перехватить...
Нет, бесполезно. Слишком много вокруг самого разного народа, праздношатающегося и деловитого, бродячего и сидящего, пьющего пиво, приценяющегося к копченой рыбке и голоногим девкам, сбивавшегося в загадочные кучки, где то ли обсуждали негоцию с продажей пакета ханки, то ли попросту уговаривались дерябнуть водочки подальше от жен. Знакомых лиц, во всяком случае, в толпе пока что не маячило. Оставалось дождаться вечера, когда результаты потайных видеосъемок, все пленки по отработанной методике будут загнаны в компьютер, который и поищет старательно знакомые ему по прошлым записям рожи, а потом для пущей надежности они сами просмотрят глазами, ибо человеческий фактор, знаете ли...
- Вон, пошли, - перебил его деловые размышления Заурбек. - Приятные девочки.
- Эк тебя зациклило, - фыркнул Сергей. - А наградят они тебя крестом Большой Бледной Спирохеты?
- Чем?
- Заразой, философ...
- У меня презики есть. - Он потянулся, сообщил мечтательно:
- Вот на абхазской войне был смешной случай. Сцапал наш взвод грузиночку, симпатичная такая стерва. Из окна по нашим из "калаша" поливала, а еще искусствовед, с высшим образованием, у нее диплом нашли... В общем, Ваху и Дмитро она положила насмерть. Дмитро был лихой парень, хоть и хохол. Ну, вопрос не стоял, харить ее или нет, ясно, надо было пользовать. Хотелось только придумать что-нибудь затейливое, за наших парней. Тут Габерт - его потом убили в Гудермесе - и говорит...
- Мальчики, а что вы такие скучные? Две девицы, давно уже нарезавшие зигзаги в этом районе, добрались и до них, остановились с таким видом, словно собирались бросить якорь прочно и надежно. Честно говоря, они выглядели весьма даже товарно, хотя и размалеваны были почище дикого индейца, собравшегося на ихний краснокожий парад. Озабоченный джигит Заурбек моментально взмыл с корточек и широченной улыбкой изобразил полную готовность к брачному танцу.
- Эй, времени нет, - напомнил ему Сергей. - Лапочки, вы хоть школу-то закончили?
- А как же, - бойко сообщила та, что постарше. - А уж сколько университетов во рту подержали, ты б знал... Так как, мальчики, будем развлекаться? Цены умеренные, а обслуживание на высшем уровне.
- Толя... - умоляюще покосился Заурбек.
- Ладно уж там, - махнул рукой Костя. (В конце-то концов, рядовой питерский браток, упорно уклонявшийся от контактов с доступным женским полом и требовавший того же от других, - фигура не вполне типичная, из роли выходить не следует.) - Сейчас загрузим машину окончательно, придумаем что-нибудь.
Поскольку...
- Вы, черножопые!
Казачья троица добралась и до них - стояли, чуть покачиваясь, с видом грозным и непреклонным, картинно подбоченясь и возложив свободные руки на эфесы шашек.
- Это вы нам, дяденька? - вежливо поинтересовался Сергей, не спеша выпрямившись и оттого сразу оказавшись на голову выше самого высокого ряженого.
- Тебе, тебе, сволочь черножопая, - заверил бородатый атаман или кто он там.
Костя философски поднял брови. Заурбек, в общем, с ходу определялся как лицо пресловутой национальности, сам он, давно было известно, обладал нейтральной, как выражался генерал, физиономией, позволявшей "прилепить" к ней не одну народность, и не обязательно славянскую. Но вот Серегу, блондина с легким уклоном в рыжину, за кавказца мог принять только такой вот придурковатый алконавт.
Скандальчиком пахло все явственнее-атаман, подавая пример своим, зыркал вовсе уж нахально. Костя подметил у него погоны майора Советской армии - два просвета, одна звезда, которых у настоящего царского казака не могло оказаться ни с какого боку, не было в императорской армии такого сочетания просветов и звезд...
- Вы в каком же чине будете, господин хороший? - поинтересовался он, локтем отодвигая за спину ощетинившегося Заурбека.
- Старший есаул! - рявкнул низенький бородач, благоухая застарелым перегаром. - Ясно, чуркестан?
Час от часу не легче - не было в старые времена никаких таких старших есаулов... Интересная ситуация. Что прикажете делать? Прикрытие что-то не торопилось на выручку - отсюда следует, что им предоставили решать проблемы собственными силами. В самом деле, почему бы и нет? Легонькая базарная драчка с местными "станичниками" - еще один кирпичик в здание легенды, надо полагать?
- Ты что это прикопался к русским девушкам, скотина безрогая? - грозно вопросил господин старший есаул. - Своих мочалок мало,... твою мать?
- Чью мать? - бледнея лицом, жестяным голосом переспросил Заурбек, при котором таких словосочетаний нельзя было произносить вовсе.
- Иди к машине, - яростным шепотом приказал ему Костя. - Вон, кончили уже, кладовщица с накладными нас высматривает... Ну? Я кому сказал?
Заурбек, ворча и нехорошо косясь через плечо, все же в конце концов подчинился, побрел к кладовщице.
- Запомни, черножопый, - наставлял Сергея есаул. - Если будешь приставать к русским женщинам, яйца оторву и в сортире повешу...
Добродетельные славянские девушки, из-за поруганной чести которых и разгорелся весь сыр-бор, уже бочком-бочком отодвигались в невеликую толпу зевак - должно быть, резонно опасались, что переменчивые пьяные фантазии казачков переметнутся от защиты русской чести к осуждению порока... Вокруг образовалось некое пустое пространство - и ни прикрытия, ни местной милиции. Точно, им предоставляли решать проблемы на свое разумение.
- Шли бы вы своей дорогой, господин старший есаул, - мирным тоном предложил Сергей. - Вон солнышко светит, публика гуляет, совсем неподалеку пивком торгуют...
- А в рыло хочешь?
- Помилуйте, да кто ж хочет?
- А документы у тебя есть? - подбоченясь, рявкнул есаул. - Твоя машина?
Посмотрим, что привез, зуб даю, наркоту какую-нибудь... Документы давай! Кому говорю? И на машину тоже! И третьего сюда зови! - кивнул он на Заурбека. - Разбираться будем всерьез, а то поналезло вас тут, приблудных...
- Если что, берешь коротышку, - сказал Сергей по-английски, совершенно беззаботно улыбаясь.
Улыбка эта ангельской кротости есаулу не прибавила, наоборот, он зашипел, словно перегревшийся чайник, и рявкнул:
- Вы мне тут по-своему не гыркайте, черномазые, по-русски в России говорите!
И рванулся в атаку, выхватив нагайку из-за голенища, как ему, наверное, казалось, невероятно ловко и проворно, размахнулся от души...
Вот только Кости каким-то чудом не оказалось в том месте, куда коротыш целился, и тяжелая плеть из витых кожаных полосок совершенно впустую полоснула по воздуху, а в следующую секунду по причудливой траектории крутанулись сапоги, шашка, сам есаул, с грохотом приземлившийся на забросанный всякой дрянью асфальт в нелепой позе. С той же ослепительной улыбкой Сергей согнутыми ладонями уцапал обоих казаков за шеи, под затылком - и звонко треснул их лбами друг о друга, моментально приведя в состояние полного изумления. Они так и плюхнулись на пятые точки, не успев понять, что с ними, собственно, произошло.
Кто-то из зевак длинно, затейливо присвистнул. Костя сделал неуловимое движение в сторону и вовремя перехватил Заурбека, запустившего руку под куртку с недвусмысленной целью обеспечить сообщникам огневое прикрытие.
Ситуация определилась и перешла в состояние временной паузы. Ушибленные молодчики сидели, несомненно, борясь со сверкавшим перед глазами мириадом звезд, а есаул слабо барахтался, с трудом осознавая происшедшее. Попытался встать, но запутался в ножнах и снова растянулся навзничь.
- Па-апрашу, граждане, не скопляться! Это на сцене, наконец-то, возникли закон и порядок в лице упитанного усатого сержанта, щедро увешанного по периметру пуза всякой всячиной вроде дубинки, наручников, газового баллончика, кобуры и еще какой-то амуниции. Костя успел заметить, что секундой ранее неприметный человек в штатском что-то кратко и уверенно шепнул сержанту на ухо, чуть подтолкнув его к вывалянной в пыли и окурках троице. Кажется, в прихотливую игру непредусмотренных случайностей наконец-то вмешалось организованное начало...
- Ай-яй-яй, гражданин Четвериков... - протянул сержант, одной рукой без труда поднимая есаула и придавая ему более-менее вертикальное положение. - Что ж это вы себе позволяете? Выкушали алкогольных напитков и к мирным гражданам ни за что ни про что пристаете... Нехорошо. Налицо нарушение общественного порядка.
- Павло! - в неподдельном изумлении воззвал есаул, выкатив глаза. - Шо с тобой такое? То ж черножопые начали...
- Я вам при исполнении служебных обязанностей. гражданин Четвериков, никакой не Павле, - отрезал сержант, маявшийся чуточку в несвойственной ему, надо полагать, роли. У него был такой вид, словно он старательно выговаривал заученные фразы на плохо знакомом иностранном языке. - Попрошу не употреблять... оскорбляющего достоинство. Не усугубляйте...
- Павло, та шо с тобою?!
- Па-апрашу! - рявкнул сержант. - Если выпили, не нарушайте общественный порядок.
А то можно и проследовать. Если граждане будут заявлять по установленной форме, можем и привлечь... Вы намерены подать заявление?
- Да какое там заявление, - благодушно сказал Сергей. - Подумаешь, споткнулись люди на ровном месте...
Сержант с видимым облегчением вздохнул:
- Ну и ладненько. Гражданин Четвериков и вы, Михаил с Григорием, шли бы вы себе восвояси с базарной территории, не нарушая общественную нравственность...
Кому говорю?
Трое, отряхиваясь, побрели прочь, причем есаул то и дело оглядывался даже не зло - с тем же несказанным изумлением, не в силах осознать, почему мир внезапно перевернулся и рушатся привычные реалии.
- А вас, граждане, документики попрошу, - профессионально оживился сержант. - Так... Так... Погрузили транспортное средство? Вот и отправляйтесь согласно надобности, не создавайте ненужного скопления... Понятно?
- Понятно, командир, - сговорчиво сказал Костя и от греха подальше побыстрее направился во двор.
Сев за руль, он аккуратно вывел "зилок" за ворота, поглядывая по сторонам, - логично было бы предположить, что обиженный вдвойне есаул, потерпевший и от наглых незнакомцев, и от столь необъяснимо переменившегося стража порядка (наверняка допрежь - благодушного приятеля, а то и кума), попытается где-то в отдалении собрать своих орлов и взять реванш. Городок сей скорее разросшаяся деревня, а значит, и нравы недалеки от деревенских.
Обошлось. "Конных водолазов" в пределах видимости так и не обнаружилось.
Зато из боковой улочки появились белые "Жигули", приветственно мигнули фарами и на большой скорости прошли вперед, сразу исчезнув с глаз. Это и была головная боль сопровождения, которой предстояло идти в километре-полутора впереди по трассе, - как-никак полный грузовик оружия... Второй машины он не видел в зеркальце, но это и не удивительно - она пойдет сзади опять-таки на дистанции...
Выезд из города, бетонное зданьице поста ГИБДД. Пропустили, не обратив внимания. Как оно всегда водится, водители еще метров двести ехали дисциплинированно, с черепашьей скоростью, а оказавшись вне поля зрения блюстителей, прибавляли газку. Костю обошли сразу несколько легковушек, но он и не собирался устраивать "Формулу-1", держал свои восемьдесят. Время от времени, через каждые два километра, рация в его нагрудном кармане громко изрекала:
"Сорок восемь, сорок восемь", что означало полное отсутствие каких бы то ни было проблем - с точки зрения тех, кто находился в "лоцманской" легковушке. Он прилежно всякий раз отвечал: "Восемь сорок, восемь сорок", давая знать, что и у них все в порядке (в замыкающей машине рацию тоже держали на приеме, но ввиду полного благолепия в эфир не выходили).
Не без уважения наблюдавший его манипуляции с рацией Заурбек вдруг спросил:
- А вы что, нерусские?
- С чего ты взял?
- Вы же там, на базаре, по-нерусски переговаривались.
- Просто мы в школе хорошо учили иностранные языки.
- А которые?
- Английский, - подумав, ответил Костя. В конце концов, никаких тайн он не выдавал, общеизвестно, что и среди криминала хватает народа с образованием.
- Хорошо вам, - завистливо признался Заурбек. - Знал бы я английский, поехал бы в Лондон...
- Интересно, зачем?
Не без колебаний Заурбек решился поделиться сокровенным:
- У них там в королевском замке есть один алмаз. Мало того, что огромный, так еще и магический. Продлевает жизнь до ста двадцати лет. Ты не смейся, мне подробно рассказывал Леча Хумидов, а он и институт кончил, и в Лондоне был раз десять, думаешь, почему мама ихней нынешней королевы дожила до ста лет? Из-за того самого алмаза. И ее бабушка - не нынешней королевы, а ее мамы - тоже жила до ста лет. Виктория ее звали, про нее в книгах написано. А алмаз волшебный, потому что из Индии. Там йоги и факиры...
Костя не стал его разочаровывать, напоминая, что королева Виктория, согласно точным данным, прожила не сто лет, а всего-то восемьдесят два.
Усмехнулся:
- Ага, понятно. Ты, значит, рассчитываешь до этого алмаза добраться?
- Нет, я ж говорю - если бы знать английский...
- А охрана? - с подначкой поинтересовался Сергей. - Стерегут, надо полагать, круто, коли камешек - магический...
- Так там же англичане, - с видом полнейшего презрения махнул рукой Заурбек. - Что от них толку? Настоящие мужчины такую империю, как у них была, не профукают. У нас был в заложниках англичанин. В девяносто пятом. Не человек, а тряпка, даже пинать неинтересно было, овечий хвост... Да еще и пидер вдобавок.
Шерип как-то обкурился и поставил его раком вместо женщины, а оказалось, у него попа разработанная, как дупло, ему понравилось даже. Нет, англичане - народ негодный. Язык бы знать, потому что...
- Тихо, - сказал Костя, плавно притаптывая тормоз.
Автострада сужалась меж двух косогоров, став узенькой двухрядкой, - и поперек дороги, совершенно ее перекрывая, стояли четыре грубо сколоченных деревянных заплота. К двум были приколочены "кирпичи" - почти новенькие, с целехонькой краской, третий украшен знаком "ремонтные работы", а к четвертому присобачен синий круг с белой стрелкой, указывавшей вправо, на проселочную дорогу, исчезавшую за близким лесочком. Деревья по весеннему времени были голые, но росли густо.
- Что делать будем? - поинтересовался Сергей.
- Сорок восемь, сорок восемь, - меланхолично сообщила рация.
Костя колебался. Решение предстояло принимать ему как старшему группы - и быстро.
- Пятерка на сорок втором километре, - сказал он, почти не раздумывая. - Еду дальше.
Почему "лоцманская" машина не сообщила о препятствии, хотя бы в иносказательной форме, в виде той же "пятерки", означавшей по коду всевозможные непредвиденные непонятки, не несущие пока что явной опасности? Полное впечатление, что они промчали дальше по автостраде так, словно никаких препятствий не было. Тогда не было...
- Шестнадцать, шестнадцать, - отозвалась замыкающая машина.
Они приняли сигнал и сейчас должны были подтянуться поближе.
- Ладно, поехали, - решился он. - В оба смотрите...
И повел "зилок" на второй скорости по проселку, свободной рукой расстегнув на куртке пару пуговиц, так, чтобы пистолет, висевший под мышкой в "горизонталке", стал еще более доступен для моментального употребления.
С документами у них с Сергеем обстояло как нельзя лучше - ну как же, частное охранное предприятие, совершенно законное хранение и ношение. Что интересно, у Заурбека были примерно такие же корочки, на Костин взгляд, даже не подделанные, а выправленные где-то легальным образом. Поймать бы ту падлу, что джигиту эти корочки выдала, и поговорить с ней по душам, вдумчиво и обстоятельно...
Ага! Слева, на обочине, стояла вишневого цвета "семерка" с синей мигалкой на крыше, а возле бдительно прохаживались два субъекта в камуфляже и ботинках с высокими берцами. На груди у обоих - начищенные бляхи. В машине - еще двое, кажется, в цивильном. Интересно. Очень интересно. На инструктаже особо подчеркивалось, что любые патрули, оперирующие на дороге, будут непременно на "правильных" машинах, то есть служебных, носящих должную раскраску, обозначения и бортовые номера. Конечно, в жизни случается масса нестыковок, и какой-нибудь отдел по борьбе с чем-то там противозаконным вполне мог, вопреки строгим приказам, именно сегодня крутить какую-то свою операцию. Столько еще в нашей жизни раздолбайства...
Ближайший к ним камуфляжник замахал полосатой палкой, явно и недвусмысленно приказывая остановиться. Из оружия у него - лишь кобура на поясе, прицепленная на вермахтовский манер. На плече у второго - "Калашников" довольно старого образца, собственно, патриарх и прародитель, АК-47. Что, местная милиция до сих пор пользует такое старье?
Самое непрофессиональное в обращении с автоматом как раз и заключается в таком вот его расположении - на правом плече, стволом вниз. В случае чего стрелять можно только с пояса и неприцельно, к плечу не вскинешь. Человек, битый жизнью, знает несколько других способов, не позволяющих терять драгоценные секунды: на "петле", на левом плече, на груди. Полное впечатление, что мента не клевал еще жареный петух...
Из машины выбрались еще двое, в штатском, разомкнулись и встали по обочинам дороги. Оружия у них не заметно.
- Выйти из кабины! - рявкнул тот, что с жезлом. - Документики приготовить!
Автоматчик откровенно взял кабину на прицел, так и не сняв свою дуру с плеча, полагая, видимо, что одного ее вида вполне достаточно.
- Бдительно и чистенько... - почти не разжимая губ, сказал Костя и первым, как и надлежало водителю, вылез из кабины.
И протянул документы левой рукой, оставляя правую свободной для более важных надобностей. В конце концов, он мог вполне оказаться и левшой, правила дорожного движения левшей нисколечко не дискриминируют...
В секунды у него создалось стойкое убеждение, что типа с жезлом интересуют не права и прочее им сопутствующее, а в первую очередь накладная на груз. Двое в штатском передвинулись в противоположную от Кости сторону, к правой дверце, тут же оттуда послышалось:
- Руки на виду держать! Три шага назад!
- В чем дело, командир? - лениво поинтересовался Костя, левой же рукой шумно почесывая в затылке с видом крайнего простодушия.
- Поговори, - столь же лениво бросил камуфляжник, засовывая все поданные ему документы в нагрудный карман. - Кругом. И три шага вперед. Кому говорю? - И для пущей внушительности положил руку на кобуру.
Вот оно!!! Жетоны у обоих с первого взгляда, как настоящие - кружочек цветов российского триколора в центре, надпись "Патрульно-постовая служба"... вот только номера у обоих принятым в МВД кодам данной области НЕ СООТВЕТСТВУЮТ!
И соседним тоже, жуткая цифровая галиматья!
По ту сторону кабины послышался вскрик - кажется, удивленный - и яростный рык Заурбека:
- Бей!!!
Костя уже не колебался. Как шагал от милиционеров, так и упал - навзничь, словно в воду прыгал, совершенно неожиданно для парочки. Еще падая, вырвал пистолет из кобуры; держа его обеими руками, выстрелил дважды, как раз в тот миг, когда ощутил спиной и затылком твердую весеннюю землю.
Короткая очередь прошила воздух высоко над ним, примерно в том месте, где располагались бы его голова и торс, останься он на ногах. Все было ясно. Он перекатился влево - чтобы сбить противнику прицел, разворачивать оружие вправо чуть труднее, чем влево, такова уж человеческая моторика...
Автоматчик уже заваливался, руки выпустили нелепо повисшую на ремне бандуру. Костя выстрелил в третий раз из того же положения - навзничь на земле, вытянутые руки сжимают оружие, извернулся, как кошка, вскочил на ноги и одним броском преодолел расстояние, отделявшее его от оравшего камуфляжника: тот корчился на земле, так и не успев выхватить пистолет, держа раненую ноженьку обеими руками. Насел, отключил в два удара, уже слыша, как по земле яростно грохочут подошвы, - к ним в стремительном броске неслась троица из замыкавшей машины.
Жестом показав им, чтобы позаботились о раненом - можно было и пристрелить к чертовой матери, но как же без языка в такой вот ситуации? - обежал грузовик.
Там тоже все было в полном порядке. Один штатский лежал в неестественной позе готовенького, второй, уткнутый рожею в мать сыру землю, пробовал по дурости своей барахтаться, абсолютно без пользы, конечно. Сергей одной рукой фиксировал его выкрученную верхнюю конечность, а другой отпихивал Заурбека, возбужденно плясавшего вокруг и норовившего отвесить поверженному хорошего пинка. Увидев Костю, сын вольных гор заорал:
- Ножом меня хотел пырнуть, сволочь! Со спины! Нашел дите!
- Мужики! - истерически орал пленник. - Пожалейте! Мы ж не хотели, что вы...
"Ну разумеется, - сказал себе Костя понятливо. - Выходит, вовсе не показалось, что глазки кладовщицы что-то очень уж хитренько бегают, а физиономия насквозь неприятная. Не подвело чутье. Навела, корова толстая.
Грузовик, под завязку нагруженный корейскими цветными телевизорами, представлял собою не самую хилую добычу... С-сучка. Ну ничего, эти орелики тебя очень быстро сдадут со всеми потрохами, а то и атаманшей представят, как только им популярно объяснят, чем пахнут такие забавы... Черт ее знает, вдруг и в самом деле - атаманша?"
- Где Славка? - спросил он, увидев, что четвертого нет и в машине.
- На дороге остался, - ответил Коля Качерин, хозяйственно пряча пушку в кобуру. - Там какой-то гуманоид растаскивал ограждение - в таком темпе, словно ему за это Героя Соцтруда обещали. Ну, высадили Славку на ходу, чтобы потолковал с ним за жизнь, а сами рванули сюда... Обошлось, я вижу?
- А когда у нас не получалось? - сквозь зубы ответил Костя, гася обычное возбуждение, неминуемо наступавшее после закончившейся схватки. Достал рацию и внятно произнес:
- Восемь сорок, восемь сорок, продолжаем движение... В машину, эй!
Прыгнул за руль и включил зажигание, уже не интересуясь судьбой пленников, потому что не его это было дело. Упакуют и доставят в лучшем виде, а как это будет происходить - совершенно несущественно для порученного ему задания...
- Как у вас было? - спросил он деловым тоном.
- Да ничего интересного, - сказал Сергей уже почти спокойным тоном. - Один ткнул в меня пушкой, а другой в это время, подметил я краем глаза, собрался Заурбека нанизать на перышко. Ну что тут сделаешь? Пришлось разъяснить всю неуместность их поведения, пока не охамели окончательно...
Заурбек спросил хозяйственно:
- Ваши их сумеют качественно закопать?
- Не сомневайся, - сказал Костя.
- Жалко, оружие не взяли...
- И куда бы ты с ним? Не жадничай, у тебя за спиной полно трещоток получше...
- Это общественные. А тот был бы лично мой.
- Логично, вообще-то, - заключил Костя, с лязгом переключая сцепление. - Увы, ничего тут не поделаешь. Нам еще по дороге, чует мое сердце, встретится хренова туча ментов. И тут уж никак автомат не выдашь за деталь национальной одежды. Еще и потому, что одет ты, голуба, отнюдь не национально... Так что перетерпи.

Глава 6

РЕПЕТИЦИЯ ВСЕМИРНОГО ПОТОПА

Русские пьянки возникают на свой, неповторимый манер. Это на гнилом Западе тамошние эстеты созваниваются за полгода вперед, чтобы лизнуть за вечерок капельку чего-нибудь хмельного. В нашем богоспасаемом Отечестве добрая пьянка похожа скорее на явление метеорита в небесах - только что его не было, и в следующий миг по небу с грохотом и адской скоростью пронесется нечто ослепительное, совершенно неожиданно для человечества, если не считать парочки умных астрономов, чьи предупреждения все равно никто толком не слушает...
Примерно так на Руси обстоит и с пьянками. Только что стояла благолепная тишина, и вдруг - дым коромыслом...
Собираться в квартиру народ принялся часиков в девять вечера, уже потемну, громко переговариваясь на лестнице, предвкушающе, весело. И очень быстро развернулось на всю катушку - при распахнутых окнах, включенном на полную мощность магнитофоне и полной несдержанности в выражениях.
Так уж вышло, что квартира на третьем этаже, где гуляли во всю ивановскую, располагалась аккурат над той, где давно и трудолюбиво обустроил явку "пан"
Скляр, наконец-то осчастлививший своим появлением эти края. Это у него с потолка сыпалась штукатурка и качалась старенькая люстра. Это ему долбил по ушам рев магнитофона:
В Афганистане, В "черном тюльпане", С водкой в стакане Плывем над землей...
Остальной репертуар был примерно того же направления - от старых песен времен Афгана до новых, сочиненных уже после первой чеченской кампании, иногда неизвестно и кем, но, несомненно, знавшим о событиях не понаслышке. Именно такое музыкальное оформление и должно было сопровождать пьянку, которую закатил на радостях внучатый племянничек хозяина квартиры, вернувшийся из-за Терека живым и невредимым. Все мотивировано, ребята...
Вообще-то, настоящий внучатый племянничек тихонько и без особых подвигов служил себе прапором в Моздоке при тамошнем аэродроме. Но этих тонкостей "пан"
Скляр знать, безусловно, не мог - зато, не исключено, слышал краем уха, что дедов родственничек служит где-то в Чечне. Наверняка слышал - Скляр, волчина осторожный, не мог не выяснить предварительно, кто в подъезде обитает, чем занят и все такое прочее. Скляр всегда тщательно обнюхивал пространство вокруг своих явок, это-то о нем знали совершенно точно.
Собственно говоря, дедов внучек подвернулся как нельзя более кстати, обеспечив железную мотивировку. Конечно, если бы его не существовало в природе, пьянка-спектакль точно так же развернулась бы этажом выше Скляра, только в других декорациях: скажем, день рождения или свадьба или на худой конец просто празднование местной интеллигенцией шестисотлетия русской балалайки. Не суть важно. Но "возвращение героического воина с бранного поля" имело еще и то ценное качество, что, безусловно, отметало такие неприятности, как визит милиции, вынужденной сурово напомнить, что шуметь после двадцати трех нольноль, строго говоря, не дозволяется. У кого из местных повернулся бы язык, рука бы поднялась накручивать "02", когда они своими глазами видели дымивших на лестнице бравого "внучка" и его "сослуживцев", громогласно делившихся воспоминаниями? Проще уж и благороднее будет перетерпеть, утешая себя тем, что подобные шумности не каждый день выпадают. Да и вообще здесь, на рабочей окраине областного центра, из-за подобных соседских гулянок как-то не принято дергать правоохранителей. (В скобках: даже и найдись такой склочник, наряду пришлось бы уехать восвояси, поскольку в гулявшую компанию был грамотно введен самый настоящий милицейский майор из местных, посвященный в детали лишь в общих чертах, но накрепко усвоивший, что ему отведена роль успокоителя патрульных.) Одним словом, гулянка продолжалась как ни в чем не бывало и после двадцати трех ноль-ноль. Временами курившие на балконе, уже изрядно поддавшие, судя по голосам, устраивали соревнования на самый меткий плевок в цветочный ящик нижележащего балкона или попадание туда окурком. На что, как легко было предугадать, ни Скляр, ни оба его сподвижника не реагировали, предпочитая отсиживаться в квартире. Проще было промолчать, не встревая в совершенно ненужные нелегалам разборки с пьяной компанией, состоявшей не из самых спокойных представителей рода человеческого, безусловно нервных и дерганых, - уж Скляр-то прекрасно себе представлял, что за народ гулеванит у него над головой и насколько чревато этих ребят задевать всяким там тыловым чистюлям...
Так и шло: громко делились воспоминаниями и впечатлениями, временами срываясь из-за стола сплясать нечто исконно русское с молодецким топотом и уханьем, визжали и смеялись девицы, магнитофонные вопли временами сменялись дружным хоровым пением классических застольных шлягеров про мороз-мороз и черный ерик...
Это был грамотно поставленный спектакль, конечно. И пока одни безукоризненно исполняли роли, другие, чье присутствие в квартире посторонними не улавливалось вовсе, работали. К окну Скляра давно уже опустили неприметный микрофончик и потому имели полное представление о происходящем на явке. Там, внизу, было высказано вдоволь матерных слов как о неожиданном празднике, так и его участниках, - но, как и предугадывалось, Скляр после некоторого размышления приказал своему немногочисленному гарнизону сидеть тихо и ни во что не встревать. И еще раз кратенько расписал диспозицию на завтра, чем полностью подтвердил первоначальные версии следаков - и о том, что он прилетел сюда как раз встретиться с этой гнидой из штаба округа, и о том, что в квартире складировано немало интересного. Увы, о месте завтрашней встречи так ничего и не услышали...
Что ж, это не смертельно. Место встречи неизвестно, но его, повторяя классиков, изменить нельзя...
Часу в пятом ночи веселье пошло на убыль - иные из гостей стали расходиться, сотрясая подъезд "хрущобы" топотаньем и пением. Оставшиеся в квартире понемногу выключались из гульбы, а там и окончательно умолкли к тихой радости соседей.
Все равно главное уже было проделано - под маскирующий топот плясок и музыку пара половиц аккуратно убрана, шланг подсоединен к крану, и его свободный конец выведен к месту, выбранному после надлежащей консультации с самым что ни на есть мирным специалистом, знавшим все о "хрущевках", особенно о том, как ведет себя свободно льющаяся вода и где она протечет сквозь перекрытия, если не ограничивать ее во времени и напоре.
Конечно, в столь деликатном деле нельзя было стопроцентно поручиться за точные предсказания. Водной стихии предстояло действовать совершенно самостоятельно - и все равно кое-какие предварительные расчеты сделать можно...
Воду пустили в шесть пятнадцать утра, и она, идиллически журча, заструилась согласно законам природы.
В семь сорок шесть этажом ниже заметили неладное - надо полагать, влажное пятно на потолке. А там и закапало. Капли должны были понемногу превращаться в ручеек - что, судя по некоторым уловленным микрофоном репликам, имело-таки место.
В квартире наверху внимательно слушали. В квартире внизу зло материлась чертовски плохо выспавшаяся в эту ночь троица. Чем дальше, тем больше события разворачивались в соответствии с замыслом - ветхие перекрытия пропускали воду активнейшим образом, и внизу забеспокоились не на шутку, принялись что-то с шумом передвигать, вслух пытаясь догадаться, что же там, наверху, происходит и примут ли там, наконец, меры.
Постепенно троица, как и подавляющее большинство людей на их месте, пришла ко вполне резонным в данной ситуации выводам: наверху, скорее всего, свернули по пьянке кран либо позабыли таковой закрыть, а поскольку все дрыхнут здоровым пьяным сном, толковых мер по исправлению аварии ожидать в ближайшем будущем нечего. Притом, что время встречи неумолимо приближалось. Решения Скляра все более начинали предугадываться. В конце концов ожидания полностью совпали с реальностью: "пан сотник", покидая квартиру в сопровождении телохранителя, поручил хозяину явки принять в их отсутствие немедленные меры...
Вскоре в дверь верхней квартиры принялись отчаянно трезвонить. Хозяин явки (зарегистрирован как Павлычко Игорь Павлович, "челнок" из Симферополя) скрупулезно выполнял приказ.
Названивать ему пришлось минут пять. Потом в квартире послышались ленивые, шаркающие шаги, щелкнул замок.
На пороге возвышался герой чеченской кампании во всей красе - босиком, в камуфляже, с двумя настоящими медалями, "Отвагой" и "Василичем" <Обиходное название медали Суворова.>, заспанный и благоухающий спиртным на метр вокруг. Щурясь и промаргиваясь, он всматривался в неожиданного гостя, пока не сообразил, что тот ему не снится. И, почесывая живот под тельняшкой, без особых эмоций осведомился:
- Проблемы какие, мужик? И зевнул от души: аа-ууу-ыыы...
- У вас вода течет, - деликатно осведомил г-н Павлычко, представитель частного капитала, низового его звена. - Мне квартиру топит...
Бравый вояка, закатив глаза, старательно пытался понять, чего от него хотят. Одной рукой по-прежнему скребя пузо, второй принялся чесать в затылке.
Не похоже было, что он когда-нибудь намерен отверзнуть уста.
- У тебя вода течет! - потеряв терпение, драматически воскликнул Павлычко.
- Вода? Слышь, а откуда вода взялась? Воду мы вчера не пили. Все пили, кроме воды...
- У меня квартиру заливает!
- А она где?
- Внизу! - энергично ткнул пальцем Павлычко. - Под тобой прямо! Ну, доходит?
- Чего-то такое помаленьку доходит... - Вояка, качнувшись, протянул широкую ладонь. - Будем знакомы, сержант Карасев... Слышь, выпить хочешь? Там осталось до фига...
- Да какое выпить?! Квартиру топит!
- Не, мужик, я решительно не врубаюсь, - сообщил сержант. - Пить ты не хочешь, как импотент какой, прости господи... Чего ж тебе надобно, старче?
- Да ты... - рявкнул изобиженный сосед снизу и тут же осекся, пытаясь быть дипломатом. Произнес раздельно и елико возможно убедительно:
- Слушай, парень, ну сообрази ты, наконец, похмельною башкою: у тебя то ли трубу прорвало, то ли кран не закрыли. У меня с потолка так и хлещет, там, внизу, под твоей квартирой, врубаешься?
- Да вроде, - помотав головой, сказал сержант. - Пошли глянем.
И энергично ринулся на площадку - как был, босиком. Павлычко обрадованно топал впереди.
Нижняя квартира, в самом деле, являла собою печальное зрелище - на потолке темнело огромное влажное пятно, а на полу, соответственно, можно было при желании пускать кораблики. За то время, что они стояли и смотрели, с потолка толстым ручьем пролилось еще не менее полведра.
- Шумят ручьи, журчат ручьи... - легкомысленно пропел сержант, покачиваясь. - Ну, что я тебе скажу? Репетиция всемирного потопа, прямо прикинем...
- Ну что ты стоишь? - прямо-таки взвизгнул Павлычко. - Сходи к себе, воду перекрой!
- Так она не у меня перекрывается, стояк в подвале где-то...
- Может, у тебя кран не закрыт?
- Дался тебе этот кран, дядя, - произнес сержант совсем даже трезво. - Кран, кран...
В следующий миг г-н Павлычко успел сообразить, что глаза сержанта сверкнули совершенно трезво, холодно, а вот больше ничего не успел - "сержант" отточенным приемом сбил его на пол, физиономией в холодную воду, завернул руку, навалился.
Еще трое ворвались даже раньше, чем хозяин явки успел взвыть от нешуточной боли. Звонко журчала водичка, аш-два-о.
Особо суетиться ворвавшиеся не стали - и без того было известно, что данный субъект пребывал в квартире в гордом одиночестве (что установили с помощью не самого сложного прибора, использовавшего не столь уж головоломные законы физики). Никакого сопротивления г-н Павлычко уже не оказывал, тем более любимого авторами детективов вооруженного - по той простой причине, что любой, попавший в теплые дружеские объятия прапорщика Булгака, о сопротивлении как-то незаметно забывал.
В общем, все обстояло чинно и благолепно, но так уж заведено - врываться в молниеносном темпе. На всякий случай... Потом можно было и расслабиться. Благо от них вовсе не требовалось уподобляться американским копам и долго талдычить задержанному, на что он имеет право, а что непременно будет использовано против него.
У лежащего всего-навсего вежливо спросили:
- Представляться надо?
Судя по тому, как он, лежа щекой в прохладной водичке, зло фыркал и добросовестно пытался испепелить взглядом, в подобных церемониях заведомо не было нужды. Но все же ему культурно сообщил старший группы:
- Федеральная служба безопасности. Такие дела. - И, присев на корточки, рявкнул:
- Где встреча? Где у Скляра встреча, спрашиваю?
- А я знаю? - огрызнулся пленник. И так ясно было, что промолчит - то ли из вредности, то ли в самом деле не знает. Но всегда лучше спросить, мало ли какие чудеса случаются, вдруг да ляпнет: "На углу у булочной". Нельзя жить, совершенно в чудеса не веря.
Увы, не получилось чуда. Старший выпрямился и, перейдя на местечко посуше, скучным голосом заключил:
- Ну, давайте работать, по порядочку...
...Довольно быстро шагавшие за Скляром и его неизменным Остапом опера пришли к выводу, что клиент их не засек, или, говоря сухим казенным языком, "объект наружного наблюдения за собой не выявил". Ничего удивительного, в общем:
Скляр был битым волчарой, но главным образом в том, что касалось войны и "партизанки", а здесь требовались иные, специфические навыки, коими бывший десантник обладать не мог, а времени научиться не особенно и хватало...
Зато опера в полной мере оценили продуманность, с каковою Скляр слепил свой сегодняшний образ. Отглаженные темные брюки, явственно консервативные, куртка защитного цвета - никоим образом не форменная, но недвусмысленно вызывавшая ассоциации с армией. Планка из трех ленточек - Красная Звезда, "Отвага", "Василич". Очки в строгой оправе, черный портфель, стрижка-полубокс, степенная походка - этакий заслуженный отставник, нашедший себя на гражданке не в мелкой коммерции или, упаси боже, рэкете, а где-нибудь в патриотическом воспитании молодежи... Верный телохранитель, безусловно, не достиг такой отточенности облика, но и он выглядел солидным, степенным, располагающим.
Нервы у всех охотников чуточку позванивали, как натянутые струны.
"Карусель" раскрутилась по полной программе, если учесть, сколько было задействовано машин и пеших, но все равно такие вот ситуации, когда место встречи неизвестно до последнего и захват придется выстраивать чуть ли не в секунды, на полнейшей импровизации, с ходу и с колес, отнюдь из способствуют сохранению нервных клеток - в особенности если предписана тишина в эфире... Ну, не могильная тишина, не полная, однако разговоры по рации строго-настрого приказано свести к жизненно необходимому минимуму...
Очередной хвост, перенявший Скляра у коллег менее минуты назад, отчетливо слышал, как в кармане у ведомого затрезвонил мобильник. Скляр без лишней поспешности, без свойственного юным обладателям "мобил" выпендрежа приложил агрегат к уху, преспокойно промолвил:
- Да, я, Михалыч, скоро буду, что ты зря дергаешься...
Следовавший за ним оперативник, понятное дело, не мог определить, кто звонил клиенту и в чем там дело. Зато это моментально поняли люди, которых здесь не было вовсе, потому что они преспокойно сидели со своей аппаратурой в паре километров отсюда - спецы по радиоэлектронной борьбе, самый засекреченный народ среди самых секретных.
То, что звуки конкретного голоса столь же неповторимы, как отпечатки пальцев, установлено еще лет тридцать назад. Хватило времени, чтобы разработать соответствующюю аппаратуру. А потому хитрая электроника, работавшая в прочном содружестве с хорошим компьютером, моментально доложила, что звонил Скляру второй участничек встречи, тот самый подполковник из штаба округа, - нервишки играли, явился к месту первым, за пару минут до расчетного срока, торопился напомнить о себе.
Данный факт кое в чем здорово помог - уже через сорок пять секунд после звонка остро отточенный карандаш спеца поставил на плане города аккуратную точечку, а заглянувший через плечо местный оперативник, знавший сей населенный пункт, как собственную квартиру, зло выдохнул:
- С-сука...
- Что там? - спокойно спросил спец по хитрой электронике.
- Если это место встречи и есть... С-сука, это ж детсад! Рабочий день, киндеров там...
Тратить время на эмоции было некогда, и он оглянулся на того, кто только и был наделен правом отдавать приказы. Зло нахмурился:
- День теплый, детвора вся на улице... Тот, кто мог приказывать, сказал:
- Всем группам -"десятку". Особо ювелирно, кровь из носу... И координаты.
Через пятнадцать секунд в эфир метнулось, как стрела из лука:
- Вероятность - семнадцатый квадрат. Десять, десять!
Да уж, это была десятка. Выражаясь в манере безымянных авторов "Тысячи и одной ночи" - десятка из десяток, порождение джинна...
Тихая улочка, захолустный район с несколькими панельными пятиэтажками по левую сторону дороги - ну, это само по себе еще не было головной болью, все и так знали, что опытный человек вопреки иным стереотипам как раз такие места и выбирает: очень трудно маскироваться наружке, не то что на многолюдном проспекте мегаполиса.
Но вот по правую сторону дороги - детский сад с огромным, огороженным невысоконьким забором двором, по которому шумные карапузики обоего пола разгуливали в устрашающем множестве.
Для человека непосвященного картина умилительная (ну, где все ваши разговоры о сокращении нации?!), а для специалиста сейчас - картина жуткая.
Потому что доподлинно известны две вещи: во-первых, у Скляра с Остапом карманы чем только ни набиты, а во-вторых, терять им, в общем, нечего.
И место выбрано с умыслом, как раз из-за детского многолюдства, - иначе зачем Остап в какой-то момент резко ускорил шаг, оторвался от спутника, прошел мимо томившегося в условленном месте подполковника и занял позицию метрах в пятнадцати от него, как раз напротив заборчика? Заборчик, хилые штакетины, достигает ему до пояса, одним рывком перемахнешь, а по другую сторону - писк, беготня, песочница, парочка клуш-воспитательниц, от которых в данной ситуации толку чуть меньше, чем от козла молока...
Но все равно растерянности не возникло, люди бывалые. Просто-напросто из множества скрупулезно просчитанных вариантов во мгновение ока приняли один, наиболее подходивший к ситуации, плюс импровизация, конечно...
Скляр уже дружески здоровкался за ручку со своим ссученным дружком полноватая, щекастенькая штабная сволочь, которой мало было безопасного места службы, и проистекавших от близости к начальству льгот, и шинельки из генеральского сукна, и безотказных химических блондинок-прапорщиц. Подполковник явно нервничал, а Скляр, судя по скупой убедительной жестикуляции, заверял, что все спокойно и оснований для неврозов нет...
Вокруг уже началась работа. Как-то так получилось, что случайный мотоциклист остановился очень уж близко от "сладкой парочки", всего-то метрах в пятнадцати, и, выключив мотор, длинно свистел, таращась на какой-то из балконов: ну, девочку высвистывал, конечно, волосатик... Как-то так получилось, что по улочке с двух разных направлений двинулись одиночные прохожие, равно как и небольшие компании - самого невинного вида и облика. Такси пассажира высаживало - а тот, поддавший, сомневался громко, туда ли его привезли, вроде бы ему в другое место необходимо... И так далее, и тому подобное. В таком вот случае даже профессионалу чертовски трудно определить, где наружка, а где нормальное коловращение жизни. Это, конечно, плюс.
Те двое не собирались затягивать рандеву до бесконечности, уподобляя его былым выступлениям Л.И. Брежнева. От Скляра к подполковнику перешел большой конверт официального вида, а от подполковника к Скляру - тощенькая невидная папочка с прочно завязанными тесемками, тут же исчезнувшая в портфеле.
Короткое, немногословное прощание - и они разошлись, как в море корабли. Не подозревая, что во всех деталях запечатлены для истории на видео. Не подозревая, что начальством ведено брать обоих тут же, на горячем.
Плохо только, что Остап торчал на прежнем месте, что, ясное дело, все же не позволяло корректировать недвусмысленный приказ начальства. Ну, поехали...
Скляр успел отойти метров на сорок. А потом лениво ехавший мимо "уазик" самого непрезентабельного вида с неожиданным проворством вильнул к тротуару, молниеносно распахнулась дверца, случайный прохожий с неслучайной ловкостью подсек Скляра в коленках - и тот головой вперед улетел внутрь, где его тут же приняли четыре руки, выкрутили верхние конечности, припечатали мордой к пыльному полу. Секунда - и нет "уазика", словно привиделся...
Подполковник успел отойти самую чуточку подальше - потому что припустил рысцой. Что ему нисколечко не помогло: каким-то чудом вмиг протрезвевший пассажир такси, сказавшийся у щекастого на дороге, крутанул обычную "метелицу"
- и подполковник, еще не успев осознать, что с ним происходит, влетел в распахнувшиеся задние дверцы "Газели" - фургона, тут же сорвавшейся с места.
У тех, что ждали в фургоне, было секунд пять на выражение эмоций, не более, о чем они прекрасно знали. И постарались использовать этот невеликий отрезок времени с максимальной пользой. Поскольку из физики известно, что всякое движение, собственно говоря, относительно, можно с чистой совестью сказать, что это именно подполковник в быстром темпе ударялся различными участками организма о костяшки пальцев и ребра ладоней следаков с вымпеловцами.
Все, в конце концов, относительно. Главное, внешних следов не осталось никаких.
Подполковник оказался настолько глуп, что, болезненно охая и подвывая, заорал:
- Товарищи, это ошибка, я хотел помочь органам!..
За что ему, распластанному, несильно наступили на рожу подошвой кроссовки и грозно посоветовали:
- Заткнись, тварь продажная...
...Остап не мог не видеть магическое исчезновение и своего "пана сотника", и пришедшего на встречу штабного. Увы, он стоял так, что подступиться к нему даже рывком не было никакой возможности. И потому действие застопорилось мотоциклист, все еще высвистывавший свою девчонку, лихорадочно прикидывал, успеет ли, запустив мотор, рвануть к забору, те двое, что выдавали себя за мирных покупателей у киоска, думали о том же примерно самом, "таксист" запустил двигатель - ему было проще всех, он-то мог непринужденно развернуться так, что пришлось бы проехать аккурат мимо Остапа, а это давало возможности и варианты...
Стоп! Не сводя с "Волги" застывшего взгляда, Остап медленно вынул из-за пазухи левую руку - правую прижимая к груди так, словно удерживал во внутреннем кармане что-то небольшое - и поднял ее явно демонстративным жестом.
На указательном пальце поблескивало железное колечко, в котором понимающий человек моментально мог опознать чеку от гранаты.
Понимающие люди мгновенно и опознали Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы продолжить нехитрые логические умозаключения: если в левой руке чека, то правой, соответственно, прижата к телу граната. А гранаты бывают разные. Разлет осколков у иных такой, что из конца в конец прошьет этот дворик, полный гомонящей детворы. Последствия предсказуемы и страшны.
На чердаке одной из пятиэтажек, у слухового окна, человек в штатском положил руку на плечо снайперу и звенящим шепотом приказал:
- Отставить...
Снайпер, не оборачиваясь к нему, кивнул - и снял палец со спускового крючка, по-прежнему прильнув к прицелу.
С другой стороны садика, невидимой с улицы, другой человек, опять-таки в штатском, кивком указал напарнику на двор:
- Перекрой ему...
Тот понял мгновенно - и рванул через двор, лавируя меж ребятишек.
Остап, бросив быстрый взгляд через плечо во двор, положил руку на верхнюю планку забора, хотел перемахнуть туда рывком - и замер. Метрах в десяти от него стоял молодой человек - он просто-напросто стоял, сунув руку за борт куртки, сверля Остапа нехорошим взглядом. Чуть заметно покачал головой, сжал губы с видом упрямым и непреклонным.
Незаметный для посторонних обмен взглядами мгновенно внес ясность - Остап прекрасно понял, что получит пулю при первой же попытке перепрыгнуть во дворик, суливший массу выгод с точки зрения захвата заложников. Он, однако, сдался не сразу, чуть шевеля губами, пообещал:
- Уйди, взорву...
- А успеешь? - таким же злым и быстрым шепотом ответил его противник. - Назад, сука, наз-зад...
И сделал плавный шажок вперед, все так же нехорошо, напряженно усмехаясь, держа руку под курткой.
- Взорву...
- Пузом накрыть успею, если бросишь... Никто в садике, так уж обернулось, не обращал на них внимания - ни детишки, ни воспитательницы, поскольку ничего необычного и не происходило. Друг против друга стояли два тихих, трезвых мужика, и только...
Тихонечко, держась так, чтобы никто не зашел ему за спину, Остап стал отступать вправо по улице. Судя по быстрым взглядам, которые он бросал по сторонам, большая часть противников была им уже расшифрована. Беда в том, что он, пребывая в крайнем напряжении нервов, мог принять за оперов совершенно случайных прохожих, которые на улице тоже имелись, и тогда...
Старенькая "Газель" с открытым кузовом появилась откуда-то слева. Водитель смотрел себе вперед, не обращая никакого внимания на странного, шагавшего бочком-бочком прохожего, зачем-то прижимавшего правую руку к груди, словно там у него болело.
Это и называется - время принятия решения...
Остап кинулся к машине - должно быть, его успокоило то, что водитель имелся в кабине в единственном числе, а в кузове с низкими бортами никого вроде бы не наблюдалось...
В последний момент, когда Остап был уже в полуметре от дверцы, в кузове во весь рост распрямился человек и, коротко размахнувшись, надел ему на голову картонную коробку, в днище коей имелся крестообразный надрез, а внутри была насыпана добрая пригоршня скверного табаку.
Благодаря надрезу коробка наделась на голову надежно и прочно, словно винт вошел в гайку. Задохнувшись табаком и ослепнув, Остап мгновенно выбыл из строя, а человек из кузова и его напарник, моментально спрыгнув на асфальт, повалили его навзничь, занявшись гранатой, которой за пазухой и не оказалось вовсе чистый блеф, ребята, примитивный блеф, наш герой, судя по всему, очень хотел жить и вовсе не собирался играть в камикадзе... Пистолет, правда, за пазухой отыскался, но это уже даже и неинтересно...
Его так и забросили в кузов, с коробкой на голове, люто, надрывно кашлявшего, прежде чем вокруг успели что-то понять. Детишки, оказавшиеся ближе других к забору, успели, правда, заметить кое-что из странных забав взрослых дядек, но это уже не имело значения. "Газель" стремительно удалялась, а в кузове, отвесив перхающему пленнику последний пинок, Костя вслух констатировал:
- Нет, мужик, ты не камикадзе... - И нервно хохотнул:
- Гнида такая...
А молодой человек в куртке, шумно вздохнув и покрутив головой, преспокойно вышел из садика через калитку, прежде чем у него успели поинтересоваться, что он здесь, собственно, делает.
В общем, никто из посторонних ничего и не заметил - так частенько случается, если действовать на глазах у многочисленных свидетелей так, словно их, свидетелей, не существует вовсе, работать молниеносно и нагло. Никто просто не успевает ничего понять, не получает достаточно информации к размышлению...
...Украшенный наручниками Скляр, которого ввели под белы рученьки на его бывшую явочную квартиру, ступал брезгливо, прямо-таки по-кошачьи приподнимая ноги, чтобы не замочить начищенные штиблеты, не потерявшие своего безукоризненного блеска после недавней возни. Чуть поморщился, когда его без особых церемоний усадили на стул, бдительно нависая по бокам.
- Ну, здравствуйте, "пан сотник", - сказал человек, сидевший у стола с компьютером, неприметный такой человек, ничем внешне не примечательный. - Вот и свиделись наконец. Душевно рад. Видите ли, это я вашим делом занимаюсь последние восемь месяцев, так что, сами понимаете, и в самом деле искренне рад видеть вас во плоти и крови. Зовут меня просто - капитан Токарев. Хотите соблюсти формальности, именуйте гражданином следователем - а впрочем, как хотите.
- Это не ваш ли дедушка знаменитый пистолет выдумал? - спросил Скляр спокойно. - Вернее, слизал с бельгийского браунинга, второго номера?
- Да нет. Вроде бы не родственники... Начнем, а? Я надеюсь, вы не будете закатывать глаза и заламывать руки, возмущаясь произволом в виде незаконного задержания? Смешно ведь, а? - Он двумя пальцами поднял за уголок паспорт. - Конечно, с этой вашей краснокожей паспортиной еще не работали глубоко, но, учитывая вашу личность и бурную биографию, и так ясно, что перед нами стандартная липа... И никаких ошибок, никаких двойников, никакого вашего рокового сходства с разыскиваемым нами супостатом... Вы - тот самый супостат и есть, договорились? Скляр, он же Швитко, он же Мануков, он же Смок и Максуд...
И прочая, и прочая... Так как, признаем оба этот факт?
- Пожалуй, - сказал Скляр настороженно. - Хотя... Скажем так, в известных пределах.
- То есть?
- Я не отрицаю, что я - Скляр. Допустим, и Швитко тоже. Но если признаю, что - Мануков или Смок, вы мне можете автоматически предъявить что-нибудь абсолютно для меня неприемлемое...
- Резонно, - кивнул Токарев. - Подберем такую формулировку: вы - тот самый Скляр, замешанный в разного рода предосудительных шашнях с чеченскими боевиками... впрочем, "чеченскими" в данном случае именуются не одни лишь этнические чеченцы, в первую очередь даже не они... Как формулировка?
Скляр усмехнулся:
- Вот и доказывайте мне, только аргументированно...
- А на самом деле вы в данный момент лихорадочно пытаетесь догадаться, что именно нам может быть известно?
- А вы на моем месте держались бы иначе?
- Скляр, вы читали "Майора Вихря"?
- Классику жанра? Ну конечно.
- Хорошо помните?
- Да более-менее.
- Есть там такая сцена, - сказал Токарев. - Когда Вихрь попадает в гестапо, ему там говорят чистую правду: "Мил человек, у нас совершенно нет времени держать вас в камере и долго разрабатывать по всем правилам..."
- Вообще-то, там иначе говорят...
- Ну, не цепляйтесь к словам. Мы же не на экзамене по литературе. Я просто-напросто хочу вам сразу объяснить, что нахожусь примерно в том же положении, что и собеседники майора Вихря.
- С гестаповцами себя сравниваете?
- Скляр, ну не ерничайте вы... - поморщился Токарев. - В нынешней ситуации, повторяю, я нахожусь в том же положении. Если вести следствие обычным порядком, тягомотина, простите за вульгарность, будет изрядная. Значительную часть своих художеств вы совершили на территории третьих стран типа Абхазии, прибалтийских вольных держав, Чехии... ну, вам лучше знать свой послужной список. Конечно, есть свидетели и здесь, в том числе и те, кто уютно пребывают в Лефортово, есть оперативная информация, еще кое-что... Но все равно, вздумай мы вести разработку по всем правилам либо готовить вас к судебному процессу, волынка затянется... А мне просто-таки необходимо добиться с вами взаимопонимания в самые сжатые сроки.
- Другими словами - чтоб язык, как шнурок, развязался?
- Ну да, - безмятежно кивнул капитан. - Чтобы мы с вами занялись стратегией и тактикой. Под тактикой, сиречь задачами попроще, я подразумеваю, во-первых, вашу помощь в ознакомлении с содержимым вот этого вашего компьютера, - он не глядя ткнул большим пальцем себе за спину. - Он у вас, как быстренько установили, кодами защищен, содержимого не хочет показывать, электронную почту не соглашается предъявить. Итак, это первое. Второе - ваши весьма предосудительные сношения с подполковником Крупининым, всего-то полчаса назад передавшим вам документы, отнюдь не предназначенные для посторонних глаз... Это тактические вопросы. Потом речь зайдет и о стратегии...
- Интересно, конечно, - сказал Скляр. - Только почему вы решили, что я с вами буду все это обсуждать? Вы меня, кажется, в чем-то там обвиняете?
- Ну, на сегодняшний день вам можно предъявить обвинение по семи статьям УК...
- Вот и предъявляйте. В соответствующем учреждении столицы вашей родины.
Благо я иностранный подданный, а вы и своим-то обязаны предоставлять адвоката с момента задержания... Извольте поставить в известность посольство Республики Украина, дайте мне возможность встретиться с консулом... Я же не шпион какой-то, которому вменено в обязанность отрекаться от родины. Согласен, я иностранный подданный, оказавшийся на территории вашей страны не вполне легальным образом... Вот от этого и будем танцевать. Вам мно-огое мне нужно доказать...
- Примерно такого я и ждал, - ничуть не удивившись, усмехнулся Токарев. - Другими словами, приглашаете на долгую канитель?
- Помилуйте, а что же делать? - Скляр чуть было не развел руками, но наручники, конечно, не дали. - Все должно проходить в рамках цивилизованной законности. Права человека, Совет Европы и тому подобное... Фактически у вас есть одно - нелегальное нахождение на территории России с поддельными документами. Отрицать глупо. Ну и что? У меня в этом городишке проживает одна... старая любовь. Еще с советских времен. Приехал ее навестить, старею, становлюсь сентиментальным, чувства взыграли...
- А паспорт поддельный зачем? - благодушно поинтересовался Токарев, показывая тоном, что принимает пока правила игры.
- А свой я потерял. Дома, в Украине. Некогда было возиться, получать новый, вот и решил рвануть через границу по картону, одолженному одним собутыльником... Полагаете, неправда? Что ж, докажите.
- Пистолетик, который у вас при задержании отобрали?
- Нашел в кустах, собирался сдать органам, но не успел.
- Документы, полученные от Крупинина?
- Вот эти самые, что у вас на столе?
- Они.
- Помилуйте, а что там такого секретного? Обычная штабная канцелярщина, пусть и помеченная грифом "секретно". Нет? Вы ведь их уже успели перелопатить... Согласны, что это - обычная канцелярская туфта?
- Допустим... Ну, а все же зачем они вам?
- А сам не знаю. Бзик подступил... Ностальгия по имперскому прошлому, когда сам был офицером непобедимой и легендарной. Ну, попросил по пьянке Крупинина, чтобы принес посмотреть нынешнюю канцелярскую бодягу... У него, надеюсь, не найдется наглости врать, что он мне передавал чертежи новейшего истребителя? Да откуда они у него, хомяка штабного?
- Так. Так... А ваши сообщники?
- Это которые?
- Бодигард Остап...
- Эт-то еще кто на мою голову? Какой Остап? Что, он говорит, будто меня знает?
- Хозяин явки.
- Какой, простите, явки? Вы эту вот квартиру имеете в виду?
- Да. Вы же не станете говорить, будто вообще тут не бывали? Ваших пальчиков наверняка повсюду полно, вещички лежат...
- Квартиру снимал, каюсь. Что само по себе уголовному кодексу не противоречит. Вы говорите, это явка? Кто бы мог подумать... Хозяин как хозяин... Надо же... На вид - совершенно мирный человек. Я и подумать не мог, что здесь, о ужасы, явка какая-то помещается...
- Понятно, - кивнул Токарев, ничуть не выглядевший сердитым или раздосадованным. - Значит, такова и будет линия защиты?
- Чем богаты... Вы в этой линии усматриваете что-то неестественное?
Серьезно?
- Да нет, все естественно, - признался Токарев. - Но мы-то с вами знаем, что все это - чепуха на постном масле, а?
- Ну и что? Пытать ведь не будете.
- Не будем, - согласился Токарев. - Давно уже не пытаем. Не из гуманизма, конечно... Просто пытки в данном случае, как и в большинстве ситуаций, подобных нашей с вами, - вещь неэффективная. Вырвешь у вас пыткой код компьютера, а он окажется вовсе не кодом, а приказом немедленно стереть всю память... И автоматически дать сигнал тревоги вашему интернетовскому партнеру... Нет, пытки здесь не годятся, потому их серьезные разведки и не применяют черт-те сколько времени... Скляр, вы в армии срочную рядовым не служили, конечно. Но все равно не можете не знать, какое самое страшное наказание для "молодого". Не кулаки дедов и не битье табуреткой... Вспомнили? Самое страшное наказание для строптивца - заставить его жить строжайше по уставу. А сущность устава такова, что жить по нему строжайше, от сих и до сих, двадцать четыре часа в сутки, - не в человеческих силах. Согласны, а?
- Согласен-то согласен, вот только намека не улавливаю...
- Помилуйте, это же совсем просто, - расплылся в простецкой улыбке Токарев. - Мы с вами будем жить строжайше по уставу... - и, ухмыляясь, откровенно затянул паузу.
Напряженная тишина затянулась - и Скляр в конце концов не выдержал. Не мог не понимать, что проиграл, пусть в какой-то мелочи, - но и молчать не мог.
Деланно безразличным тоном осведомился:
- Что вы все-таки имеете в виду?
- Как гласит пошлый анекдот, что имею, то и введу, - сказал Токарев дружелюбно. - Строжайшее соблюдение устава в данном случае означает, что вас, милейший, прямо-таки незамедлительно передадут соответствующим органам независимой Грузии. Вы ведь, должно быть, слышали краем уха, что Грузия вас давным-давно объявила в розыск за ваши шалости в Абхазии. Вы-то считали, будто весело развлекались, а вот у них совершенно другое мнение. Они, чудаки, отчего-то твердо убеждены, что убийство вашими подчиненными, например, офицера госбезопасности Грузии Паата Цинтарадзе должно караться по законам вышеупомянутой Грузии - статья, между прочим, расстрельная... Особенно если учесть все, что ваши орлы при вашем благосклонном лицезрении с ним проделали.
Помните? Кожу сдирали и вообще...
- Это не я, - хмуро сказал Скляр. - Это чечены.
- Ну, во-первых, в вашей героической роте, кроме чеченцев, хватало, казенно выражаясь, представителей других национальностей. А во-вторых, командиром-то были вы, но не пресекли бесчинства подчиненных, бесспорно квалифицирующиеся как военные преступления. Наоборот. И не об одном бедняге Цинтарадзе речь, после Абхазии за вами тянется приличных размеров хвост...
Никакого блефа в намерении выдать вас грузинам нет. Вот, ознакомьтесь с их официальной просьбой: в случае обнаружения... в связи с совершенными на территории республики военными преступлениями... Та же самая бумажка. Не притворяйтесь, будто не видели никогда в жизни. Месяца полтора назад вы на дружеском пикничке в пригороде славного города Стамбула ксерокопией этой самой бумаги демонстративно попу подтирали, перед друзьями бахвалились... Ресторан "Йылдыз", а? Напомнить фамилии некоторых ваших братьев по оружию, при этом присутствовавших?
- Зачем?
- Вот и я думаю - зачем? - пожал плечами Токарев. - Ну, давайте рассматривать подробно этот вариант. Мы вас выдали, получив совершенно искреннюю благодарность грузинских коллег по ремеслу. Дальше, увы, начинается сплошной фильм ужасов. Вы, конечно, не рядовой пехотинец, но и не фигура, с которой имеет смысл играть комбинации. Сто против одного, что грузины сначала быстренько скачают из вас всю информацию, а потом устроят показательный процесс над палачом Абхазии. Кто-то звездочку заработает, кто-то галочку в отчете поставит, да и общественность будет довольна. Ну, а методы наших соседей, увы, джентльменством не блещут. Это вам не Лефортово. Ломать вас наверняка будут незатейливо - сунут в камеру, где уже парятся десятка два чистокровнейших этнических картвелов, сиречь грузин, и проговорится ненароком простодушный вертухай Гиви, что этот вот гад, то есть вы, грузин в Абхазии пытал да убивал... Ох, и порвут они вам задницу. И будете вы колоться, как сухое полено, выслуживая одну-единственную милость - одиночную камеру. Что при тамошних патриархальных нравах отнюдь вас не избавит от нового битья по морде и посторонних предметов в анусе. Только не говорите, будто я сгущаю краски. Вы и сами о манерах грузинских служителей пенитенциарной системы немного наслышаны... В общем, простите за цинизм, но если они вас и не поставят к стеночке, для вас обернется только хуже. Ну как, есть в моих построениях логические изъяны? -В общем, нет... - Вот видите. Интересно, вы и пылким грузинам будете высказывать настоятельные просьбы пригласить консула? Ох, они повеселятся... Такой вот расклад. Мы в этой ситуации совершенно чисты, Скляр.
Мы вас пальцем не тронули, ни одного матерного слова в свой адрес вы не услышали. А за то, что будет твориться по ту сторону границы, мы, естественно, отвечать не можем. - Токарев помолчал. - Гордый вы человек, "пан" Скляр, а? Ни словечком не намекнули, что есть и другая возможность. Что мы выдавать вас не станем, потому что рассчитываем найти через вас подходы к Джинну... Вслух вы этого не сказали, но про себя, безусловно, подумали: пугают, сволочи, блефуют, не отдадут они меня на ту сторону, захотят сами разрабатывать, чтобы через меня выйти на Джинна...
- Допустим, - напряженно процедил Скляр.
- А я вам сейчас сделаю сюрприз, - весело объявил Токарев и повысил голос:
- Господа офицеры, не зайдете ли?
Из соседней комнаты неторопливо вышли Костя с Сергеем. Как писали в примечаниях к старинным пьесам, последовала немая сцена. Костя, как человек по натуре добрый, дружески ухмыльнулся Скляру и даже сделал ручкой. Сергей до таких сантиментов не опускался, но тоже улыбнулся, точнее, показал зубы.
- Узнаете? - с неподдельным интересом спросил Токарев. - Что молчите?
Водички дать?
- Перебор, - хмуро сказал Скляр. - Не юродствуйте.
- Да кто ж юродствует? Позвольте мне хоть разочек, хоть словесно над вами поиздеваться, очень уж я таких, как вы, не люблю... Вы не задаете закономерного вопроса, Скляр?
- А зачем его задавать? - тусклым голосом сказал Скляр, глядя в пол. - Если эти... То дураку ясно, что и Каюм - ваша подстава.
- По секрету скажу, правильно рассуждаете, - кивнул Токарев. - Вот так. Как видите, ваша ценность значительно понижается. Вы нам нужны, не спорю. Для комбинаций. Нет, я неточно выразился. Для третьестепенной роли в одной из комбинаций, так будет точнее. В крайнем случае, доберемся до Джинна и без вас.
В общем, у вас есть шансик. И есть дружеские объятия грузин, с нетерпением ждущих по ту сторону границы. Выбирать нужно быстро, не особо задумываясь.
Подмогнете - зачтется. Будете фордыбачить - в темпе вылетите от нас к чертовой матери. Времени на психологию и долгие уговоры нет. Либо-либо. Ну?
Они видели, что внешне Скляр ничуть не изменился, но с ним произошло нечто, трудно определимое словами. Так бывает, когда человек ломается сразу и навсегда, - потому что быстро и умно просчитал ситуацию, увидев для себя полное отсутствие выхода, кроме навязываемого противником...
- Ну что, будем работать? - спокойно спросил Токарев.
- Приходится, - почти без паузы, по-прежнему глядя в пол, ответил Скляр.
- Вот и прекрасно. Скажите вы мне для начала, почему Крупинин вам притащил этакую дребедень? По своей инициативе подсунул вместо по-настоящему секретных бумаг или от него с самого начала именно это и требовали?
- Именно это, - нехотя признался Скляр.
- А зачем?
- Я не знаю. Серьезно. Джинну зачем-то понадобились именно такие документы - свежие, из здешнего военного округа, но не те, что прячут за семью замками, а скорее, если можно так выразиться, бытовуха. Для порядка проштемпелеванная грифом "секретно". Я не знаю, зачем. Мне приказали, я сделал... К настоящим секретам Крупинин сроду не имел доступа...
- Я знаю, - кивнул Токарев. - А орден? Который по вашей просьбе данный товарищ таскал к ювелиру? Там что, новый номер поставили?
- Да, - сказал Скляр. - Точнее, не новый... Старого ведь не было... Это чистый орден, вообще без номера. Где его раздобыл Джинн, представления не имею, хотя догадаться легко - их у вас в одном-единственном месте делают. Сначала орден был без всякого номера. Джинн велел его выгравировать.
- Именно тот, конкретный?
- Да. У меня была куча более серьезных дел, я и поручил такой пустяк этому... - он зло вскинул глаза на Костю.
- Понятно, - сказал Токарев. - Ну что ж, товарищи офицеры, не смею задерживать...
Костя с Сергеем сговорчиво вышли, поскольку излишним любопытством не страдали, давно привыкли к простой и ясной установке: каждый знает ровно столько, сколько ему в данный момент положено. Хотя загадочка с номером, надо сказать, не на шутку интриговала...
- Утечка с медальерного, а? - сказал Сергей на лестнице.
- Откуда же еще? Если не врет, что крест был чистый.
- Но номер-то Степин.
- Святая правда.
- Ну и?
- Господи, я ж не баба Ванга, да и ты - не она... Что зря голову ломать?
Пошли лучше по дороге пивка пропустим. Я тут приметил интересный объект, все равно до конторы придется пешком топать... А задачи прибыть в расположение к конкретному сроку никто перед нами не ставил. Законный часок имеем.

ХРОНИКА ПРЕДШЕСТВОВАВШИХ СОБЫТИЙ
(Оперативные материалы ФСБ)

Во время своего визита в Вашингтон в августе 1998 г. А. Масхадов смог наладить тесные финансовые отношения с высокопоставленными лицами Бангладеш, Индонезии, Албании, а также главой боснийской мусульманской диаспоры в США.

X X X

В США зарегистрировано более 50 происламстских общественных некоммерческих организаций, которые осуществляют сбор добровольных пожертвований и денежных взносов для оказания финансовой и гуманитарной помощи Чеченской республике.
Среди подобных структур можно выделить: "International relief worldwide" (штат Мичиган, г. Дирборн, 1 млн. 183 тыс. долларов), "Islamic relief worldwide"
(штат Калифорния, г. Бербанк, более 6 млн. долларов), "Mercy international " (штат Мичиган, г. Плимут, более 2 млн. долларов).

X X X

Американские эксперты считают, что активная деятельность по оказанию финансовой и иной помощи экстремистским организациям Чечни и Дагестана отмечается в районах компактного проживания северокавказской диаспоры в США в штатах Нью-Джерси, Иллинойс и Мэриленд. Наиболее распространенной формой аккумулирования финансовых средств является создание общественных организаций (благотворительных, религиозных, просветительских и т. п.). Для аккумулирования используются коммерческие банки (наиболее заметный - FLEET BANK), процедура открытия счетов в которых значительно упрощена. Все расчеты по заключенным сделкам с иностранными партнерами проводятся через крупные американские финансовые институты, например, CITY BANK, BANKERS TRAST, которые подключены к международной электронной системе SWIFT. Все большее распространение получает практика привлечения финансовых средств за счет доходов от внешнеторговых контрактов, заключаемых через подставные фирмы, что позволяет обходить действующие в США законодательные ограничения. Основной источник получения средств для последующей так называемой "гуманитарной помощи Северному Кавказу"
- сделки по энергоносителям, осуществляемые с использованием неких "боковых соглашений", когда часть выручки переводится на имя другого лица, а также привлечение подставных компаний к реализации нефти и нефтепродуктов.
Одним из основных каналов финансовой подпитки чеченских вооруженных формирований и клана Масхадова является реализация нефтепродуктов, вывозимых с территории Чечни через Ингушетию. В частности, фирма "Ченеко" ежедневно вывозит ГСМ по маршруту Ач-хой-Мартан-Слепцовск (Ингушетия), т.к. ранее функционировавший маршрут через Дагестан перекрыт.

X X X

В приграничных с Дагестаном районах Азербайджана имеется несколько ваххабитских центров по подготовке боевиков из числа чеченцев (аккинцев и кистинцев) и лезгин. Планируется новое вторжение ваххабитов и наемников со стороны Азербайджана в районы этнического проживания лезгин. В намерения экстремистов входит провозглашение на захваченной территории независимого государства Лезгистан. Ваххабиты убеждены, что на территории Азербайджана Россия их не достанет, а все переговоры МИД России с МИД Азербайджана "утонут" в бюрократической переписке и переговорах. Лидеры исламских экстремистов надеются на поддержку 300 тысяч лезгин, которые, по их мнению, уже давно вынашивают идею создания своего государств, независимого от Азербайджана или России. Финансовое обеспечение создания независимого Лезгистана осуществляется некой английской фирмой по разработке месторождений цветных и редкоземельных металлов, представители которой преследуют цель получить доступ к разработкам залежей меди и других металлов на российской территории.

X X X

Летом лидер движения "Талибан" Омар в г.Кандагаре провел ряд встреч с лидером исламского движения Узбекистана Юлдашевым, председателем объединенной таджикской оппозиции Нури, северокавказским экстремистом шейхом Абдурахманом Дагестани и боевиком Хаттабом, в ходе данных встреч их участники подтвердили свою приверженность борьбе за провозглашение в Узбекистане исламского государства. Талибы обещали полную финансовую поддержку и оснащение боевиков оружием.

X X X

В качестве дополнительного канала поддержки боевиков расценивается и полное финансирование принимающей стороной членов вооруженных формирований в учебных лагерях на территории Ирана, Афганистана, Судана, Ливана, а также поставки в них боеприпасов и военного имущества такими организациями, как "Хезболла", движение "Талибан" и "Корпус стражей исламской революции".

X X X

При поддержке йеменской партии "Ислах" в городах Сана, Мукалла, Ибба, в провинциях Лахедж и Макра функционируют пункты вербовки добровольцев для участия в боевых Действиях на Северном Кавказе. Обещается вознаграждение в размере 100 долларов США в сутки. Переправка осуществляется через Саудовскую Аравию.

X X X

Наибольшую активность среди кувейтских неправительственных организаций (НПО) по оказанию финансовой и гуманитарной помощи сепаратистам в Чечне проявляет "Общество социальных реформ" (ОСР). Летом сего года ОСР был создан достаточно эффективный канал переправки денежных средств в Чечню. Собранные пожертвования аккумулируются на счетах в местных банках и затем переводятся на счета представительства ОСР в Баку. Из Баку деньги наличными доставляются в региональное представительство ОСР на Северном Кавказе, которое находится в Грозном, для последующего распределения между сепаратистами (региональное представительство ОСР возглавляет Ахмад Али Сайд, чеченец по национальности).
Основным получателем финансовой помощи является группировка Хаттаба.
До последнего времени денежные средства сепаратистам переводила также кувейтская НПО "Общество возрождения исламского наследия". Однако после заявлений о причастности чеченских боевиков к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске руководство общества приостановило финансирование боевиков и ограничивается направлением гуманитарной помощи (медикаменты, продукты питания).

X X X

Кувейтские "спонсоры" действуют в основном через территорию Азербайджана.
Средства доставляются курьерами, которым, как правило, не требуется особая конспирация, поскольку передаваемые потребителям деньги предоставляются как пожертвования в пользу местных общин, мечетей, школ и т.д. В разведслужбе Германии (БНД) утверждают, что в ближайшее время может быть осуществлена операция по переправке в Чечню около 200 тыс. долларов США из Кувейта. Маршрут курьеров будет проходить через ОАЭ в Баку, а затем в Дагестан с последующим выходом на конечных адресатов в Чечне.

X X X

Начиная с сентября сего года, финансовые круги ряда мусульманских стран предпринимают активные действия по созданию тайных каналов финансирования чеченских бандформирований через банк-посредник (Федеральный банк Ближнего Востока) и ряд установленных физических лиц. Первоначальным источником финансов являются средства, выделенные США для восстановления Боснии и Косово. По оценке специалистов, факт переговоров между представителями ФББВ и международными посредниками свидетельствует о стремлении США организовать через подставные компании и банки как на Кипре, так и в Европе финансирование чеченских бандформирований наличными долларами США.

X X X

Находившийся в Ливане в октябре сего года эмиссар У. Бен Ладена провел переговоры с руководителем экстремистской группировки "Асбат аль-Ансар" Абу Махджаном по вопросу подготовки боевиков для осуществления зарубежных операций, в том числе и на Северном Кавказе. Ливанцу были обещаны денежные средства на приобретение партии оружия, взрывчатых веществ и обмундирования для его организации в обмен на вербовку и обучение в лагере новых боевиков из числа палестинцев, ливанцев и арабов-"афганцев". Формируемые подразделения будут полностью финансироваться У. Бен Ладеном.

X X X

Организация "Исламское спасение" разослала по мусульманским странам просьбу-обращение с указанием счета, на который принимаются пожертвования в пользу чеченцев в банке BARCLAYS BANK PLC. "Исламский банк развития" выделил более 22 млн. долларов США в пользу беженцев из Чечни.

X X X

В октябре-ноябре сего года эмиссарам Чечни было передано около одного миллиона долларов США, собранных представителями религиозных организаций, проживающими в Германии, Ирландии, Великобритании, Турции, Ливии. Отмечен сбор пожертвований в незначительных объемах для чеченских экстремистов среди прихожан мечетей, действующих в СНГ, в том числе в Молдавии, Белоруссии, на Украине, в Крыму - татарами и в Закарпатье - как мусульманами, так и местными националистами.
Гражданину Сирии Мухаммеду Харнуфу, совладельцу российско-сирийского предприятия в Москве (от российской стороны в управлении фирмой участвуют чеченцы), под угрозой физической расправы над ним и членами его семьи предъявлено требование выделить 600 тыс. долларов США на "освободительную борьбу чеченского народа".
В начале октября в Анкаре были задержаны Исробил Веков и Исмаил Гапанхоев, являющиеся гражданами России. Они подозреваются в вымогательстве денег от студентов из числа крымских татар для обеспечения переброски добровольцев из Турции в Чечню.

X X X

3 ноября сего года З.Яндарбиев отбыл из ОАЭ в Катар, откуда планирует направиться в Саудовскую Аравию, а затем через Пакистан в Афганистан. Цель визита - добиться финансирования операции по переброске в Чечню подготовленных в Афганистане боевиков. По заявлению самого Яндарбиева, для их перехода в Чеченскую республику через Грузию уже созданы все необходимые условия.
В ходе поездки в Катар и ОАЭ З.Яндарбиев получил 35 млн. долларов США для переброски в Чечню из Афганистана около 1000 подготовленных там боевиков. Для этого уже выдано разрешение на 7 рейсов из Афганистана в Шарджу (ОАЭ). Далее боевики будут переправляться в Грузию, откуда сухопутным путем достигнут Чечни (район Бамута).

X X X

5 ноября сего года в г. Триполи состоялась встреча "представителя Чеченской республики в Иордании" Ф.Тобулата с известными на Ближнем Востоке торговцами оружием С.Богосяном и К.Каритьяном. На встрече достигнута договоренность о переброске в Чечню партии "Стингеров", которые будут отправлены из Иордании через Азербайджан 11 ноября сего года. Азербайджанский канал поставки оружия уже был апробирован ранее с оплатой из Бахрейна.

X X X

На сегодняшний день наибольшую активность в поддержке чеченских сепаратистов проявляют религиозные турецкие радикалы. Они взяли на себя роль посредника в общении полулегального "представительства Чечни" в Стамбуле с турецкими и иностранными СМИ. Они также финансируют лечение в стране чеченских боевиков.

X X X

Чеченские лидеры возлагают большие надежды на финансовые возможности национальной диаспоры в Великобритании, с представителями которой тесно связан один из лидеров чеченского землячества Зеленокумска (Ставропольский край).
Большие надежды возлагаются также на способность Турции оказывать политическое давление на Грузию с целью создания транзитного транспортного канала в Чеченскую республику.

X X X

В Анкаре и Стамбуле проведены закрытые совещания фракций партии "Националистическое движение", руководимой Д.Бахчели, и партии "Светлая Турция", возглавляемой А.Тюркешем. Принято решение о создании общественных фондов поддержки развития националистического движения, что обеспечит приток неконтролируемых финансовых средств, в том числе и для оказания негосударственной помощи "чеченскому сопротивлению". Создание указанных фондов связано с намерением руководства данных партии, одна из которых является правящей, скрыть свое вмешательство во внутренние дела России.

X X X

Запрещенная в Турции экстремистская организация "Федеративное исламское государство Анатолия" (штаб-квартира - Кельн, ФРГ) в октябре сего года собрала среди проживающих в ФРГ мусульман около 200 тысяч долларов США. Эта же организация провела лечение С.Радуева в престижных клиниках ФРГ.

X X X

Действующая в Турции радикальная организация "Кавказское общество" собрала для чеченских незаконных вооруженных формирований около ста тысяч долларов США.
Определенная сумма была передана А.Масхадову после завершения работы в Стамбульской галерее выставки картин А.Дудаевой.

X X X

Чеченская диаспора Стамбула, а также ряд турецких общественных организаций и фондов активизируют усилия по проведению кампании, направленной на сбор средств для оказания помощи чеченским бандформированиям. В частности, установлен "Кавказский фонд", который осуществляет сбор денег через отделение "Зират Банкасы" и финансово-промышленный холдинг "Аль Барака". Кроме того, в районе Лалели (Стамбул) действует так называемое "Чеченское общество", "Чечен дерней" (до октября сего года именовалось "Чардак кюлтур вакфы"). Функции по поиску реальных фирм-спонсоров возложены на гражданина Турции Махмуда Четина, проживающего в Анкаре и тесно связанного с рядом депутатов меджлиса от происламской партии "Фавилет". Только в ноябре сего года "Чеченским обществом" получены тридцать тысяч долларов США. Кроме этого значительные суммы выделялись холдингами "Ихляс" и "Аль Барака".

X X X

Боевикам бандформирований продолжает оказываться гуманитарная и финансовая помощь некоторыми благотворительными организациями, в частности "Дубайским милосердием". Из ряда зарубежных банков, предоставляющих безвозмездные кредиты боевикам, можно выделить "Исламский банк" (ОАЭ), возглавляемый Саидом Лута, чеченцем по национальности. Основные каналы поступления денежных средств проходят через Азербайджан и Грузию.
"Исламская медицинская ассоциация Пакистана" (ИМАП) направила в Грузию команду в составе четырех докторов во главе с президентом ассоциации Танвир Зубайр для усиления медперсонала действующего на территории этой страны госпиталя по оказанию помощи поступающим из Чечни раненым и больным боевикам.

X X X

Чеченская неправительственная организация "Ламан Аз", поддерживающая незаконные вооруженные формирования, входящая в "Кавказский форум неправительственных организаций", финансируется и направляется британской неправительственной организацией "INTERNATIONAL AKERTIA". Отмечено поступление финансов от английского "Вестминстерского фонда за демократию", который является структурой парламента Великобритании. Представителями "Ламан Аз" подана заявка в бюро СБСЕ по демократическим институтам и правам человека для участия в конференции по обзору в Стамбуле.

X X X

В Лондоне объединением "Мухаджиры" собраны средства для формирований Ш.
Басаева в размере не менее 250 тыс. долларов США. Проповедник лондонской мечети, ветеран и инвалид войны в Афганистане Мустафа Камель в начале ноября сего года лично передал одному из эмиссаров чеченских бандформирований 100 тыс. долларов США. Сбор средств для чеченских НВФ в Лондоне проводит также ливийская организация "Воюющая .исламская группа" (лидер - Абу Абдаллах ас-Садик). В Иордании исламистская группировка, контролируемая У. Бен Ладеном, собрала и переправила Ш.Басаеву 70 тыс. долларов США.

X X X

Во второй половине ноября сего года в Пакистан прибыла делегация "чеченского правительства". Чеченцы провели переговоры с лидерами ряда радикальных религиозных пакистанских группировок. Они настойчиво проводили мысль о том, что "оккупационные действия России" на Северном Кавказе стали возможны из-за пассивной позиции большинства исламских государств, воздержавшихся от признания независимости Чечни. Также они призвали лидеров пакистанских радикалов оказать воздействие на военный режим в Исламабаде, чтобы побудить его к осуждению России и оказанию помощи "чеченскому народу".
Представители Грозного высказывали мнение, что официальный Пакистан мог бы оказывать и более существенную финансовую и материальную поддержку Чечне.

X X X

В Урус-Мартане находится отряд полевого командира Таркаева (около 100 боевиков) и отряд наемников-афганцев (около 20 человек). Всего же в Урус-Мартан в конце ноября 1999 г. прибыло до 500 иностранных наемников, получена значительная финансовая и иная помощь из-за границы. Часть денежных средств используется для привлечения в бандформирования новобранцев.

X X X

В Марокко наибольшую активность в плане оказания финансовой и агитационной поддержки чеченским боевикам оказывает исламское движение "Аль-Адль валь-ихсан"
("Справедливость и духовность"). Данная группировка имеет контакты с чеченскими представительствами в ряде европейских стран и США: "CHECHEN RELIEF"
("Чеченская помощь". Северный Брунсвик, Великобритания), "CHECHEN RELIEF EXPENSES" (Бирмингем, Великобритания), "AL-ENSHAN CHARITABLE RELIEF ORGANISATION" (Вашингтон, США).
Сбор пожертвований Чечне среди членов марокканских исламских организаций осуществляется тайно, с рекомендациями отправлять финансовые суммы индивидуально на счета перечисленных чеченских представительств через другие страны. Среди членов данных организаций распространяются видеокассеты и другие материалы "о борьбе чеченского народа за свою независимость".

X X X

Основным органом, аккумулирующим финансовые средства исламских организаций в целях оказания финансовой и материальной помощи чеченским сепаратистам, является зарегистрированная во Франции международная финансовая корпорация "FRAMLINGTON ASSETT MANAGMENT" (ФАМ). На счета ФАМ поступают средства исламских организаций стран Западной Европы и Ближнего Востока. Координацию распределения финансовых поступлений осуществляет международная исламская организация "Игаса".
В России партнером ФАМ (на правах филиала) является компания "FRAMLINGTON ASSETT MANAGMENT RUSSIA" в г.Москве. Поступившие на счета указанных организаций средства выдаются наличными представителям чеченского руководства либо используются по их поручению в интересах материально-технического обеспечения боевиков.
Иорданская община в Саудовской Аравии, насчитывающая около 200 тысяч человек, резко активизировала сбор пожертвований в пользу "моджахедов" Чечни.
Деньги переправляются в Амман и через представителей чеченской диаспоры в Иордании передаются А. Масхадову.

X X X

Руководство Йеменской исламской партии "Ислах" продолжает оказание практической помощи чеченским боевикам. Так, в первой декаде декабря сего года из Йемена в Чечню через Грузию и Турцию убыла очередная группа (20 человек) добровольцев - членов военного крыла "Ислаха" во главе с аль-Вади альМутаваккиль. Одновременно в лагерях исламистов Йеменской республики завершается подготовка еще одной партии ислаховских боевиков (около 30 человек) под руководством Обад Мохсен Абдалла ас-Сурейхи, являющегося одним из представителей У. Бен Ладена в Йемене . Переброску данной группы в Чечню через Турцию или Саудовскую Аравию, Пакистан и Грузию планируется осуществить до конца текущего года.
Наряду с этим лидер "Ислаха" шейх А.Хиндани активизирует мероприятия по сбору в Йемене финансовых средств для поддержки чеченских боевиков.
Непосредственно в г.Сана данная миссия возложена на членов руководства партии Абдуррахмана Кушаша, Гаиди ас-Самави и аль-Мусейри. При этом собранные деньги большей частью используются для вербовки добровольцев.

X X X

Саудовские благотворительные организации "Аль-Игаса" и "Исламский конгресс" собрали в Саудовской Аравии, Кувейте и ОАЭ несколько миллионов долларов США для отправки мусульманским экстремистам на Северном Кавказе и в Таджикистане. В качестве одного из каналов финансово-материальной поддержки северокавказских экстремистов активно используется торговая фирма "ANFO SOF (W) TA VAR - 2000 LTD". Ее головной офис расположен в Лондоне на улице Тотэнхем. За пределами британской столицы фирма имеет филиалы в Шеффилде, Бедфорде и Личестере.
Фирма принадлежит 45-летнему саудовскому эмигранту Омару Бекри Мохаммеду, известному также под именем шейха Бекри, получившему убежище в Англии 12 лет назад. Бекри регулярно поддерживает контакты с представителями У. Бен Ладена, чеченской и дагестанской диаспоры в Иордании. На счета фирмы Бекри поступают пожертвования, собираемые в указанных диаспорах, которые затем переводятся в Россию под прикрытием псевдокоммерческих сделок. В настоящее время Бекри финансирует вербовку боевиков в арабских странах из числа так называемых арабов"афганцев" (бывших моджахедов) для участия в военных действиях экстремистов на Северном Кавказе. Наемники группами по 10 человек выезжают в Чечню через Турцию.

X X X

13 декабря сего года в г.Триполи (север Ливана) состоялась встреча шейха султана Бен Халифа бен-Зайд аль-Нахайян (ОАЭ) с чеченскими представителями, в ходе которой обсуждались вопросы оказания финансовой помощи Чечне, создание очагов напряженности в Дагестане, возможности переезда и размещения членов семей ряда полевых командиров в ОАЭ.
По всем вопросам чеченцы нашли понимание у шейха. В отношении создания очагов напряженности в Дагестане шейх пообещал проработать планы по вводу в эту республику дополнительного числа арабов и афганцев.

X X X

Руководство ливанских ваххабитских группировок начало подготовку к отправке добровольцев на Северный Кавказ . Координируют эту работу Ахмад асСаади и шейх Джамаль Хаттаб. Подбором боевиков из числа ливанцев и финансовым обеспечением переправки их на Северный Кавказ занимается шейх Хассан Катриджи, проживающий в Бейруте, а за вопросы оснащения добровольцев отвечает шейх Дай аль-Ислам и его родной брат шейх Ради аль-Ислам аш-Шахал. Переправку боевиков из Ливана предполагается осуществлять через аэропорт Бейрута в одну из стран Персидского залива, а затем на Северный Кавказ.

X X X

20-30 декабря сего года в Мекке планируется встреча представителей финансовых спонсоров северокавказских террористов из различных мусульманских стран. На данной встрече в обсуждении мер по активизации зарубежной поддержки вооруженного исламского сопротивления на Северном Кавказе ожидается участие чеченской делегации во главе с Яндарбиевым.

X X X

Поддержка бандформирований со стороны исламских государств не в полной мере соответствует расчетам сепаратистов. Так, Басаев признал, что зачастую его обращения за помощью наталкиваются в мусульманских странах на стену молчания .
В этом же ключе высказался находившийся в Катаре специальный представитель Масхадова Яндарбиев, который, в частности, заявил, что "до сих пор ни в одной исламской стране мы не встретили поддержки, на которую рассчитывали".

X X X

А.Масхадовым, М.Удуговым и Ш.Басаевым сделаны вложения около 12 млн. долларов США в коммерческие структуры и недвижимость в Пакистане.

X X X

В международной организации "Кавказский форум неправительственных организаций", деятельность которой финансируется и направляется британским центром "International Alert", в настоящее время развернута работа по созданию дочерней структуры этой организации - Кавказского форума молодых журналистов "За мир и согласие". Будущая организация призвана объединить в своих рядах перспективных журналистов, представляющих любые негосударственные СМИ северокавказских субъектов РФ и республик Закавказья.
Наверное, самое простое на войне - попасть на войну.
Хотя и здесь, понятное дело, дорожки бывают разными. Одни - для большинства, другие для тех, кого значительно меньше. Например, так.
Самолет выйдет из облаков над Каспием, над необозримой темно-зеленой равниной, украшенной у берега длинными белыми бурунчиками прибоя, и долго будет снижаться над серовато-желтой землей, над бесконечными кварталами частных домов. Махачкалинский аэропорт, обычная бетонка, сухая прошлогодняя трава - и ни единой снежинки (а ведь в Москве, когда ехали из города, все прямо-таки заметало мокрой пеленой сырого мартовского снегопада). Ветер холодный, занудный, пронзительный, "корова", МИ-26 из Чечни что-то запаздывает, начинают циркулировать вялые слухи, что вертушки сегодня вообще не будет и ночевать придется в городе, отец-командир хранит по сему поводу загадочное молчание, худые аэродромные собаки робко налаживают отношения, явно в надежде на пожрать, а в небе временами бдительно описывает широкие круги боевой "крокодил" - на всякий пожарный, надо думать.
Потом все-таки приземлится "корова", чье нутро размерами мало уступает железнодорожному вагону. Привычная погрузка: ящики с боеприпасами и рюкзаки аккуратным длинным штабелем по центру, личный состав - на откидных железных сиденьях вдоль бортов. Поехали. Над головой - мощное надоедливое тарахтенье, самое время подремать, если кто хочет; вертолет несется на предельно малой высоте, чуть ли не над самыми верхушками голых корявых деревьев. В этом свой смысл: если на трассе полета и окажется вражина, прицельной пулеметной очереди или точного пуска ракеты попросту не получится: вертолет вывалится из-за горизонта совершенно неожиданно для любого случайного душка, ошеломит тугим грохотом, скользнет над головой и вмиг исчезнет с глаз - ищи ветра в поле.
А через час с лишним - посадка. Ханкала. Снова самая обычная бетонка, вокруг довольно пустынно, только пара-тройка пятнистых "крокодилов" поодаль.
Сухая серовато-желтая земля, куда-то неспешно катит "Урал" с тентом, переваливаясь на колдобинах, вдали - ряд палаток, над ними - российский флаг на высоком шесте. Не особенно похоже на войну, но это и есть война, приехали...

* ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

ДРУГАЯ ПЛАНЕТА

Глава 1

ЭТИ ТРИСТА ИЗ БИБЛИИ

Декорации были просты до незатейливости: железнодорожный состав из самых обычных плацкартных вагонов давненько уже никуда не ехал, потому что стоял в тупике и носил все признаки нехитрой военно-полевой обустроенности - аккуратные дощатые сортиры насупротив каждого вагона, пара палаток, грубые, но надежные деревянные лесенки в вагоны, с особой любовью оборудованное место для курения квадрат лавочек вокруг ржавого, закоптелого бидона, где в данный момент и размещались шестеро. Метрах в пятнадцати от них, сразу за сортирчиками, слегка вздымалась железнодорожная насыпь, а с другой стороны, за вагонами, во всем своем размахе простиралась Ханкала - огромное скопище военной техники и военного народа. Только с того места, где разместились курильщики, Ханкалы не было видно, а видны были верхушки далеких гор и сизая туманная дымка. Правда, туман этот был вовсе не природным явлением, это горели там и сям подожженные федералами "самогонные аппараты" - крохотные бензиновые заводики, на которых местные Кулибин-хаджи перегоняли нефть в живые денежки. Тишина стояла совершенно даже невоенная, разве что очень редко где-то вдалеке бухало орудие по своей неведомой надобности.
Шестеро сидели молча, сосредоточенно, со стороны могло показаться, что они озабочены серьезнейшими философскими проблемами, что-нибудь насчет всеобщего счастья. На самом деле тишина была предвкушающая. На самом деле все терпеливо ждали, когда ничего не ведающая жертва направится в сортир. Рано или поздно кому-нибудь из своих должно было все же приспичить.
Они ждали уже десять минут, но ждать они умели. И терпение, наконец, было вознаграждено, терпеливым в этой жизни частенько везет. Свой же собственный орел, капитан Курловский, ведомый насущным требованием организма, браво направился к туалету типа "сортир", повернул на двери табличку (теперь она вещала крупными буквами: "Господа, не мешайте размышлять о вечном!"), закрыл за собой дверь... не ведая, что над дверью трудолюбиво и весьма профессионально закреплен изнутри радиодетонатор.
Садисты в курилке-дали ему еще несколько секунд, чтобы расстегнул камуфляжные порты, примостился, сосредоточился на вечном... А потом Сергей нажал кнопку в кармане.
В сортире сработало. Радиодетонатор сам по себе - вещь не особенно и опасная, но когда он бабахает в замкнутом пространстве сортирчика над головой занятого прозаическими делами субъекта, эффект, надо признать, присутствует.
Шестеро замерли в ожидании. Что поделать, в каждой компашке свои шуточки... К чести капитана, он не вылетел наружу с пошлой руганью, а старательно закончил все свои дела. И лишь потом, выйдя и аккуратно притворив за собой дверь, сообщил, словно ставя голосом точки после каждого слова:
- Это. Пошлости. Пихать. Детонаторы. В сортир.
И ушел в палатку, выражая спиной обидчивое презрение. Шестеро переглянулись с полным удовлетворением. Не особенно ясно было, что делать дальше, когда шутка благополучно завершена. Никто со стороны и внимания не обратил на хлопок детонатора - только что закончился инструктаж по взрывному делу, во время коего точно такие же детонаторы хлопали с полчаса. А отец-командир пребывал где-то на пыльных пространствах Ханкалы, что он не знает, то ему и не повредит...
Именно последнее обстоятельство, отсутствие сурового майора, как раз и направило мысли в интересном направлении. Кто-то с деланным безразличием предложил:
- А не сходить ли к танкистам в гости?
- А это дело, - поддержали его. - Это толковая идея... Кто возьмет?
- Да вон Краб с Сережей к вагону ближе всего...
Оба поименованных скрылись в вагоне и вскоре появились опять, в запахнутых бушлатах, привычно ухитряясь ничем не булькнуть и не звякнуть, спустились по лесенке с тем рассеянно-невинным видом, каковой всегда был свойствен русскому солдату, однажды собравшемуся дерябнуть подальше от начальства.
Когда они проходили мимо палатки, оттуда высунулся еще один свой орел по прозвищу Доктор Айболит и осведомился:
- Вы куда это толпою?
- А к танкистам в гости, - ответили ему охотно. - С визитом вежливости.
- Понятно, - кивнул Доктор Айболит и без промедления примкнул к процессии, на ходу запихивая в карман толстенькую красную книжечку. - Очень кстати. Я тут открытие сделал, сейчас в научной обстановке и доложу. Ахнете.
- Ну, посмотрим...
Впереди, по-прежнему не булькая и не звякая, шагал Гера по кличке Краб, из боевых пловцов, "морских дьяволов", невысокий такой, обстоятельный, с обширной суперзасекреченной биографией, которая, правда, в чем-то выглядела чертовски однообразно: вот уж много лет в разнообразнейших точках земного шара Краба старательно пытались прикончить, а он делал все, чтобы вышло как раз наоборот.
К этой формуле, если подумать, биография и сводилась. На голове у него, как обычно, красовалась чеченская кожаная шапочка, была у Краба маленькая слабость насчет подобных головных уборов, благо прежнему владельцу шапочки она уже без всякой надобности, отпрыгался курбаши...
Они легко взобрались на железнодорожную насыпь, и окружающий мир тут же открылся для обозрения на несколько километров. Впереди, совсем близко, стояли с большими интервалами танки; совсем уж вдалеке, на горизонте, едва виднелись окраинные дома Грозного, а меж танками и городской окраиной простиралось огромное, ничейное, дикое поле, где ночью не имелось ни власти, ни юрисдикции.
Собственно, в каком-то смысле они стояли на передовой (которой тут, правда, как бы и не имелось), длинная линия танков служила рубежом, отделявшим скудный военный уют и относительно строгий порядок от серовато-бурой, в общем бессмысленной равнины.
Кто-то присмотрелся:
- Джигит, что ли, на свою задницу приключений ищет?
- Где?
- А во-он, коняшку гоняет, ковбой...
- Да ну, - сказал Краб, прибывший сюда за пару дней до основной группы и немного уже обжившийся. - Это солдатики коня поймали, вот и ковбойствуют. А вообще, тут вчера по полю злой ваххабит шлялся. Пальнули из танка, башку оторвало. Ваххабит, конечно. Ночью шлялся.
Остальные молчаливо согласились - в самом деле, кому еще, кроме злого ваххабита, могло прийти в голову болтаться ночью по этому дикому полю?
Спустившись с насыпи, двинулись параллельно ей к корявому блиндажику, сляпанному кое-как из всевозможных подручных материалов. Впереди шагал Краб, сам со спины - вылитый злой ваххабит в своем поношенном камуфляже и черной душманской шапочке. За ним поспешали остальные, а замыкал шествие, как уже отмечалось, Доктор Айболит, носивший это прозвище как за оконченный на гражданке мединститут, так и за редкостный талант душевно беседовать с языками.
Когда свеженький язык, от коего позарез требовалась полная откровенность, начинал капризничать и притворяться, что он вообще не понимает ни одного из существующих на планете наречий, звали Доктора Айболита. Доктор, философски вздыхая, приходил и довольно быстро убеждал упрямца, начинавшего петь арии не хуже Пласидо Доминго...
Старшего лейтенанта Олега, свежевыпущенного Омским танковым, отыскали в блиндаже. По сравнению с гостями он был прямо-таки возмутительно молод, ну что это такое - двадцать три, в мирной жизни найдется масса народа, которые его могут и обозвать "мальчиком". Однако возраст на войне - понятие насквозь условное, а потому Олег и командовал десятком прикрывавших Ханкалу танков, а также, понятное дело, танкистами, которые смотрелись и вовсе салагами.
Кое-как разместились на тесном пространстве, выставили принесенное, с верхних нар свесился молоденький танкист, передал на стол миску с солеными помидорами, чье происхождение было, надо полагать, покрыто мраком неизвестности. Под ногами крутился толстый светлый щенок, хватал за штанины.
- Уникальный элемент, - показал на него Олег. - Когда мы этот блиндажик занимали, шваркнули внутрь гранату. Для порядка. Зашли, смотрим - этот вылезает, как будто так и надо. Жив остался, недослышит только... Миш, да ты пока оставь паковаться, прыгай за стол... У нас тут сборы, мужики, поступил приказ: передвинуться на сто пятьдесят метров в поле. Зачем, хрен его знает...
Вот пришедшие-то как раз знали, зачем. Им-то было известно, что в Ханкалу в самом скором времени прилетит Путин, - но такую весть, понятно, далеко не до всех доводили.
Впрочем, вполне возможно, танковая передвижка была затеяна и без особой связи с Путаным. Чересчур долго танкисты торчали на одном месте, успели обжиться, а следовательно, малость разлениться. Любой военный человек знает, что пресловутая канава "от рассвета и до забора", а также схожие с ней, бессмысленные на взгляд штатского предприятия на деле имеют глубинный армейский смысл. Солдат не должен пребывать в праздности, и, если нет для него настоящей работы, толковый командир просто обязан выдумать некое ее подобие, занимающее максимум сил, а если еще и мыслей, выйдет совсем хорошо...
Сначала выпили за хозяев, потом - за гостей. Третий тост, за погибших, пили традиционно стоя. Четвертый, хотя и столь же традиционный, за косоглазие противника, пьется сидя. И только когда налили по пятой. Доктор Айболит вылез со своим открытием, торжественно заявив:
- А известно ли вам, неучам, что про нас в Библии написано?
И значительно покачал в воздухе своей красненькой толстой книжицей.
- Ага, - сказал снайпер Леня с нескрываемым скептицизмом. - Про кого конкретно, про тебя или Костика из будущего?
- Про спецназ, господин прапорщик, чтоб вы знали. Про спецназ как таковой.
- Сомнительно что-то. Следаки любят вворачивать к месту и не к месту, что впервые про шпионов было как раз в Библии написано, но вот чтобы про спецназ...
- Да я сам был огорошен, - сказал Доктор Айболит. - Библию, как и вы все, грешные, сроду не читал, да вот взялся листать от безделья и наткнулся... Прошу внимания! Данный раздел, именуемый "книгой судей израильских", повествует о некоем генерале Гедеоне. Подозреваю, что знаменитый фильмец "Меч Гедеона" в его честь и назван, но это уже другая история... Итак. Данный генерал Гедеон воевал с... - он перелистал несколько страничек из тонюсенькой белой бумаги, почти прозрачной. - С мадианитянами. Кто такие были эти самые мадианитяне, я еще не докопался, да опять-таки не в том дело... В общем, у них была намечена решающая битва. А в ночь перед битвой пришел к генералу Гедеону сам господь бог и дал детальную диспозицию, или, что вернее, провел инструктаж. Начал Гедеон наутро действовать. Согласно инструкциям верховного главнокомандующего, которым господь бог в данном случае, несомненно, являлся согласно субординации...
- Не тяни кота за хвост.
- Постараюсь. Для начала он выстроил войско и велел всем, кто себя чувствует боязливым и робким, уматывать к чертовой матери. Двадцать две тысячи умотали, десять тысяч осталось...
- Ничего себе процентик...
- Не мешай, Костик, кажется, началось интересное... И потом?
- А потом Гедеон провел еще одну проверочку. Повел эти десять тысяч на водопой, и тех, кто пил из реки прямо ртом, опять-таки отправлял во второй эшелон, а тех, кто пил с руки, оставлял. Из десяти тысяч набралось триста. Эти три сотни он ночью и развернул вокруг мадианитянского лагеря.
- Сколько было этих твоих мадианитян? - деловым тоном поинтересовался кто-то.
- Хренова туча. В Библии сказано: "как саранчи". Вот, а у каждого из этих трехсот была труба и светильник в кувшине. По команде они разбили кувшины, замахали светильниками, затрубили в трубы - и рванули в атаку. В расположении противника начался неимоверный переполох, и эти триста спецназовцев расколошматили всю саранчу наголову... Вот так. Система предварительных тестов, с помощью которых выбирается один, из сотни. Ночное нападение отборного отряда на превосходящие силы противника. Подчеркиваю, с использованием спецсредств, прототипов нынешних светозвуковых гранат. Если все это не о спецназе, то я уж и не знаю, какого вам еще рожна нужно... А?
- Дай-ка я глазами почитаю, - сказал Леня, забрал у него книгу, старательно вчитался. - Да нет, все верно. А пожалуй что...
- Да что "пожалуй"? Точно, спецназ. Нужно запомнить, при случае будет чем утереть нос операм, когда снова начнут ссылаться на Библию. Пусть знают, что не про них одних там написано... Да, Доктор, а что было раньше: этот Гедеон или та история, на которую ссылаются опера?
- Не знаю, - честно признался Доктор Айболит. - Так углубленно мое поверхностное знание Библии не простирается...
- Нужно обязательно установить, - сказал Сережа. - Займись на досуге, Айболит, а? Если выяснится, что сначала был спецназ, а уж потом - агентурная разведка, можно будет утереть кой-кому нос...
- Интересно, а про нас там не написано? - с надеждой спросил танкист Миша.
- Это вряд ли, - отрезал Доктор. - В библейские времена танков не было. На дворе стояли совершенно доисторические периоды...
- Ну, а может, нечто вроде? Ползучий сарай на бычьей тяге?
- Поищем, - серьезно пообещал Доктор. - Аж семьсот страниц, не может же быть, чтобы ничего не отыскалось про первобытные танки. Кто-то мне говорил, что там написано и про стенобитные пушки... про старинную аналогию, конечно, но суть вроде бы та же. Поищем... Анекдоты свежие есть?
- Ночь. Грозный. На посту стоит салага. Раздается очередь, и салажонок орет старшине: "Тут крался страшный бородатый ваххабит, но я его..."
- Это старый, - поморщился Доктор Айболит. - "Из-за таких вот стрелков, рядовой Жмуров, мы третий год без Деда Мороза..."
- Есть поновее. Будь у тебя лом с хорошо раскаленным на огоньке концом, притом, что другой конец холодный, какой стороной ты бы его Сергею Ковалеву в задницу вставил?
- Раскаленным, конечно, - не колеблясь, ответствовал Доктор Айболит.
- Фига. Холодным.
- Это к чему такой гуманизм?
- А чтоб никто вытащить не мог!
- А-а, эт-то другое дело!
Потом разговор по какому-то неисповедимому выверту ума перекинулся с Ковалева на финансы. Тема была не только старая и животрепещущая, но и знакомая до полной унылости: всем известно, что финчасть для того и существует, чтобы урезать следуемые солдату денежки насколько возможно. Карма у нее такая, у финчасти. И лучше всего об интендантстве выразился Александр Васильевич Суворов, тут ни убавить, ни прибавить...
Впрочем, они больше слушали танкистов, чем делились своим. Было попросту неудобно. Бронетанковая салажня не видела и не нюхала прошлой, первой кампании, да и вообще мало что еще по причине юного возраста знала о суровой прозе жизни.
И этим пацанам, пожалуй, совершенно ни к чему знать, что всемогущая финчасть точно так же старается срезать то, что законно причитается спецназу ФСБ, цепляясь за любое цифирное крючкотворство. Что Костя с женой и четырнадцатилетним сыном ютится в однокомнатной "хрущевке", а майор Влад вообще снимает для семьи комнатушку в общежитии одной из военных академий, откуда его в любой момент могут попросить. Ни к чему пацанам знать такие вещи, для них, зеленых, отряд "Вымпел" - это нечто овеянное романтическими небылями: молодежи в первую очередь приходят на ум голливудские блокбастеры, а тамошние супермены привыкли в денежках купаться, в житейских благах и в законном почете...
Ну и черт с ними. Не в деньгах счастье. Главное, эта кампания на прошлую, слава богу, мало похожа: и там, в тылу, перестали поливать грязью собственную же армию, и, взять хотя бы такую деталь, на сей раз под ногами не путаются пресловутые "врачи без границ", которых люди посвященные ласково, по заслугам именуют "врачи без лекарств" или "ЦРУ без границ". Мелочь вроде бы, а приятно.
Так что - перебедуем. Благо все говорят, что на Путина в этом плане полагаться можно. И прапорщик Юрков в тон этому всеобщему настрою даже изготовил самодельную вывеску для местного избирательного участка, так и выведя крупными буквами: "ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ УЧАСТОК ПО ВЫБОРАМ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В.В. ПУТИНА". Отцы-командиры, конечно, ласково посоветовали не выпендриваться и не давать тем самым повода демократуре для лишних визгов, но все равно сие говорит о тенденции... Точно, перебедуем.
Возвращались на танке, предложенном гостеприимным хозяином в качестве такси, - к чему бить ноги, шагая лишних триста метров, если можно, пусть и чуточку кружным путем, доехать на ползучей оказии? Как обычно на войне и случается, все были не пьяны и не трезвы - так, состояние чуточку измененного сознания...
Каковое ничуть не помешало им еще издали заметить у курилки новоприбывших - Токарева с Самедом, оперативником из Махачкалы, да вдобавок с ними сидела очень даже симпатичная девушка в явно уже ношеном камуфляже, со светлой косой калачиком. Не журналистка, конечно, - кто бы сюда журналистов пустил?
Они ссыпались с брони, танк-такси развернулся, отчаянно чадя и рыча, и укатил восвояси.
- Ну, как оно? Что это вы ржете?
- А вот Самед рассказывает, как вчера славный доктор Зуев ходил в Грозном на прочесывание.
- Ну-ну, что он опять?
- Геройствовал Зуич, - сообщил Самвел. - Выскочил, малость поддавши будучи, когда все уже грузились. Начал орать, что поскольку он не какой-то там доктор, а фээсбэшный, пора и ему сходить на операцию. Ну, прихватили, чтобы не вдаваться в дискуссии. И была такая картина: чешет себе повдоль улицы славный доктор Зуев с одним-единственным рожком в "калаше", в совершенно пустом "лифчике". Хоть бы одни патрон там завалялся, "лифчик" ветром, как флаг, развевает... Богатырь, одним словом.
- Ну и?
- А, обошлось. Тишина стояла полнейшая. Никаких ваххабитов, одни мирные гражданы... Пьяную чеченку видели. Ну, не так чтобы пьяную, однако определенно поддавшую.
- Это интересно. Потрескивает менталитет в свете бурных изменений...
- Ага. Да уж. Феде Слепцову вон плохо. Мается мужик. Затыкали.
- А что?
- Да ему выпало плотно опекать подследственную. Она вам не кто-нибудь, а целый капитан шариатской безопасности. Лет тридцать, смазливая, зараза, спасу нет. Ну, что такое плотная опека, сами понимаете: за ней и в бане надо приглядывать, чтобы, боже упаси, мылом не зарезалась. Вот Федя и приглядывает, маясь. Она сначала по-женски и по-мусульмански стеснялась, а потом приборзела, издевается над бедным Федей, как в голову взбредет, то спинку просит потереть, то позы принимает. Тяжело Феде, стал Федя мишенью для пошлых армейских шуток...
- Да уж, я думаю... - с чувством хохотнул кто-то.
- А вы сюда какими судьбами?
- А мы, похоже, с вами, - сказал Токарев с типично восточным фатализмом. - Куда вы, туда и мы.
- Хорошо сказано. Мы сами-то не знаем пока, куда...
- Насчет завтра могу сказать совершенно точно - в Грозный. Касаемо подробностей, узнаете в вагоне, там Человек-Гора, час назад подъехал. Вас, между прочим, жаждет видеть.
Шестеро встрепенулись, подтянулись, придавая себе трезвую деловитость, потом гуськом потянулись в вагон, где уже начинали тщательно завешивать окна одеялами согласно строгим правилам ночной маскировки.
Почти в самом конце вагона разместился Человек-Гора - полковник Степа Шагин, бывший погранец, носивший свое прозвище вполне заслуженно: когда природа его лепила, извела на Степу примерно столько же материала, сколько на двух Шварценеггеров. Огромный был человечище - и, между прочим, умнейший. Именно он не так давно кропотливейше спланировал операцию по захвату Титаника, то бишь Салмана Радуева с его знаменитой титановой заплаткой в башке. И все прошло столь ювелирно, что как нельзя лучше напоминало басню Крылова. Крестьянин охнуть не успел, как на него медведь насел... Ни единого выстрела, ни единой царапины. Немногочисленную охрану упаковали молниеносно и качественно, а сам малость обкуренный Титаник только в летящем на Москву самолете начал соображать, что вокруг происходит нечто качественно новое...
Поскольку на вагонном столике меж полковником и майором Владом красовались две пустые стопочки и вскрытая банка шпрот, даже менее наблюдательный глаз мог бы определить, что начальство тоже чуточку приняло с дороги. Правда, при комплекции Шагина обычные человеческие дозы на него абсолютно не действовали ох, не того матерого человечища Алексей Максимыч Горький сравнивал с глыбою...
Полковник присмотрелся:
- Состояние приемлемое...
- Да мы ничего такого... - опрометчиво заикнулся кто-то, за что украдкой получил локтем в бок.
- Ну, вы - это вы... Размещайтесь. И с ходу загружайте серое вещество работою. Кто мне, не сходя с места, придумает красивое сценическое имечко для эстрадной звезды?
- Что?!
- Господа офицеры, я серьезно, - сказал Шагин. - Придумайте-ка мне быстренько красивое имечко для эстрадной певицы. Чтобы было и красиво, и звучно, и производило впечатление на всех, кто его ненароком услышит. Ну-ка, дружненько заскрипели мозгами! Я с вами не шутки шучу, пошла работа...

Глава 2

ПЕВИЦА И ПОКЛОННИКИ

Утречком, после завтрака, выехали в Грозный - на самом что ни на есть прозаическом грузовике с брезентовым верхом, благодаря этой своей прозаичности не привлекавшем никакого внимания на дороге, где разъезжали в основном именно такие, да еще заправщики и БТР. Иногда попадались разноцветные легковушки, но они-то как раз казались на здешних дорогах чем-то инородным, странным, не имевшим права и оснований тут быть...
Дорога была - ухаб на ухабе сидит и ухабом погоняет. Зато человек понимающий прямо-таки отдыхал душой: во-первых, для дождей, превративших бы всю округу в липкое месиво, было еще рано, лучше сухие ухабы, чем море грязи; во-вторых, глаз радовало окружающее редколесье, просматривавшееся буквально насквозь на многие десятки метров. Середина марта, а потому - ни единого листочка. Очень скоро, через какие-то недели, этим голым корявым зарослям предстояло превратиться в густую "зеленку", что значительно осложняло жизнь военному народу, заранее представлявшему, сколько вооруженной сволочи будет разгуливать по лесам с самыми гнусными намерениями...
Впрочем, это еще не означало, что можно расслабиться стопроцентно.
Следовало в оба глаза следить за голыми кронами ближайших к дороге деревьев - в последнее время душманы повадились цеплять фугасы как раз в ветвях, рассчитывая на то, что сверху никто опасности и не ждет. Из ветвей свешивается почти незаметный проводочек, и стоит его коснуться тенту машины, башне "бэхи", да просто башке примостившегося на броне бойца... Надо сказать, в первое время задумка достигла результата, но, познакомившись с новинкой, народ стал бдительнее, и подрывов теперь гораздо меньше. А можно еще, подкопав асфальтовое покрытие с одной стороны, а то и с двух, засунуть фугас туда, кропотливо уничтожив все следы, - это тоже не сахар...
Под самым городом легковушки стали попадаться чаще - в Грозный понемногу возвращались жители. Грузовик никакого внимания не привлекал, да, собственно, в кузове и не было никакого отряда "Вымпел". Там, подпрыгивая на железных неудобных лавочках, ехало довольно-таки странное сборище, несомненно, имевшее отношение к федеральным силам, но со стороны, хоть ты его три часа обозревай, ничем не выдававшее своей принадлежности к самому крутому спецназу страны.
Капитан Курловский, еще вчера объявивший, что нынче он будет ментом, восседал в застиранном серо-белом милицейском камуфляже. Точно так были облачены и Костя с Сергеем, имевшие в карманах натуральные "мурки" удостоверения МУРа, сиречь документы прикрытия, если выражаться официальным языком. Гера по кличке Краб и четверо остальных были, в общем, непонятно кто старенький камуфляж и тельняшки опознавательными знаками служить не могли, являя собою сугубую банальность. Одним словом, подобных компаний, именно так одетых, по городу и прилегающим окрестностям разъезжало немеренно. Единственное исключение представляла собою лейтенант Катя, в данный момент ничуть не напоминавшая ни лейтенанта женского пола, ни опера ФСБ, - но и она ничем не выдавала служебной принадлежности, скорее наоборот...
Въезд в город. Первое, что бросается в глаза, - огромная зеленая надпись на стене из бетонных блоков: ЗДЕСЬ БЫЛ КРАСНОЯРСКИЙ ОМОН. Сибирячки отметились.
А самого-то города и не было, собственно. Было лишь то, что от него осталось после двух штурмов, в которых сидящие в кузове принимали самое активное участие. Пожалуй что, груды развалин смотрелись даже как-то прозаичнее, что ли, - гораздо более жутко выглядели те дома, что оказались задетыми лишь самую малость... Обычная "хрущевка" - но на уровне третьего этажа на месте парочки окон зияет нелепая дыра. И так далее, и тому подобное. Каждому нашлось бы что припомнить, но если постоянно держать такое в голове, начнут гореть нервные клетки, а потому никто и не стремился прокручивать в памяти как впечатления четырехлетней давности, так и совсем свежие, этого года, ну их к черту, откровенно говоря...
В глубине души они и впрямь чувствовали себя, словно на другой планете.
Штатский народ, шлявшийся там и сям, был им насквозь чужим, непонятным даже более, чем возможные инопланетяне. Даже если понимаешь умом, что весь народ как таковой бандитской шайкой быть не может, сердце рассудку всегда противоречит: именно этот народ в лице своих худших представителей палит в спину по ночам, а то и средь бела дня, именно с ними пришлось возиться так долго и тягостно, что конца до сих пор не видно. И невозможно определить, кто из этих вот, при свете дня совершенно мирных обывателей с наступлением темноты возьмет какую-нибудь стрелялку и выйдет на охоту. А потому ум и сердце в вечном противоречии: вот он, небритый, в турецкой кожанке и черной шляпе, провожает тебя по-азиатски загадочным взглядом, и пойми поди, что у него за душой, где он был в строго конкретные исторические периоды, что держал в руках и не мечтает ли сейчас засадить тебе в затылок пригоршню свинца в медной оболочке. Тяжкое это предприятие - гражданская война...
Свернули налево, проехали еще немного и остановились перед высоченными железными воротами, щедро издырявленными пулями еще в прошлую кампанию, когда это место сначала штурмовали ихние, а потом их вышибали наши, а потом...
Грузовик остановился посреди двора, надежно скрытого высокими стенами от окружающего мира.
- Посидите пока, - распорядился майор Влад. - Я быстренько...
И направился в жилой модуль, где обитал полковник Будим, командовавший здешним отрядом МЧС, где они в данный момент и оказались. Внутри имела место некоторая суета, касавшаяся в первую очередь приборки и наведения благолепия, что определенно сулило скорый визит начальства.
Так оно и оказалось. На вопрос мимоходом один из знакомых докторов поведал:
- Большой босс ожидается. Зам Самого Главного. А большие боссы пустых бутылок не любят, мы все должны ревностно и романтично выглядеть и примером служить для подрастающего поколения...
Что майору, конечно, было насквозь знакомо. Генералы пустых бутылок крайне не одобряют, ни в каком случае, особенно когда нагрянут из столицы с видом громовержцев. Хотя, если откровенно, без водочки здесь трудно, никто не пьянствует, но и трезвым никто не остается - ее, родимую, употребляют, именно так, в виде лекарства, в таких дозах, что не позволяют ни охмелеть, ни быть трезвым. Человек постоянно пребывает в несколько измененном состоянии сознания, вот и все. Дольше крыша останется несъехавшей...
- Привет, Будим, - сказал майор, присаживаясь за стол в комнатушке с матерчатыми стенками.
- Здорово, - сказал Будим. - А я чаю как раз запарил. Водки не обещаю, генерал с минуты на минуту пожалуют...
- Чай - вещь тоже полезная... Будим, дашь "уазик"? Позарез нужно. У меня тут дела, грузовик не вполне соответствует, а ничего другого в Ханкале достать не удалось, сам понимаешь...
- Дам, что с тобой сделаешь, - подумав, кивнул Будим. - Только смотри, на фугасы не наезжайте.
- Да уж постараюсь...
Полковник Будим, носивший форму всю свою сознательную жизнь, хлебнул всякого. Когда с шумом и треском стал обрушиваться СССР, полковника едва не сделали заместителем министра обороны в одной суверенной среднеазиатской державе, но отчего-то очень быстро передумали и объявили мало того что дезертиром, так еще и врагом тамошнего суверенного народа. О том, как Будим оттуда выбирался в Россию, можно было написать не самый скучный роман...
Выбрался, слава богу, даже с жуткими обвинениями, высосанными из суверенного пальца, как-то уладилось...
- Как тут у вас?
- Да так себе, - ответил полковник. - Можно сказать, спокойно. Час назад какая-то сука пальнула разок из винтовки по территории, ребята кинулись, хотели пригласить в гости... Ушел, гад, развалинами.
- Один раз стрелял?
- Ага, в белый свет.
- Ну, это почти что курорт...
- Я и говорю...
Полотнище, заменявшее входную дверь, распахнулось, откинутое чьей-то энергичной десницей. Вошел человек того вальяжного вида, по которому безошибочно узнается московское начальство, - в новехонькой полевой форме МЧС, обликом грозный и заранее настроенный метать громы и молнии. За его спиной маячили еще несколько, имевшие классический облик вышколенной свиты.
Будим энергично встал. Майор Влад последовал его примеру - генерал был хотя и чужой, но тем не менее генерал.
- Так, - веско изрек столичный гость, зорко оглядев стол, на котором ничего не было, кроме чайника, сахарницы и двух стаканов. - Бутылку успели спрятать?
Оба офицера благоразумно промолчали, не став докладывать, что никакой бутылки не было вовсе.
- Успели, говорю, спрятать? Сколько выпили, товарищ полковник?
- Всего-то пол-литра, - доложил Будим с честным, открытым взором.
- Вот это правильно. Хвалю за честность, - уже несколько благосклоннее произнес столичный генерал. - Терпеть не могу, когда мои офицеры мне врут.
Правду нужно говорить. Всегда. И больше чтобы - ни-ни. Обстановка сложная...
Он внушительно воздел палец, развернулся и покинул комнату.
- Вот так и живем, - сказал Будим без выражения.
- Все правильно, - согласился майор. - Начнешь начальству правду доказывать - семь потов сойдет и все равно не поверит... Так я возьму "уазик"?
- Говорю же. Иди, найди Шабловского. А я отправляюсь сопутствовать...
Перегрузившись в "уазик", что много времени не заняло, выехали за ворота, покатили к месту работы, иногда теряя время на неизбежные объяснения со стражами на блокпостах. Проехали под мостом, где когда-то подорвалась машина генерала Романова - там до сих пор зияла обширная воронка, - прибавили скорость.
- Сейчас налево, - распорядился Самед. - И еще раз налево, во-он за той пятиэтажкой... бывшей. И прямо. Там можно медленнее. Когда увидите вывеску, притормаживай так, чтобы выглядело вполне естественным любопытством...
- Не учи ученого...
- Внимание, вижу.
- Ребята, приготовились. Катя?
- Все помню, - сказала Катя без видимого волнения.
- Аккуратненько, орлы...
Ехавший все медленнее "уазик" аккуратно затормозил поблизости от хилого росточка частной инициативы, а проще говоря, кое-как сколоченного из досок прилавочка, на котором разместилась всякая всячина вроде водки, шоколадок и неизменных чипсов. За прилавком на ящике восседал пожилой чеченец, а второй как раз не спеша подходил от угла дома, этот был гораздо моложе.
Сидящие в машине напряглись, разглядывая его пристально, с профессиональным интересом. Для человека понимающего с первого взгляда было ясно, что этот субъект, явственно прихрамывавший, когда-то ранен в ногу, причем осколком, и перелом лечили не самым лучшим образом, то ли в полевых условиях, то ли у скверного врача. Само по себе это еще ни о чем не говорило, мало ли где здесь можно поймать осколок, но матерые несуетливые волкодавы, привыкшие на всякий случай заранее предполагать самое худшее и выбирать из всех возможных объяснений наиболее скверное, взирали на идущего без всякой симпатии, заранее налепив ярлычок и классифицировав. Такая уж жизненная философия ими руководила, обзор всегда был сужен до невеликой щели прицела...
Они вылезли из "уазика", озираясь с ленивым любопытством людей, радующихся случайному безделью. Оба чечена взирали на компанию с той самой восточной отрешенностью, что они там себе думали, черт их знает.
Над подъездом довольно хорошо для здешних мест сохранившейся пятиэтажки всего-то вылетели все до единого стекла да верхние этажи чуток повыщербило пулеметными очередями - красовалась новенькая, совсем недавно присобаченная вывеска, гласившая: "НАРОДНЫЙ ЛЕКАРЬ И ЦЕЛИТЕЛЬ ИСМАИЛ". Краски довольно яркие, синяя с красной и желтой, едва просохли.
Самой последней выпорхнула Катя - и тот "черный", что был помоложе, среагировал мгновенно. Девчонку нарядили продуманно и броско, причем с учетом менталитета тех, кого принято скопом именовать "лица кавказской национальности", - пышные светлые волосы распущены роскошной волной, под распахнутым черным плащом ослепительно-алое платьице открывает ножки так, что не только у "лиц" брызнут слюнки... А уж косметики пошло, братцы...
Все разворачивалось строго по сценарию - залетная дива самого что ни на есть суперсексуального облика прохаживалась себе, голубушка, на стройных ножках, озираясь с брезгливым любопытством холеной столичной девочки, впервые увидевшей этакое. А сопутствующие лица толпились вокруг с видом бдительным и грозным, явно пижоня перед вверенной их бережению гостьей, держа стволы неуклюже и насквозь картинно, как неопытные статисты в массовке на съемках пошлого боевичка.
- Водка у тебя не из ацетона? - грозно вопросил капитан Курловский, орлом прохаживаясь вдоль прилавочка.
- Обижаешь, командир, - спокойно ответил продавец постарше. - Из чистого спирта. Ваши две недели берут, никто не жаловался...
- Вот и давай литру, - распорядился капитан. - Только смотри у меня, если все же окажется ацетон, я сюда пришлю восьмиколесный БТР, и до-олго он будет по твоей фирме ездить - взад-вперед и справа налево... Усек?
- Чего ж не усечь, ничего мудреного... За деньги покупаете или конфисковать будешь, командир?
- Знай мое благородство, - важно сказал Курловский, протягивая ему купюру. - Господа офицеры сибирского ОМОНа умеют проявлять достоинство, особенно сопровождая красавиц из столицы нашей Родины, города-героя Москвы... (Он хорошо играл роль немного поддавшего хама, и водочкой от него в самом деле попахивало.) И шоколадок давай. И сигарет еще...
Он сгреб в карман несколько пачек "Мальборо" - пригодятся, благо денежка на покупки выдана казенная. Сигаретки, конечно, были изготовлены прямо здесь, в Чечне. Тут давно уже было налажено производство со стабильным распределением ролей: в одной деревне клепали означенное "Мальборо", в другой, скажем, "Ротманс", в третьей, к примеру, "Лаки страйк". Чтобы отвезти на рынок партию готовой продукции, принято было нанимать вертолет - якобы он и привез курево, самое настоящее, из далеких и мирных, не тронутых войной мест. Все поголовно, конечно, прекрасно знали о подлинном происхождении самопального табачка - но все равно, так было принято делать согласно правилам хорошего тона. Местная деловая этика, иными словами, пусть даже любой прекрасно знает, что вертушка прилетела не из России, а из-за ближайшей горушки, приличия следует соблюсти...
Правда, принюхавшись подозрительно и отхлебнув глоточек, Курловский во всеоружии своего богатого жизненного опыта вынужден был про себя признать, что водка, хоть и не годится для кремлевского стола, все же не способна вызвать потери в лихом спецназе. Но вслух своего заключения высказывать не стал, отошел к машине, откуда уже доставали пластиковые стаканчики.
Выпили на свежем воздухе, красавица - чуточку жеманясь и старательно делая вид, что с ней такой пассаж происходит впервые (водку почти без закуски?! посреди улицы?!), все остальные - с ненаигранным удовольствием, вслух заверяя очаровательную спутницу, что военная романтика требует именно такого фуршета.
Потом Курловский принялся порхать вокруг с видеокамерой, снимая со всех возможных точек золотоволосое видение и обступивших ее господ военных, он старался изо всех сил, перемещаясь по тихой улочке так, словно плясал на раскаленной сковородке. Чечены наблюдали за ними со снисходительно-показным равнодушием каменных статуй.
Вряд ли им приходило в голову, что объектом съемки на деле была резиденция "народного целителя Исмаила", точнее говоря, подступы к ней, трудолюбиво заснятые Курловским во всех видах и ракурсах. Трудно сказать, была ли эта парочка теми, за кого себя выдавала - то есть относительно мирными коммерсантами, - или служила подстраховкой для явки Джинна (этой вот самой резиденции Исмаила), внешним наблюдательным постом. По данным онеров, ларек появился здесь за неделю до вселения целителя, что, конечно же, опять-таки можно толковать двояко: и списать на совпадение, и отнести к звериной предусмотрительности Джинна. Не в том суть. Главное, им, кажется, удалось отыграть все, как по нотам, не вызывая подозрений, очень хотелось в это верить...
Потом красавица изъявила желание самолично осмотреть жилище целителя, чтобы убедиться, есть ли разница меж загадочным представителем народной медицины Кавказа и московскими экстрасенсами. Вся компания направилась внутрь.
Курловский умышленно задержался возле самого прилавка. Оказалось, он просчитал все правильно: молодой, рассудив, видимо, что грозный воин достаточно ублаготворен относительно нормальной водкою, поинтересовался с гордой непроницаемостью истого сына гор:
- Слушай, командир, кто такая?
- Певица, - значительно сказал Курловский, поднимая палец. - Из Москвы к нам, поддержать морально. Изабелла. Слышал?
Тот, разумеется, и не слыхивал, но, чтобы не терять лица, медленно кивнул с видом истинного меломана. Курловский пошел в дом, хмыкнув про себя. Те, кто готовил операцию, рассчитали верно: нынче в "ящике" мельтешит столько полуголых девочек, обходящихся вовсе без фамилий, одними кличками, что запомнить всех решительно невозможно. Даже столичный житель наверняка запутается во всех этих Белках-Стрелках, Констанциях и прочих Луизах. Молодая еще звездочка, недораскрученная, черт их всех перечтет... Идеальное прикрытие. Правда, Костя, чье предложение насчет "Изабеллы" в конце концов и решено было принять, потом признался втихомолку, что рабочий псевдоним лейтенанту Кате он выдумал, имея в виду в первую очередь известный в советские времена сорт вина. А впрочем, какая разница?
Когда они вышли, неподалеку от "уазика" кучковалось несколько местных пацанчиков - в других, более мирных краях дети детьми, а здесь этакие детки, случалось, и автомат в ход пускали, и боевыми гранатами швырялись... Один, стервец, довольно громко принялся считать, тыча пальцем в военных:
- Десять тысяч долларов, еще десять, еще... А эта - все, пожалуй, пятьдесят, выкупят, никуда не денутся...
Шутило молодое поколение. Специфически. Определенно сожалея, что не в силах пока что шутку сделать былью. Чтобы поддержать непринужденное веселье, Курловский, встав неподалеку от них, принялся демонстративно тыкать пальцем, громко комментируя:
- Одно... два... три... четыре...
- Ты что считаешь? - поинтересовался юнец.
- Уши ваши считаю, - с открытой, обаятельной улыбкой признался Курловский. - Пять... шесть... сколько сувенирчиков получится...
Юные моджахедики презрительно насупились, но на всякий случай бочкомбочком отступили подальше - столкнувшись со столь же специфическим юморком, решили не рисковать. Перехватив укоризненный взгляд майора, Курловский с невинным видом пожал плечами: как-никак сейчас он был вовсе и не он, а выпивший омоновец, всегда можно сказать, что ситуация требовала именно такого поведения...
- Ну что? - спросил он в машине.
- Стандартная квартирка. Двухкомнатная. Мебели небогато, судя по первому взгляду на стены, дыр в соседние хаты вроде бы не пробито. Вообще пустовато.
Оружия в больших количествах там явно не прячут.
- Но при них-то что-то обязательно будет...
- Да это уж как пить дать.
- Вам и во вторую комнату удалось заглянуть? Когда я вошел, вы все в одной торчали, возле целителя...
- Я заглядывала, - сказала Катя. - Я ж столичная фемина, мне интересно...
Парочка спальников на полу, и все. Стены голые. Окно какой-то тряпкой завешано.
- Главное, стекол нет. Это хорошо. Терпеть не могу родным организмом стекла вышибать. Это в кино они из слюды, а в жизни - режутся... И больно.

Глава 3

КТО ХОДИТ В ГОСТИ ПО НОЧАМ, ТОТ ПОСТУПАЕТ МУДРО...

Ночью, в полумраке - для луны был не сезон, - развалины улицы выглядели еще более странными, неправильными, чуждыми. Если днем еще имелось какое-то карикатурное подобие нормальной человеческой жизни, то ночью все обстояло решительно наоборот. Стояла душная тишина, долетавшие время от времени звуки были решительно ни на что не похожи, в них приходилось долго опознавать нечто хотя бы приблизительно знакомое - еще и оттого, что сознание ничего знакомого заранее не ждало. Так что любой случайный скрежет железа - ветерок, быть может, или крыса шмыгнула, - любой стук сначала представлялись черт-те чем, насквозь непонятным и тревожащим...
Вот выстрелы, что характерно, ни с чем нельзя было спутать. А они порой раздавались где-то в отдалении - два раза это были одиночные пистолетные, один раз - недлинная автоматная очередь. Что в сумме означало самые обычные ночные будни. Пожалуй, сегодняшнюю ночь можно было с полным на то правом назвать тихой и спокойной.
Они ждали, каждый на своем месте. Двойками и тройками они сюда проникли еще в сумерках и заняли заранее расписанные позиции. В доме напротив целителя кто-то, похоже, мирно обитал - там совсем недавно горел посреди комнаты на втором этаже костерчик, тянуло съедобным варевом, среди тихих голосов слышался и женский, но очень быстро все стихло. Улеглись спать, надо полагать, справедливо не желая привлекать к себе ночью чье бы то ни было внимание.
В эфире ничего особенного не блуждало - так, редкая перекличка блокпостов с комендатурой, да однажды чужой голос каркнул две фразы, похоже, на арабском, но передача прекратилась раньше, чем удалось хоть что-то определить.
А в общем, нормальная была тишина, не тягостная. Пресловутое чутье, от которого и впрямь глупо отмахиваться, на сей раз не сулило вроде бы ничего скверного.
Пора было работать. Четверо встали и, передвигаясь совершенно бесшумно, выскользнули из выбранной в качестве укрытия квартиры. Лестницу они помнили наизусть, и сейчас, почти в волной темноте, спускались по ней без малейшего звука, шелеста, скрипа, словно цепочка призраков, отправившихся после полуночи побродить по грешной земле.
Выйдя из подъезда, несколько секунд прислушивались, потом разбились на две двойки и двинулись в разные стороны, огибая здание с двух сторон, пригибаясь так, чтобы их нельзя было увидеть из окон первого этажа. Проще говоря, на карачках - но все равно быстро и целеустремленно, куда там призракам...
Достигнув нужного окна, затянутого тряпкой, прижались к стене по обе его стороны, прислушались. В кухне - тишина. Плавно переместились к окну большой комнаты, где днем восседал целитель за своим обшарпанным столиком, заваленным амулетами и пакетиками с неведомыми зельями. Явственно послышались звуки шагов - спокойных, тихих. Человек пересек комнату, присел на скрипнувший стул, что-то отодвинул.
Судя по времени, на той стороне дома уже успели занять позиции и примериться к обстановке. Курловский коснулся предплечья Кости, и они обменялись привычными знаками, в последний раз распределив роли и очередность.
Костя достал из кармана фонарь, обмотанный толстым слоем резины и натуго перетянутый проволокой. Изготовились. Еще секунда - и действие началось резко.
Чуть подпрыгнув, Курловский вмиг оборвал пыльную тряпку, Костя включил фонарь и бросил его внутрь. Фонарь с глухим стуком обрушился посреди комнаты, яркий луч, хлестнув вправо-влево, замер, уткнувшись в стену, и света вполне хватило, чтобы безошибочно просчитать происходящее внутри, а значит, и рвануться внутрь через подоконник, уже прекрасно представляя, видя происходящее там.
Тот, что сидел допрежь на стуле, среагировал с похвальной быстротой, инстинктивно, а значит, видывал виды - он моментально рухнул на пол, распластался в углу, прикрывая руками голову, - словом, сделал все, чтобы уберечься от разрыва гранаты, насколько удастся. Парой секунд позже он, успев все-таки что-то такое сообразить, уже вскочил, весь в пыли, как черт, потянулся за пазуху - но на нем уже сидел Костя, выкрутив правую конечность и прижимая рожей к полу, а Курловский, мигом погасив фонарь, замер в углу, направив на дверь ствол автомата. Уже работая, оба слышали, как в соседней комнате возникло шевеление, негромкая возня.
Приподняв пленного и прикрываясь им, как щитом, Костя навел на дверь дуло "Вектора".
- Эй, как там? - тихо окликнул из соседней комнаты знакомый голос.
- Хоп! - с превеликим облегчением ответил Курловский.
Судя по тишине, Сергей с Булгаком уже успели скрутить того, кто обитал в маленькой комнате.
Так и есть, конечно, - Сергей головой вперед втолкнул в комнату скрюченную в три погибели фигуру, предусмотрительно держа у ее виска пистолет и шепотом увещевая:
- Пискнешь, сука, - прикончу...
Заранее нарезанная на соответствующие куски веревка была разложена по карманам. Обоих пленных быстренько связали и хозяйственно положили под стену, в уголок, чтобы не мешали перемещениям Повесили на место импровизированные занавески. Тогда только Костя достал рацию, нажал кнопку и кратко сообщил:
- Четыре. Четыре.
- Ноль. Ноль, - обрадованно откликнулась рация голосом майора Влада.
На этом радиопереговоры и свернули - а о чем, собственно, рассусоливать?
Они доложили, что все в порядке, а командир ответил, что понял. Какие тут, к черту, долгие дискуссии?
Включив фонарик и держа его так, чтобы луч не поднимался выше подоконника, Курловский осветил пленников, чтобы определить, кто из них Исмаил. Запихнул более молодому в рот найденную здесь же, на полу, тряпку, присел на корточки рядом с "народным целителем" и шепнул ему на ухо:
- Говорить будем?
- Ссс... - только и прошипел тот, очевидно, собираясь изречь какое-то нехорошее слово, начинавшееся с этой именно буквы.
Курловский встряхнул лежащего, тот клацнул зубами и ничего больше не сказал. Капитан ласково зашептал ему на ухо:
- Слушай, целитель, ты человек пожилой, а значит, давно живешь, привык жить... Не будешь говорить, зарежу к чертовой матери. - И, подкрепляя угрозу, приложил к шее лежащего лезвие ножа.
Тот презрительно процедил сквозь зубы пару фраз - в том духе, что пленивший его самая натуральная собака и собачьей же смертью подохнет, а вот он, Исмаил, наоборот, смерти нисколечко не боится, как гордый сын чеченского народа.
- Ты мне тут не чирикай про чеченский народ, - поморщился в темноте Курловский. - Ну какой ты чеченец? Ты, Далгатов, и вовсе даже аварец, я точно знаю... А впрочем, давай попробуем. Вот заори во весь голос, чтобы вокруг всполошились, - и я тебе тут же перехвачу глотку... Ну, рискнешь?
Сам он рисковать ни в коем случае не собирался, а потому держал нож так, чтобы при первом же звуке, исторгнутом пленником, мгновенно отправить его к праотцам. Однако время шло, а пленный все не кричал.
- Ну, то-то, - резюмировал Курловский. - Будет он тут смертника изображать... Далгатов, какой из тебя смертник - курам на смех. Какого ты вообще рожна в это дело впутался? Сидел бы себе в родном Дербенте, мошенничал по-старому с амулетами и волшебными кусочками лунного камня, украдкой купленного у НАСА... Зачем тебя, дурака, на старости лет в политику понесло, ты всегда по уголовным статьям ходил...
- Ты что, дербентский опер? - придушенно изумился целитель.
- А ты как думал? - отрезал Курловский. Он в жизни не бывал в Дербенте, даже проездом, о хозяине явки знал лишь то, что сообщили опера, но, понятное дело, не собирался посвящать Исмаила в такие тонкости, пусть и дальше думает, что его ведут от самого Дербента...
- Только ты, экстрасенс вшивый, заигрался, - продолжал он неумолимо, поглаживая шею Исмаила кончиком клинка с ловкостью опытного брадобрея. - Совсем забыл, что тут война, никто тебе не станет бегать за адвокатом, и прокурорского надзора в окрестностях вовсе нету. Будешь молчать - размахну, к чертям, глотку, мне молодой все расскажет, он еще пожить не успел...
- Он не расскажет, - заторопился Исмаил. - Это - "черный балахон", от него толку не добьешься ..
Его связанный сосед активно заворочался, издав невнятное шипенье, попытался пнуть собрата по несчастью, но Сергей вовремя откатил буяна в сторону, придавил глотку подошвой и тихонько, но внятно посоветовал:
- Тихо лежи, отдыхай, паскуда... "Ага, - подумал Курловский. - "Балахончик", значит. Видывали мы их, отморозков..."
Пару раз он с ними сталкивался - юные смертнички, которым по лютому фанатизму, проистекавшему от общей неразвитости, терять было абсолютно нечего.
Видывал, как эти орелики, в черном с ног до головы, в глухих капюшонах, шли в полный рост посреди улицы и поливали свинцом во все стороны. Необстрелянные солдатики, был такой грех, от них поначалу бегали, но потом сообразили, что "балахоны", хоть и глубоко отмороженные, однако все же не бессмертные. И ничего, наладилось толковое огневое противодействие, еще ни один фанатик не научился пули ртом ловить...
- Ну, так... - задумчиво произнес Курловский. - Судя по тону и реплике, ты, родной, уже во многом раскаиваешься, не правда ли? И готов сотрудничать с законной властью? Это ты правильно. Лучше сидеть в СИЗО по легонькой уголовке, чем за нами числиться по статье о терроризме... а то и вообще среди неопознанных трупов обретаться. Ну, каким ветром тебя из Дербента сюда занесло?
- Люди попросили... За хорошие деньги. Нужен был человек вне всяких подозрений. Нож убери подальше, а то еще в темноте промахнешься...
- Ну, далеко не уберу, а на самую малость... - Курловский слегка отвел лезвие. - Продолжаем...
- Я по-настоящему наловчился с этими травами... Даже ваши, офицеры, берут... Травы и вправду помогают...
- Не спорю, - сказал Курловский. - Если б ты еще при этом не выдавал бараньи бабки и махачкалинские камушки за старинные горские амулеты - цены б тебе не было, народный самородок... Ладно, хватит лирики. Сегодня кого-нибудь ждешь?
Лежащий молчал.
- Слушай, не тяни, - поморщился Курловский. - Жизнь твоя в данный момент копейки не стоит. Скажу тебе по секрету: нам важно не словить курьера - все равно придет какой-нибудь обормот, которому поручили отнести обычное письмо из одного места в другое, и не более того, а всего-то навсего ликвидировать твою "малину". Но никто от нас не требовал, чтобы ты при этом в живых остался.
Доложим потом, что наткнулись на вооруженное сопротивление... Думай, Далгатов, думай.
- Он придет.
- Когда?
- Нет точного времени. Где-нибудь перед рассветом, когда часовые приморятся... Начальник, я ничего такого не знаю, мое дело маленькое - принять письмо, передать письмо...
- Сирота казанская, одним словом, - сочувственно сказал капитан Курловский. - Условные сигналы есть?
Второй опять зашевелился, единственным доступным ему способом выражая ярость и возмущение, но его моментально уняли.
- Так что там насчет сигналов? - Нужно зажечь фонарик и поставить на подоконнике. Вон там, на столе... Огонек тусклый, стеклышко зеленое, с той стороны улицы хорошо видно...
- Только не ври мне, что это - все. Так не бывает.
- Не бывает, - печальным шепотом согласился Исмаил. - Я же не знаю заранее, кто придет... Он скажет, что пришел от дедушки Мурада, который торгует бензином. Я должен ответить, что бензина мне не нужно, а солярка для генератора будет в самый раз...
- Этими именно словами?
- Ну...
- Ладно, поверим, - сказал капитан. - Только имей в виду: когда придут, я рядом с тобой стоять буду. И если выйдет какая-нибудь поганая неприятность, мы тебе из спины ремней нарежем. Тут, голубь мой, нужно либо несгибаемо молчать, либо выложить все до донышка. Любой третий вариант - чреват...
- Да понял, понял... Начальник, только давай сразу договоримся - не надо политических статей, а? По ним сидеть больно уж долго, зачем мне на старости лет...
- Раньше надо было думать, - проворчал Курловский. - Посмотрим, чем все кончится. Будет хороший улов, не продашь и не обманешь - я за тебя походатайствую... Забуду даже, как ты в меня хотел стрельнуть из пистолета с кривым дулом...
- Я с испугу, начальник, из меня и стрелок-то никакой...
- Говорю, посмотрим на результат... На сей раз ожидание выдалось не таким томительным, потому что целитель со своим юным ассистентом были людьми курящими, а следовательно, и засада имела полное право посменно дымить сигаретками, не опасаясь себя выдать. Мятый жестяной фонарик с самодельным зеленым стеклышком зажгли сразу и примостили на подоконник согласно указаниям Исмаила. Однако расслабляться, понятное дело, не стоило: целитель-аферист, давно, как выяснилось, известный дербентскому угрозыску, мог по неисповедимому порыву души - ну, скажем, в одночасье прикипел душою к ваххабизму настолько, что готов был пожертвовать жизнью не хуже завзятого "балахончика", - подстроить нехитрую ловушку. И зеленый свет на подоконнике означал не безопасность, а нечто совсем даже обратное - вроде настоятельного совета немедленно шарахнуть в окно гранату...
Рация ожила примерно в три сорок шесть:
- Внимание! На моем направлении - два пацака! Идут по стеночке!
- Понял тебя, второй. - Всем - готовность.
- Третий говорит. На моем направлении - еще двое. Движутся параллельным курсом по другой стороне. Автоматы держат в открытую.
- Мои тоже.
- Все напряглись! Работаем по раскладу! Те, кто сидел в квартире, быстренько прокрутили в уме картину окружающего, они прекрасно помнили, где кто засел, а как же иначе? Две двойки приближались к их дому с разных сторон по параллельной улице, что ни о чем еще не говорило пока; может, в той квартире, где варили на костерке похлебку, есть невеста и это ее пришли воровать...
- "Капкан", "капкан"! Мои пацаки свернули на вашу стрит!
- Понял тебя, понял...
- Мои темпа прибавили, сближаются...
- Больше никого в окрестностях, чисто.
- Эфира не фиксирую.
- Пацаки наблюдают за домом из-за угла соседнего...
- Мои стоят...
Они обменялись быстрыми жестами, и Сергей с Булгаком выскользнули на лестничную площадку, поднялись чуть выше, притаились меж этажами.
- Пацаки двинули в подъезд.
- Мои - на той стороне улицы, определенно страхуют...
- Когда начнется, снимайте этих подстрахуев сразу. За шум не взыщу, наоборот...
- Поехали!
- Ну, смотри у меня, старче божий, - шепотом напутствовал Курловский, ради экономии времени разрезав путы на Исмаиле острейшим ножом. Поднял его на ноги, подтолкнул к двери, в которую уже тихо скреблись. На цыпочках двинулся следом, уперши в спину Исмаилу пистолет.
- Кто там? - вопросил Исмаил, невольно отодвигаясь от дула пистолета, пока хватало места в крохотной прихожей.
- Я от дедушки Мурада, он бензином торгует...
- Бензин мне не нужен, а солярку для генератора возьму, будет в самый раз...
- Открывай быстрее!
Лязгнул самодельный засов. Исмаил отступил, а потом нервишки у него не выдержали - и он метнулся в сторону, прижался к стене. Это нарушало планы Курловского, но - самую чуточку. Капитан, чьи глаза давно привыкли к темноте, поймал стоявшего у двери за кисть правой руки и мощным рывком дернул в прихожую, пропустил мимо себя, как опытный тореадор пропускает быка. Еще на лету визитер лишился автомата, получив взамен шокирующий удар по одной из самых болевых точек организма, уже в комнате был подхвачен Костей и отправлен в угол в лежачем положении.
Чуть ли не в ту же самую секунду на лестнице загремела автоматная очередь, оглушительная в замкнутом пространстве, - второй, оказалось, не стал подниматься к двери, а затаился у самого входа и сейчас палил наугад. Со стен так и летела бетонная крошка.
Ему никто не ответил - зачем зря переводить патроны на бессмысленную перепалку? - и он проворно выскочил на улицу, наивно полагая, что от этого ему станет легче.
Там его и достала очередь то ли Сереги, то ли Булгака - те, кто остался в квартире, не смогли определить достаточно точно. Ночная тишина моментально испарилась к чертовой матери - на улице лупили автоматы, от всей души, взахлеб.
Очень быстро один замолчал как бы сам по себе - за трескотней "Калашниковых" не удалось бы расслышать негромкого, сухого хлопка снайперки, снабженной к тому же длинным пламегасителем, не позволявшим точно определить, откуда раздался выстрел.
Второй автоматчик, судя по производимым им звукам, припустил вдоль улицы, огрызаясь уже очередями покороче, вспомнив об экономии патронов. Бежал он недолго - внезапно настала тишина.
И тут же заработала рация:
- Чисто в округе, чисто. Финал, команда! Услышав это, Курловский совершил странный на первый взгляд поступок, но тем не менее заранее предписанный: открыв дверь в маленькую комнатку, кинул туда гранату и тут же захлопнул дверь за собой, прижался к стене. Ахнуло на совесть, аж стены задрожали, пустую комнатушку сотрясло, взрывная волна вырвалась наружу, смахнув закрывавшую окно тряпку к чертовой матери...
На улице уже рычал БТР, хлеща узкими лучами фар по стенам домов, слышались громкие команды, подъехал еще грузовик, из него шумно выпрыгивали солдатики.
Топот, суматоха, кто-то горластый распоряжается, перемежая приказы неизбежными словами-связками, суматоха, гам, последние бойцы сыплются из кузова, вспыхнуло с полдюжины фонариков, кто-то в воздух пальнул для солидности...
Одним словом, симпозиум с танцами. Три поднятых на улице трупа забросили в грузовик, а тех трех, что попали в плен живехонькими, протащили до кузова завернутыми в заранее припасенный брезент. Так что сторонний наблюдатель нельзя было исключать, что он все же сидит сейчас тихой мышкой на одном из окрестных чердаков - имел все основания заключить, что живым в плен не попал никто, одних жмуриков таскали. Для создания этого же впечатления и рванули гранату в помещении. Нельзя утверждать наперед, что Джинна удалось переиграть, но они сделали все, что могли, старательно создавая иллюзию, будто группа захвата встретила в квартире самое что ни на есть ожесточенное сопротивление, а юный фанатик, вовсе даже не исключено, успел выдернуть чеку, то ли взлетев на воздух в гордом одиночестве, то ли прихватив с собой на тот свет кого-то из презренных гяуров.
Сверхзадача в данном случае была - показать откровенно, что Джиннову явку в одночасье разнесли вдребезги и пополам. Такова была воля начальства, а что за всем этим стояло и какие потаенные комбинации игрались, никому знать и не полагалось. Как обычно.

Глава 4

СКРОМНЫЕ ТРУДОВЫЕ БУДНИ

Грузовик остановился меж подъездами. Первым из кузова выскочил прапорщик Aулгак, бдительно оглянулся, отошел на пару шагов и застыл, картинно держа пулемет на изготовку. Следом спрыгнули остальные.
Они нагрянули практически в том же составе, одетые как и в прошлый раз, вот только на сей раз с ними не было очаровательного лейтенанта Кати. Зато был Скляр собственной персоной.
Как ни в чем не бывало, он спрыгнул на землю и, старательно соблюдая настрого вбитые ему в голову инструкции, остановился в небрежной позе, озирая окрестности с вальяжностью немаленького начальства. На фоне их гоп-компании, облаченной в застиранные "пятнашки" третьего срока носки, Скляр смотрелся взаправдашним высоким чином - ботинки сверкают, камуфляж новехонький, отнюдь не солдатский, портупея безукоризненная, кобура из натуральной кожи, отнюдь не пустует (правда, как легко догадаться, пистоль ему туда запихнули безнадежно испорченный, которым только орехи и колоть да пивные бутылки откупоривать по известному методу), даже орденские планки наличествуют - те самые, кстати, в которых Скляр щеголял, когда его взяли...
Костя с неудовольствием подумал: им, между прочим, новое обмундирование было обещано еще три месяца назад, да так и не поступило, а для этого сукина ко га, изволите видеть, нашлась первоклассная одежа. Впрочем, ему так по роди положено, так что эмоции придется спрятать поглубже. Как выражались классики, придворный обязан быть чист и благоухать...
Оглядевшись, Скляр начальственной походочкой направился в подъезд, на каковой ему указал майор Влад, вполголоса дававший какие-то объяснения.
Остальные двигались вокруг с видом одновременно бдительным и почтительным, держась так, как положено бывалым солдатам в присутствии крупного начальства.
Любому постороннему, хоть немного ориентирующемуся в жизни, должно было быть ясно, что он оказался свидетелем классического посещения немаленьким начальством места, где нынешней ночью разыгрались шумные события - со стрельбой и бабаханьем гранат, а также суетой бронетехники... Так и задумано, господа, так и задумано.
Умышленно задержавшийся на улице Курловский возликовал душою, подметив краем глаза, как у хромого торговца - эта парочка со своим прилавком торчала на прежнем месте - прямо-таки отвисла челюсть. Положительно, он знал Скляра в лицо, хромоногий, и не сразу овладел собой, несмотря на всю привычку к восточной невозмутимости. "Ага, клюнула рыбка, совсем хорошо получается... Эк вас перекосило, любезный, вы явно наблюдали нашего друга в другой совсем роли... Вот и ладненько. Будет Джинну информация к размышлению. Предупреждали его насчет Скляра добрые люди, а он не верил, пусть теперь локти кусает, проклиная излишнюю доверчивость..."
- А живыми взять не могли?! - рявкнул в голос Скляр. - Специалисты хреновы!
Влад что-то тихо и покаянно попытался ему объяснить - и оба скрылись в подъезде в сопровождении "свиты". Курловский же прямиком направился к прилавочку, заранее сделав грозную физиономию. И с ходу поставил задачу:
- Пузырь нужен. В долг. Голова трещит. - И, предупреждая возможные возражения, грозно цыкнул:
- Может, документы у тебя проверить? Плечико посмотреть?
Хромой притворился, что ужасно огорчен конфискацией - именно притворился, ясно было, что его прямо-таки распирало от желания немедленно получить хоть какие-то крохи толковой информации. Уже понятно, что не зря он тут сидит, не из простых птичка... Ну и пойдем навстречу...
- Стаканизатор есть? - деловым тоном спросил Курловский, в непринужденном стиле человека с ружьем наклоняясь и нахально выдергивая из ящика бутылку с родимой, прозрачной. - И голова с бодуна раскалывается, и начальство вдобавок над душой стоит... Давай живее, пока они там изволят осматриваться...
Хромой быстренько достал из-под прилавка пластиковый стаканчик и даже подсунул распечатанную шоколадку, так и ловя момент, когда можно будет с безразличным видом попытаться хоть что-то выведать.
С незаурядным актерским талантом Курловский слегка трясущимися пальцами сорвал жестяную крышечку, набулькал себе полный стаканчик, зажмурился и блаженно выцедил. Откусил кончик шоколадки, постоял с закрытыми глазами, выдохнул:
- Хар-рашо пошла...
И широко улыбнулся. Дураку было ясно, что русский служивый человек моментально перешел в состояние распохмеленной томности. А дураком хромой наверняка не был. И, улучив момент, вроде бы равнодушным тоном поинтересовался:
- Неприятности, командир?
- А! - махнул Курловский рукой, с той же непринужденностью сгребая с прилавка пачку деревенского "Мальборо". - Я у тебя и табачку заодно, в долг...
Да так... Видел красавца? Гэбэшники второй день чего-то суетятся, а нам лишняя нервотрепка. Главное, непонятно ничего, да наше дело маленькое... Стой, мент, где поставили, улыбку изображай... А ведь никакое он мне не начальство...
Хромой предупредительно заметил:
- Я сам в армии служил, понимаю...
- Да что ты понимаешь, частный капитал? - безнадежно махнул рукой Курловский, нацеживая себе по второму. - Очень мне надо за ними ходить, как дураку, в спектакле ихнем подыгрывать... - Он лихо выплеснул водку в рот, оглянулся на яркую вывеску. - Что, тю-тю ваш целитель? Я так понимаю, он и не целитель вовсе, а, ребята?
Молодой переглянулся с пожилым, оба одинаково пожали плечами.
- Мы его и не знаем, - заверил хромой. - Нам-то что? У нас магазин, сам видишь, и документы в порядке... А что с ним такое?
- А я знаю? - фыркнул Курловский. - Понаехало ночью гэбэ, с маху перешлепало уйму народу, а теперь ихний главный. Наполеон в дезодорантах, озирает тут все... Я так понимаю, целитель ваш был форменным резидентом...
- Его что, убили?
- А ты его знал?! - грозно нахмурился Курловский.
- Откуда? Просто смотрю - нет его с утра, больные ждали-ждали и разошлись.
А он всегда аккуратно открывал, в девять. Люди говорят, ночью была стрельба...
- А я тебе что говорю? Кучу народу положили. - Курловский словно спохватился вдруг: а с чего это он, собственно, мент бравый, торчит тут с этим аборигеном и разговоры с ним разговаривает? Оказал минимум любезности в благодарность за даровой пузырь, вот и довольно с него. Пусть спасибо скажет, что всю лавку по карманам не распихал..
Приняв гордый и непреклонный вид, он снизошел до небрежного кивка и отошел к машине, бережно запихивая ополовиненную бутылку во внутренний карман.
Затылком чувствовал острый, напряженный взгляд - ну, так и надо, будет вам, ребятки, что доложить отцу-курбаши.
Великодушно передав ополовиненный сосуд сидевшему за рулем Доктору Айболиту, остановился у кабины так, чтобы в зеркало заднего вида наблюдать за "торговым предприятием". Как он и думал, хромой явственно забеспокоился: коротко пошептавшись с пожилым, закултыхал к их машине, желтенькой, тронутой ржавчиной "шестерке". плюхнулся на водительское место и быстренько укатил. Нет, вряд ли он рвался немедленно доложить куда следует - не такое это быстрое дело, цепочка времени требует. Тут, надо полагать, другое. Скляр при виде хромого и бровью не повел - вероятнее всего, видел где-то мельком, возможно, с более густой бородищей-шевелюрой, не может же он помнить каждого "пехотинца", сие не в человеческих силах. да и к чему забивать голову?! А вот хромой Скляра запомнил - лицезрел, ручаться можно, в компании своих отцов-командиров, знал, что человечек это непростой. Ну, а поскольку Скляр, вот сюрприз, оказался раскрывшим свое инкогнито гэбэшником, хромой испугался, что "засланный казачок" может его вспомнить, опознать.
Ничего, пройдет совсем немного времени, и хромой начнет обдумывать, анализировать то, о чем в спешке особо и не задумывался. Вспомнит, что те же самые ребятки, в том же точно составе сопровождали вчера эстрадную звезду - а нынче, изволите ли видеть, с неким чином приперлись, с раскрывшимся разведчиком. Информации к размышлению будет масса... а впрочем, это опять-таки не наше дело...
Из подъезда показалась бравая компания.
Скляра пропустили в кузов первым - конечно, не из-за почтения к "начальству". Усадили у самой кабины. - Разрешите, ваше благородие, господин орденоносец? - вежливо осведомился Токарев, раскрывая наручники.
Скляр поджал губы, подставил руки, глядя в брезентовый потолок, кое-где зиявший мелкими прорехами, так, словно был надменной принцессой, попавшей в лапы неотесанных пиратов. "Надо заметить, - сказал себе Курловский, - что некоторая уверенность в себе к "пану сотнику" вернулась - после того, как ему, должно быть, твердо гарантировали, что он не попадет на ту сторону границы, в дружеские объятия грузинской Фэмиды..."
- Скляр, вы, часом, не помните того хромого, что торговал с лотка водярой?
- поинтересовался Курловский.
- Не припоминаю.
- А вот он вас помнит. У него челюсть отвисла, когда узрел в таком наряде и в таком сопровождении...
- Бывает, - сухо отозвался Скляр.
- Если...
- Что-то стоим долго, а, ребята? Курловский поднял брезентовый клапан в передней стенке тента, выглянул. Тот самый милицейский блокпост, мимо которого они проезжали в четвертый раз: дважды вчера, сопровождая эстрадную диву, дважды - сегодня.
На сей раз определенно вышли какие-то нескладушки. Майор стоял возле кабины, сердито сжав губы, часовой в бронике, как ему по уставу и полагалось, застыл истуканом. Парой секунд спустя в кузов заглянул невысоконький плотный тип в милицейском камуфляже, со сварливой физиономией. Исподлобья обозрев их всех, недружелюбно спросил:
- А это кто такие?
- Там командир в кабине, - вежливо ответствовал Доктор Айболит. - Он вам охотно даст все необходимые справки.
- Ты что, шибко умный, борода?
- Вопрос, конечно, дискуссионный, - ответил Доктор Айболит. - Тут возможна поляризация мнений с амбивалентностью консенсуса. А вы кто будете, дяденька?
- Я - полковник Балакин, командир Царскосельского ОМОНа! Так что вы не особенно тут!
- Ну разумеется, тут нам не здесь... - кротко сказал Доктор Айболит.
- Вот именно! От кого водкой пахнет? "Ну и нюх у пузанчика, - завистливо подумал Курловский. - Никто нынче не потреблял, кроме меня, а я ж от него самый дальний сижу..."
Бывают люди, которым просто-таки жизненно необходимо для поднятия тонуса хоть раз в день над кем-то покуражиться - иначе день пропал. Зародилось сильное подозрение, что полковник к этому именно виду фауны и относится.
- По-моему, я вам все объяснил, товарищ полковник, - тоном величайшего терпения сказал тихо подошедший майор Влад. - Все документы в порядке, должные разрешения имеются...
- Если вы - фээсбэ, почему вот этот одет с элементами милицейской формы? И этот, и вон тот еще?
- Такова задача...
- Интересненькие у вас задачи, - непреклонно заявил полковник. - Вчера какую-то телку размалеванную возили, сегодня от ваших водкой пахнет... Что, думаете, самые крутые? Все вам можно? Фэ-эс-бэ... - протянул он, стараясь выразить интонацией крайнюю степень презрения и независимости.
- Разрешите, мы продолжим движение9 "Сущий ангел наш Влад, - умиленно подумал капитан Курловский. - Я на его месте сказанул бы... Впрочем, - уточнил он самокритично, - потому я и капитан до сих пор, что язык без костей, а он - целый майор и в старших четвертую командировку ходит..."
- Не разрешаю, - отрезал полковник. - Придется провести общую проверку документов и осмотр машины. Па-апрашу всех покинуть кузов!
- Товарищ полковник...
- Молчите, майор! Я имею право! Строго говоря, ежели въедливо соблюдать букву закона, такие права полковник имел, здесь, как и повсюду в стране, действовали все законы и нормативные акты, касавшиеся МВД...
- Товарищ полковник, давайте созвонимся с комендатурой города, - спокойно предложил Влад. - Поскольку...
- Молчать! - полковника явно понесло. - Рябчук, Ахатов! Занять позицию, патрон в ствол, оружие на изготовку!
Двое его подчиненных шустренько выполнили приказ. Победоносно глядя на сидевших в кузове, полковник заявил:
- И вообще, я вас сейчас положу мордами в землю, если будете выступать!
- Кого, кого мордой в землю положишь? - тихо, недобро спросил Доктор Айболит.
- Андриянов! - цыкнул майор.
- Есть замолчать...
- Ыыыы...
Вскрик боли раздался рядом с Курловским, как и все остальные, во все глаза смотревшим на перепалку у заднего борта. Он резко повернул голову - Токарев зажимал ладонями лицо, а Скляр, яростно взмахнув наручниками, державшимися лишь на одной, левой руке, отвесил второй полновесный удар прямо в лицо Булгаку, не успевшему уклониться, не предвидевшему опасности с той стороны. И неуловимым броском метнулся прямо по ногам к задней стенке кузова, вопя что есть мочи:
- Это боевики, держите!
Сергей рванулся... Поздно. Скляр, уже отчаянным прыжком выскочив наружу, швырнув полковника на Влада, метнулся в сторону, к омоновцу, непонимающе взиравшему на все происходящее, рванул его за локоть, взял на прием, ударил.
Подхватил автомат, висевший у того на правом плече, дал пару коротких очередей - высоко, неприцельно, наугад...
Пуля противно взыкнула над макушкой Курловского. Он невольно пригнулся, но тут же, отстегивая клапан "горизонталки", рванулся к задней стенке кузова - там уже грохотали подошвы приземлявшихся на асфальт спецназовцев.
Скляр вертелся, как черт, прикрываясь вырубленным ментом, прямо из-под его руки огрызаясь короткими очередями, отступая вместе со своим живым щитом.
Совершенно оторопевший полковник стоял на полусогнутых, лихорадочно пытаясь осознать происходящее, но, судя по его выпученным глазам, отнюдь в этом занятии не преуспел. Его боец - то ли Рябчук. то ли Ахатов - лежал тут же, в полной неподвижности, и из-под стриженого затылка вытекала темная медленная лужица...
- Не стрелять! - что есть мочи заорал Влад так, словно хотел докричаться на другую планету. - Не стрелять!!!
Его подчиненные распластались на старом, потрескавшемся асфальте, а иные отскочили за грузовик, оружие, конечно, у всех было уже наготове, но что тут толку... Рядом бухали ботинки бегущих - к месту действия сломя голову неслись остальные подчиненные долбаного полковника, что не прибавляло ситуации упорядоченности и надежности...
- Не стрелять!
Сергей перекатился за бетонный блок, и вовремя - на том месте, где он только что лежал, пули вышибли крошку, срикошетили с визгом... М-мать...
- Треножьте! - громко распорядился Влад. - Но только чтобы наверняка!
Пока дождешься "верняка", семь потов сойдет... Курловский, выбрав себе удобную позицию, качественно укрылся за кучей бетонных блоков, предназначенных для укрепления блокпоста, изготовил оружие к стрельбе. Со своей позиции он видел почти всех своих, видел, что никто вроде бы не задет.
Справа стрекотнула короткая очередь - это кто-то из своих беспокояще саданул поверх головы Скляра.
- Ложитесь, идиоты! - раздался чей-то яростный приказ, обращенный к омоновцам, все еще не врубившимся полностью в происходящее.
- Ложись! - наконец-то отдал первую за все время толковую команду и полковник, сам уже лежавший за задним колесом грузовика и пытавшийся в этом неудобном положении извлечь пистоль из кобуры на животе. Получалось плохо.
- Не стрелять, только живым!
Свернет вправо, за серую стену из блоков? Нет, выпустив очередь подлиннее, дернулся со своей ношей влево... Ага, ну да! Он с нами не баталии решил устраивать, он к развалинам щемится, там всего-то до них метров тридцать, нырнет в окно, припустит по лабиринтам...
У него это последний шанс, где-то тут может быть явка, в этом долбаном бывшем городе... Решится бросить дурака?
Решился!!! Отшвырнул так и не пришедшего в себя омоновца, почти одновременно полоснув очередью по залегшим... ага, магазин кончился наконец! Не стал терять драгоценные секунды на его смену, припустил к разваленному почти напрочь дому...
- Не стрелять! Полковник, прикажи своим...
Тарарах-тах-тах!
Курловский коротко взвыл сквозь зубы - длинная очередь, выпущенная воспрянувшим омоновцем, прямо-таки впечаталась Скляру в спину, смяла, швырнула на битый кирпич... Уже совершенно неживого, конечно...
Омоновцы, держа автоматы на изготовку, настороженно двигались к нему, а он, паскуда, лежал мертвее мертвого.
- Что это все значит?! - послышался рядом недоуменно-злой крик полковника.
- А это значит, полкан, что нашел ты на свою жопу неприятностей, - громко ответил Доктор Айболит.
"Увы, увы, - подумал Курловский здраво. - Ни черта не будет - пойдет здоровая межведомственная перебранка, все затрется, сгладится, на тормозах съедет..."
- Прикройте его! - послышалась резкая команда майора. - Лицо прикройте!
Это было правильно - посторонних в ближайших окрестностях вроде бы не наблюдалось, а с личным составом блокпоста в самом скором времени поговорят по душам серьезные люди, смогут убедить, что все случившееся привиделось в кошмаре, - но все равно, чем меньше народу запомнит хоть какие-то детали, тем лучше...
Оказавшийся ближе всех Курловский подобрал какую-то вонявшую соляркой дерюгу и быстренько прикрыл ею верхнюю часть туловища бывшего десантника, столь неожиданно завершившего запутанную жизненную стежку. "Добрый камуфляжик пропал", - мелькнуло у него в голове.
А потом он с величайшей досадой подумал, что Скляр, сволочь такая, ухитрился, с точки зрения понимающего человека, соскочить предельно красиво.
Это было неправильно, но ничего тут не поделаешь. Великолепная поганцу выпала смерть - не в пенсионной дряхлости на койке санатория, не в плену под ножом привыкшего ко всему на свете бородача, не на тюремных нарах. "Ах ты, боже мой, какая смерть, себе бы такую, - думал капитан Курловский, - бежишь с оружием в руке, исполненный бешеных надежд, что все обойдется, уцелеешь, выживешь, вырвешься, еще поживешь, одержишь верх и выиграешь, азарт и надежда кипят в крови, вытеснив все остальные эмоции и чувства, тут ударяет что-то, вовсе даже не больно, - и все гаснет, или как там оно происходит..."
Он даже головой покрутил от досады: не по чину смерть, ах, как красиво ушел, выблядок...
...С утра над Ханкалой наблюдалась небывалая активность вертолетов, "крокодилы" выписывали загадочные круги, то улетали куда-то, то прилетали, носились вдоль железной дороги, садились, поднимая тучи пыли.
С минуты на минуту ожидался Путин - в честь чего где-то в полукилометре отсюда уже давненько стоял на построении триста тридцать первый десантный полк, а по "железке" уже раза три проехал взад-вперед "бронепоезд" - если отбросить высокопарные метафоры, всего-навсего состав из парочки вагонов и двух открытых площадок, на которых разместились спаренные зенитные установки, весьма даже ловкие и в работе по наземным целям.
Их, правда, вся эта торжественная суета никак не касалась, и они сидели на лавочках вокруг набитого окурками ржавого бидона, лениво провожая взглядами вышедший в очередной рейс "бронепоезд".
Ближайшее будущее просчитывалось довольно легко - буквально полчаса назад четырех человек послали на грузовике за грузом, прилетевшим с попутной "коровой". Груз состоял из полудюжины стандартных деревянных ящиков, крашенных в защитный цвет, но человеку понимающему параметры ящиков и скупые буквенноцифровые обозначения на стенках сказали даже слишком много. Можно заранее сделать кое-какие выводы. примерно прикинуть, что готовится.
Вслух об этом не говорилось, но каждый знал, что в таких вот ситуациях обязательно присутствует препоганая вещь под сухим канцелярским названием "неизбежный процент потерь". Такова се ля ви. Неизбежность, знаете ли. Остается лишь надеяться, что лично ты в этот процент не попадешь...
Привезли ящики, перенесли в вагон. В ходе сей процедуры и остальные, понятное дело, рассмотрели прибывший багаж, сделали те же выводы.
В час дня майор Влад распорядился начать сборы.
В половине второго подкатил запыленный "уазик" и без шума и помпы объявился генерал Евгеньев, начальник спецназа ФСБ, ходячий кладезь бесценной информации для авторов приключенческих романов - увы, и не подозревавших о его существовании. Однако поскольку наша жизнь состоит из парадоксов, одного из самых засекреченных генералов страны она, страна наша необъятная, совсем недавно могла лицезреть на экране телевизоров. И лицезрела. Вот только один из миллиона зрителей мог бы Евгеньева опознать. Остальные ничего и не поняли вокруг Путина хватало людей в камуфляже, такова уж выдалась поездочка, определить, кто они там такие, человеку непосвященному ни за что не удалось бы.
И задержавшийся на экране на целых четырнадцать секунд генерал Евгеньев, невысокий, поджарый, похожий на индейца, так и остался для зрителя еще одним непонятным мужиком в пятнистом, отчего-то оказавшимся в непосредственной близости от и. о. президента... Камуфляж, следует признать, вещь удобная - ни эполет тебе, ни лампасов, поди пойми...
Никаких особых декораций и удобств суперсекретное совещание не потребовало, поскольку началось в самом обычном отсеке поставленного на долгую стоянку плацкартного вагона. В конце-то концов, у Кутузова в Филях было куда меньше комфорта - если верить живописцам, еще и кошка какая-то под ногами у людей в густых эполетах вертелась в той самой крестьянской избе, наверняка ведь мяукала, зараза, отвлекала...
- Общая ситуация... - сказал Евгеньев, бросив взгляд на удобно разложенную карту. - Джинн болтается со всем своим табором примерно в этих пределах: квадрат пятьдесят на пятьдесят кэмэ. Насколько известно, отряд разбит на три мобильные группы: большая часть, меньшая часть. Джинн с небольшим количеством охраны и штабистов. Предупреждая вопросы - Каюм в третьей. Кое-какая информация поступает, но скупо, агентурным каналом, а это, как вы понимаете, - нерегулярно и полного объема не дает... Радиообмен сведен до минимума.
Майор кивнул - он это и сам знал, собственно. Он только сказал:
- Я так понимаю, у Каюма завелся кто-то внутри? Он и ходит на "почтовый ящик"? Самому было бы рискованно...
- Да, он там, внутри, кого-то вербанул. Судя по донесениям "почтового ящика", лицо славянской национальности. Надо полагать, лицо задумало соскочить и оказалось достаточно умным, чтобы сообразить: для этого следует заранее выслужиться. Хотя другие версии возможны, конечно... Ну, это не главное.
Главное у нас будет совершенно другое. Накопилось слишком много косвенного материала, чтобы с большой долей вероятности сделать вывод: Джинн готовит некую акцию. И, учитывая специфическую суть нашего друга и его не менее специфические интересы, можно предполагать, что это не простое нападение на какую-то колонну или гарнизон. Джинн по сущности своей не боевик, он топает по политике.
Финансы, политическая разведка, идеология и прочие прелести. А отсюда вытекает, что задачи у него в первую очередь не военные. Наверняка не военные. Отсюда автоматически следует, что обычная войсковая операция - предприятие чересчур опрометчивое. Можно, конечно, согнать изрядные силы, блокировать район, методично выдавить в подходящую для окончательного разгрома точку... Но это, как вы понимаете, не метод, не наш метод. Нам он нужен живым - чтобы знать, что именно готовится. Какая-то конкретная акция такого плана тем и плоха, что чисто физическое уничтожение фигуранта ничего не дает. Вполне возможно, появится другой с той же задачей...
- Значит, берем?
- Значит, будем пытаться брать, - поправил Человек-Гора, Степа Шагин. - Явку вы ему придавили - это хорошо. Скляр окончательно скомпрометирован, чем автоматически подсечено все с ним связанное, - тоже неплохо. Жаль, конечно, что так со Скляром обернулось, ну да черт с ним, по большому счету. Выработанный был материал...
- И тем не менее - лопухнулись вы с ним, орелики... - сурово добавил Евгеньев. - Лопухнулись, хорошие мои, все обязаны были предусмотреть, и дурака-полковника тоже... - Он выдержал паузу, чтобы служба майору медом, безусловно, не казалась и упущение свое можно было еще раз прочувствовать во всей горечи. - Ну что же, начнем... Сначала - в общих чертах, а потом все втроем прогоним конкретику.
Группу высадят вот здесь. - Он указал на карте. - Если сведения верные, примерно к середине дня тут пройдет один из Джинновых отрядов, та самая меньшая часть. Церемониться с ними не обязательно, языки нас в данном случае ничуть не интересуют, так что эту задачу себе можете не ставить. Пойдет обычная пехота, не способная дать ничего толкового. В общем, крошите в капусту. Удастся кого-нибудь сгрести за шиворот - и ладненько, не выпадет случая - ну, не судьба...
- Понял.
- Вас там не будет вовсе. Если все закончится удачно, после прибытия вертолетов все лавры достанутся какому-нибудь ОМОНу, случайно напоровшемуся на колонну вражьей нечисти... Вы же в темпе выдвигаетесь в эту точку. Условно ее поименуем как объект "Амбар". Каюм сообщает, у Джинна там какой-то склад, нужно его осторожненько осмотреть. Если удастся, если позволят оставленные хозяевами секреточки и хитрушки... На рожон не лезьте. Столкнетесь с какой-нибудь неизвлекаемой пакостью - отходите. Независимо от итогов осмотра "Амбара" выдвигайтесь сюда.
- Населенный пункт... - произнес майор, не задавая вопроса, а просто-напросто констатируя факт.
- Вот именно. Деревня довольно большая, исповедует стойкий нейтралитет тейповые заморочки, жизненная философия... Еще в ту войну отбивали дудаевских, а потом не пустили к себе Шамиля Полторы Ноги - ну, тогда у него ног было аж две... А поскольку нейтралитет строгий, к федералам тоже относятся... скажем, без особого расположения. Там у них местная самооборона и прочие прелести... ну, ты кое с чем подобным встречался, в ситуации легко сориентируешься. В селе... собственно, на границе села стоят наши, постоянный блокпост усиленного состава. Особо подчеркиваю: сверху, - он для наглядности уставил палец в потолок вагона, - предписано с означенной деревней поддерживать самые что ни на есть дипломатичнейшие отношения. Не так уж много у нас этаких образцово-показательных деревень - пусть даже не за нас, но и не за них, а это в сложившейся ситуации Москву полностью устраивает. Когда кончится бодяга с президентскими выборами, Москва начнет ставить тут большую политику, у данной деревни свое место в кремлевских раскладах, так что учти... На цыпочках там гуляй.
- Учел, - без выражения сказал майор.
- Токарев с Самедом для того с вами и пойдут... - вмешался Шагин. - Есть в деревне человечек, который и ходит на связь с Каюмовым "почтарем". Сам он не местный, из другого тейпа, но так уж вышло - прибился, обжился... Вы с ним практически и не будете работать, это сугубая задача оперов, но все равно посматривайте за ним. Восток, как известно, дело тонкое. До сих пор функцию свою с полня л качественно, однако пригляд в нашем деле необходим.
- Я так понимаю, в деревне можно объявиться открыто?
- Можно, - кивнул Евгеньев. - Признано целесообразным. Будете болтаться в окрестностях инкогнито - еще, чего доброго, ненароком выйдут на вас деревенские сторожевые посты, неприятность может получиться. Просто-напросто некая армейская группа малого состава прошла мимо по своей загадочной надобности, мимоходом задержалась на блокпосту, потом двинулась дальше - совершенно житейская картина... Особист там есть, он в курсе.
- Моим - прикрывать оперов, когда пойдут на встречу?
- Нет. На ближних подступах к деревне разве что. Пока все обходилось и без прикрытия. В этой части пьесы вы оперов не стесняйте и мнения своего не навязывайте, ясно? Они тоже не пацаны. Главное - получить от Каюмыча что-то конкретное. А вот дальше уже работать будете по обстановке. С правом на собственную инициативу - ну, тебе не впервые... Если повезет и Джинн со штабными достаточно оторвется от остальных - берите за бока паскуду. Нужен он столице, спасу нет... Но если шансы будут зыбкие, если он засядет в середине - рисковать не следует. Коли уж обернется так, что взять его вашими силами будет решительно невозможно, - запустят войсковую операцию. Мы, конечно, обсудим сейчас планы и на этот расклад... Возможно, пойдет в дело вариант "за шкирку в суматохе"... - Он поморщился. - Хотя такие варианты - самые проблематичные и трудные.
- Каюм сидит прочно?
- Да вроде бы, вроде бы... - протянул Степа Шагин. - Пока что так выходит.
Ладно. Общие задачи поставлены, теперь начнем нудно и въедливо обсуждать конкретику...
...Самыми подходящими к случаю оказались строчки немодной по нынешнему времени песни. "Дан приказ: ему - на запад, ей - в другую сторону..."
Мимо них по недалекой "железке", понемногу набирая скорость, как раз двинулся эшелон. На передней платформе - гусеничная боевая машина десанта без башни и открытый трехосный "Урал", на других впритык установлены грузовики.
Несколько пассажирских вагонов, платформы с БМД...
Это уходил из Чечни триста тридцать первый десантный - как раз к ним и прилетал Путин - вручить награды, проводить честь честью. Благо комполка этого чертовски заслуживал - полк был на боевых с августа, но потерял при этом всего двух человек, один наткнулся на фугас, второго достал снайпер. А такой расклад людям понимающим многое о командире полка говорит...
Десантура уходила, а им предстояло как раз обратное, о чем, дело ясное, общественность как-то не подозревала. Настроение было... специфическое.
Чемоданное.
В "газон", подошедший с той стороны состава, уже погрузили все пожитки большой туристский набор, если можно так выразиться, нехитрый, в общем-то, ассортимент снаряжения, предназначенного для душевного и обстоятельного разговора с обитателями здешней глухомани, находившейся вне всякой юрисдикции.
Они ждали - Костя Глухов с Сергеем, Гера-Краб, капитан Курловский, рослая белокурая бестия. Доктор Айболит, снайперы Леша и Виталик, прапорщики Булгак и Юрков, Токарев с Самедом, а также трое спецов по радиоэлектронным премудростям, самые засекреченные среди и без того секретного народа.
Потом подошел майор Влад, буднично сказал:
- Поехали. Вертолет готов.
Операция началась.

ХРОНИКА ПРЕДШЕСТВОВАВШИХ СОБЫТИЙ-2
(Оперативные материалы ФСБ)

Зарегистрированная в США в штате Мичиган организация "Американская мусульманская помощь" объявила о сборе средств в поддержку Чечни.

X X X

Исламская община в США публично пытается отмежеваться от каких-либо контактов с представителями радикально настроенных мусульманских организаций и движений фундаменталистского толка. Более того, некоторые официально зарегистрированные в США исламские организации официально осудили действия террористов. Вместе с тем ряд таких организаций продолжает сбор финансовых средств, оказывает материальную и иную помощь мусульманским общинам Северного Кавказа, в том числе ведут пропаганду в интересах Чечни. Так, в договоре А.Масхадова и "посла" Л. Осмурова с компанией "Advantage Associates, Inc"
(зарегистрирована в Вашингтоне) подчеркивается, что последняя будет предпринимать меры воздействия на правительство США в целях "поддержки усилий Чечни по завоеванию независимости и отделению от России".
Чеченским бандформированиям продолжают оказывать финансовую помощь исламские фонды из Саудовской Аравии и Кувейта. Средства перевозятся курьерами под видом пожертвований в пользу местных общин, мечетей и школ.

X X X

В Египте отправкой раненых боевиков на лечение в зарубежные страны занимается исламская благотворительная организация "Аль-Игаса". В августе сего года с ее помощью из районов боевых действий в Чечне были вывезены на лечение в Италию 13 тяжелораненых боевиков. Кроме того, вышеуказанная организация осуществляет подбор и направление на Кавказ медицинских работников.

X X X

Ливанские группировки "Джамаа исламийя" и "Таухид" в поисках новых возможностей привлечения наемников для направления в Чечню ввели обязательное страхование лиц, принимающих участие в боевых действиях за рубежом. В случае ранения или гибели боевика его семья может получить страховку в размере нескольких десятков тысяч долларов США.
После возвращения В. Арсанова из Турции и Грузии проведено экстренное совещание, на котором присутствовали Басаев и Хаттаб. Арсанов заверил собравшихся в скорой помощи деньгами, людьми и оружием со стороны Турции и Афганистана.

X X X

В сентябре некий Асланбек Назиров посетил Исламабад с целью организации финансовой и иной помощи чеченцам со стороны пакистанских мусульманских организаций. В переговорах с чеченским представителем принимал участие Усама Альт Баз, обещавший оказать содействие в переброске моджахедов и оружия из Кашмира на юг России, которая может быть осуществлена морским путем через Турцию в грузинский порт Поти, далее через границу в Чечню.
Местные спецслужбы не препятствуют деятельности лагерей по подготовке боевиков в северо-западной пограничной провинции Пакистана.

X X X

Эмиссары Басаева и Хаттаба в сентябре сего года посетили контролируемый экстремистами ливанский лагерь "Айн Хелук" и договорились с его руководством об оплате подготовки боевиков для ведения военных действий в Чечне. По итогам переговоров, создатель египетской террористической группы "Бригада Халеда эльИстамбули" шейх Тахер Махмуд эль-Моршеди выделил в распоряжение чеченцев группу наемников. Ее переброску в Чечню через Ливан взялся организовать глава "Исламской армии Кавказа" Багаутдин Дагестани.

X X X

Исламские организации (например "Джамаат аль-Исламия") вербуют наемников для Хаттаба, скупают в Крыму и Одессе за бесценок квартиры для семей боевиков, оказывают другое содействие чеченским террористам. Широкий резонанс получила недавняя публикация на эту тему в "Крымской правде". Комментируя приведенные в газетной статье факты, председатель парламента Крыма Л.Грач и премьер С.Куницын признали, что чеченские боевики ведут работу с крымскими татарами, а конкретные сведения о данном взаимодействии крымский спикер назвал "небеспочвенными".
Президент Украины Л. Кучма заявил, что держит под контролем события в Крыму, и дал поручение проверить информацию "Крымской правды".

X X X

В течение продолжительного времени в Баку на улице Азизбекова действует отделение благотворительного фонда ваххабитской направленности "Ниджат"
("Спасение"), штаб-квартира которого находится в Саудовской Аравии. Именно оно осуществляет руководство деятельностью ваххабитских сект в Азербайджане. При непосредственном участии функционеров фонда эмиссары и боевики из арабских стран через территорию Азербайджана (в частности, через Закатальский район) нелегально переправляются в Дагестан и далее в Чечню. "Ниджат" пользуется поддержкой главного муфтия Закавказья Паша-заде и через него - влиятельных кругов Саудовской Аравии.

X X X

Лидеры чеченской диаспоры, проживающие в г.Астана (Казахстан), получили через эмиссаров указание Ш.Басаева об организации деятельности по добыванию наличных денежных средств и доставки их в Чечню. В этих целях планируется реализовать в Казахстане по демпинговым ценам металлопрокат АО "Испас-Кармет"
(г.Караганда) , цветные металлы и продукты питания.

X X X

Из различных независимых источников продолжают поступать сведения о том, что из Чеченской республики активно экспортируются горюче-смазочные материалы.
Перевозка ГСМ осуществляется в основном автотранспортом. Ежемесячно из Чечни по федеральной дороге Ростов - Баку через пост "Кавказ" в направлении Северной Осетии и Кабардино-Балкарии проходит около 2500 бензовозов. При средней емкости каждого бензовоза 15 тонн общий объем вывозимого топлива в месяц составляет около 35 тысяч тонн на сумму более 175 млн. рублей. Согласно путевым листам, автомашины следуют из г.Грозного в Малгобек, Майский, Ачалуки, Плиево, Хурикау, Aадаюрт. При пересечении поста "Кавказ" водителям выдаются талоны для беспрепятственного проезда по территории Республики Ингушетия), которые впоследствии изымаются при выезде из Республики Ингушетии. Досмотр колонн на постах ГИБДД не проводится. Во время следования по территории Чеченской республики автоколонны бензовозов охраняются боевиками (ваххабитами). На посту "Кавказ" бензовозы ими передаются сотрудникам МВД РИ, которые сопровождают их до границы с Северной Осетией и Кабардино-Балкарией.

X X X

Масхадов активизировал усилия по привлечению международного внимания к событиям в Чечне. С целью получения финансовой поддержки и выходов на структуры ЕС и СБСЕ в Турцию и Литву были направлены эмиссары г.Грозного.

X X X

В первой половине октября состоялись телефонные переговоры между генеральным представителем турецкого радикального националистического движения "Новый порядок" Т.Кочем и чеченским террористом Басаевым. Басаев просил финансовой помощи, а взамен обещал воздержаться от вербовки в Турции добровольцев.

X X X

10-11 октября 1999 г. в пригороде г.Герата (Афганистан) состоялось совещание ваххабитов с участием пакистанских спецслужб с целью разработки планов на зимнюю кампанию 1999-2000 гг. На второй день совещание посетил Бен Ладен.
Присутствовали: 8 человек из Чеченской республики, включая Ширвани Басаева, 2 молодежных лидера ваххабитов из Татарстана, 3 ваххабита из Ферганской долины. Рассматривались следующие вопросы: 1.Финансирование военных операций. 2.Финансирование политических организаций ваххабитов в России и Средней Азии. 3.Организация и обеспечение военных и террористических операций.
На ведение военных операций в Чечне выделено 25 млн. долларов США.
Средства должны поступить в виде коммерческих кредитов (торговля продовольствием, закупки медикаментов) в банки Баку из Эр-Рияда и Анкары.
Переброску наличных денег взял на себя Ширвани Басаев.
Обсуждались вопросы тактики действий в случае наступления российских войск на Грозный, Гудермес и горные районы Чечни. Отмечено, что отсутствие взрывов в городах России - результат приказа "заморозить" свою деятельность всем членам ваххабитских ячеек. Пауза используется для более тщательной подготовки массовых терактов. Взрывчатка в боевых группах имеется в достаточном количестве, не хватает взрывателей. Из-за трудностей с доставкой взрывателей решено изготавливать их на местах, создавая небольшие производства, где будет выпускаться продукция двойного назначения, например, в виде электронных датчиков. Соответствующие рекомендации и чертежи передал представитель из Пакистана, судя по внешности - европеец.
Спланирована акция по переброске медикаментов и продовольствия на зиму в Чечню через Ингушетию. Для чего планируется использовать конвой международной помощи. Информация о конвоях будет поступать в Грозный заранее. Помощь будет передаваться в лагеря беженцев в Ингушетии, а оттуда просачиваться непосредственно к полевым командирам. Распределительную функцию будет выполнять Шамиль Басаев.

X X X

Басаев и Хаттаб получили от Бен Ладена 25 млн. долларов США на закупку оружия и оплату "труда" наемников. Однако они присвоили эти деньги на случай, если придется бежать из Чечни в одну из стран Ближнего Востока. С боевиками же они рассчитываются фальшивыми долларами, отпечатанными в Урус-Мартане. Есть необходимость напомнить, что у убитых в Дагестане боевиков также часто находили фальшивые доллары, в том числе и очень высокого качества.

X X X

Фальшивые доллары доставляются в Дагестан из Азербайджана перекупщиками скота, которые расплачиваются фальшивками с жителями приграничных селений.

X X X

Чеченские криминальные структуры пытаются внедрить на внутренний рынок страны крупные партии поддельных долларов с весьма высокой степенью сходства с подлинными купюрами. Фальшивые доллары США изготавливаются в некоторых арабских странах и на Востоке, а также непосредственно в Чечне. В частности, известно, что на территории Ливана действуют подпольные типографии, производящие фальшивые доллары по оплаченному чеченскому заказу. Известны некоторые серийные номера поддельных купюр: L 789... АВ 233... АВ 948... АВ 521... АВ 125... АL 315... АВ 935... АВ 093... Предполагается выпуск в обращение по несколько сотен фальшивок на каждый серийный номер.
Имея финансовую поддержку религиозных организаций фундаменталистского толка, фактически чеченские террористы субсидируют и вкладывают средства в развитие фальшивомонетничества в ряде стран Ближнего и Среднего Востока.
На территории Чеченской республики имеют распространенное хождение преимущественно поддельные купюры достоинством 100 долларов образца 1993 и 1996 гг. Фальшивые 50-, 20- и 10-долларовые банкноты практически не встречаются.
Источники подразделяют фальшивки по месту изготовления:
- грозненские (изготовленные в г.Грозном или его окрестностях) имеют самое плохое качество, могут быть выявлены без применения специальных технических средств невооруженным глазом. Купюры выполнены методом простой репрографии (ксерокс или принтер с высокой разрешающей способностью) на простой бумаге. В ультрафиолетовых лучах отмечается сплошное голубое свечение, защитные волокна отсутствуют, микротекст нечитаем, защитная лента внедрена, тиснение по бокам купюры отсутствует, состав краски цифры "100" в правом нижнем углу лицевой стороны купюры не меняет цвет с зеленого на черный при изменении угла освещения. Водяной знак выполнен надпечаткой с обратной стороны купюры:
- иранские (произведены в Иране по заказу чеченских боевиков и доставлены на территорию Чечни) по качеству изготовления значительно лучше грозненских, однако также легко выявляются без применения технических средств;
- иракские (произведены в Ираке по заказу чеченских боевиков и доставлены на территорию Чечни) имеют самое высокое качество изготовления.
Отмечается, что "дополнительные" доллары США используются жителями Чечни в обычном налично-денежном обороте, при этом происхождение фальшивок не утаивается. Банкноты низкого качества исполнения (грозненские.) участвуют в обращении по стоимости 25% от номинала, фальшивки более высокого уровня исполнения могут обмениваться на товары и услуги из расчета 50-75% от номинала.
Фальшивые доллары США печатаются также в г.Аргун в специально оборудованной типографии. Непосредственное отношение к ее работе имеет некий Хасан, чеченец по национальности, житель г.Гудермеса. Известно, что Хасан принимал активное участие в боевых действиях против федеральных войск и возглавляет одну из группировок боевиков (до 500 чел.), проходящих постоянную боевую подготовку в горных лагерях Чечни. Младший брат Хасана, "генерал" Али, погиб во время боевых действий в Чечне.
Выброс фальшивок в обращение на российском рынке осуществляется в наиболее отдаленных регионах страны, в частности в Сибири, а также на территории азиатских стран СНГ (Казахстан, Узбекистан), где население менее осведомлено о признаках подлинности американских купюр.

X X X

В Махачкале в результате произведенного обыска у Алиевой Узурмак Мусаевны (причастна к похищению людей и реализации наркотиков, имеет широкие связи среди чеченцев в Гудермесе, Грозном) обнаружены и изъяты фальшивые купюры:
- достоинством 100 долларов США 1920 штук на сумму 192 000 долларов.
- достоинством 500 рублей в количестве 157 штук на сумму 78 500 руб.
- а также российские рубли (27 300), доллары США (3.450), грузинские лари (960).

X X X

В ОВИР г.Грозного за 400 долларов США можно приобрести заграничные паспорта российского образца. На территории Ингушетии аналогичные паспорта можно приобрести в г.Назрани.

X X X

В октябре сего года посольство Саудовской Аравии в Ливане выделило местной экстремистской организации "Джамма Исламия" 250 тыс. долларов США для выпуска религиозной и политической литературы на русском языке.

X X X

В середине октября сего года "представители" Чечни, находящиеся в Турции, по каналам электронной почты обратились к руководителям радикальных исламских организаций с просьбой срочно выделить им финансовые средства и активизировать антироссийскую пропаганду. Эти обращения, в частности, получили руководители Международного исламского фронта, "Аль-Джихад", Вооруженной исламской группы, афганского "Движения партизан", "Хамас", а также главы "Комитета зашиты законных прав" и "Ливийской воюющей исламской группы" М.Масари и А.Садик. Ранее указанные организации при содействии турецких исламистов уже передали духовному лидеру ваххабитов Чечни Абдул Малику и главарям НВФ около миллиона долларов США.

X X X

21 октября сего года член парламентской группы Иордании по солидарности с чеченским народом депутат М. аль-Харабша сообщил о создании комитета по оказанию помощи и сбору пожертвований для мирного чеченского населения.

X X X

В Мавритании по заказу руководства чеченских экстремистов вербовку боевиков для участия в боевых действиях на Северном Кавказе ведет некий Мохаммед С. Ульд Сиди Амар, ранее отправлявший в Чечню наемников через Сенегал и Судан.

X X X

22.10.99 г. в Шарджу (ОАЭ) с частным визитом прибыл специальный представитель президента Чечни З.Яндарбиев. В ходе контактов с чеченской колонией Яндарбиев настойчиво ставил вопрос о необходимости оказания материальной поддержки Чечне.

X X X

Талибами продолжается вербовка афганцев для участия в боевых действиях против федеральных сил России в Чечне. Так, в начале ноября сего года ожидается отправка очередной партии наемников в составе 50-100 человек. Для нее будет использован маршрут, по которому наемники уже переправлялись в период карабахского конфликта: Туркменистан - паромная переправа через Каспийское море - Азербайджан - Грузия - Чечня.
Наемники вербуются из числа наиболее бедных и отсталых слоев афганского населения, воевавших в период присутствия там советских войск. Им обещано до 100 долларов США за сутки боевых действий. Указанная партия будет разбита на группы по 2-3 человека. Отправка эта станет последней в этом году, т.к. в горах с наступлением зимы закроется большинство перевалов.

X X X

"Международная организация исламской помощи" ("Islamic relief agency") требует от своих филиалов в европейских странах в связи с наступлением зимы на Кавказе ускорить направление помощи в Чечню. Филиалу в Дублине (Ирландия) даны указания срочно приобрести утепленные палатки, оборудование для двух полевых госпиталей, 30 тыс. консервированных пайков, изготовленных без использования свинины, и переправить груз через Турцию. Груз должен быть оформлен как помощь пострадавшим от землетрясения.

X X X

Басаев засылает своих эмиссаров на территорию, контролируемую федеральными органами, для сбора средств у тех чеченцев, которым выплачиваются пенсии и социальные пособия, отмечены факты изъятия бандитами гуманитарной помощи у вынужденных переселенцев из Чечни в лагере беженцев "Сунжа".
Финансовую помощь Басаеву оказывает и его троюродный брат, некий Бераев Гамзат. Бераев в настоящее время проживает во Франции, является крупным бизнесменом, якобы имеющим в собственности нефтеперерабатывающий завод.
...Если отбросить всю шелуху (и не касаться развлечений), окажется, что все занятия человечества до сих пор сводятся всего к нескольким, простейшим.
Добывание и приготовление пищи. Охрана и защита. Учеба. Торговля плюс финансовые игры. Охота.
Вот именно, охота...
Несмотря на все носимые с собой достижения цивилизации (сомнительные достижения, кстати), вышедший на охоту спецназ в чем-то ничуть не отличается от тех далеких предков, что были одеты в шкуры, носили каменные топоры, а вместо лекарства (вспомним мумию из итальянского ледника) таскали с собой грибы и травы.
Никакой цивилизации как бы и нет. Она так далеко, что становится бесполезной. Рации и готовые прийти на помощь вертолеты не меняют сути. Во всем приходится полагаться только на себя, на мозги и ноги, на чутье и интуицию, на везение и удачу. Любое оружие бесполезно, если тебя переиграют, все атомные подводные лодки державы и запасы ядерного оружия, устрашающие внешнего супостата, ничем не помогут кучке людей, видящих вокруг совершенно то же самое, что обитатели каменного века: горы, деревья, сухую и жухлую прошлогоднюю траву, валуны и небо...
Идет охота. Идет игра по несравнимо более жестким правилам, нежели те, что управляли далекими предками. Попавший в лапы противника, на свое несчастье, живым, испытает такое, от чего в ужасе бы отшатнулись суровые предки, убивавшие врага просто и незатейливо, без лишнего зверства. А потому в плен попадать не полагается - с ними таких случаев как-то не бывало.
Охота. Если отвлечься от деталей, она сводится все к тому же древнему занятию предков: две стаи, в чем-то, признаемся честно, больше напоминающие зверей, чем людей, вышли в чистое поле, не затронутое цивилизацией. Одни стремятся выжить и уйти, а вот другие хотят, чтобы получилось как раз наоборот...

* ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ *

РАЗМАШИСТЫЙ БЕГ ВОЛКОДАВА

Глава 1

О ВСТРЕЧАХ НА ВОЙНЕ

Засада была устроена в хорошем месте, весьма даже подходящем для нее, родимой, - но не в самом лучшем месте на трассе прохода каравана, отнюдь. Те, кто шел с караваном, тоже воевали не первый день и не первый год, могли с полувзгляда оценить окружающий ландшафт на предмет возможной засады и здешние стежки знали прекрасно. Так что выбранное место было неплохим, но намеренно не самым лучшим. Одним из многих на трассе.
Засада была - но ее, конечно, как бы и не было. Даже весьма искушенный наблюдатель мог бы поклясться, что видит перед собой лишь узкую долину, стиснутую пологими склонами, кучки старых деревьев там и сям, петлистый ручеек - словом, одну неодушевленную природу. Все одушевленные объекты замаскировались умело и надежно, став частью природы. До поры до времени. Природа не протестовала ввиду неодушевленности, равнодушно позволив в ней раствориться.
Они умели ждать. Отлично умели. А об эмоциях и мыслях, от напряженного безделья прочно прописавшихся в голове во время самого пакостного на свете занятия - ожидания, распространяться не имеет смысла, поскольку данные мыслиэмоции однообразны, примитивны и не интересны никому на свете...
А потом на далеком склоне трижды мигнул сильный огонек направленного в сторону засады красною фонарика, и в жизнь пришла определенность, и замаячила впереди ясная и конкретная цель...
Караван поравнялся с наблюдательным постом километрах в полутора отсюда, где дежурили Курловский и Виталик со своей германской снайперкой.
Чуть погодя Костя прошептал:
- Ага, идет гравицапа...
- Вижу, - ответил майор Влад.
Незаметные частички окружающей природы замолчали, потому что не было смысла в долгих комментариях.
Первая гравицапа довольно шустро катила по бездорожью - самый обыкновенный "уазик" - ветеран, у которого была срезана половина крыши сзади и в образовавшемся проеме косо торчал ствол станкового пулемета. Следом ехал такой же "уазик", но без любительских изменений в конструкции, а уж за ним двигался ГАЗ-66 - без тента, с отодвинутыми к кабине стойками. Все три машины прилежно держали интервал метров в тридцать. Что целям и задачам охотников полностью соответствовало - конечно, ничего нельзя рассчитать на сто процентов, но при постановке мин и расстановке стрелков примерно схожие интервалы и учитывались...
"Уазик", превращенный в некое подобие махновской тачанки, пересек невидимую границу - неощутимый луч от датчика "хвостовой" мины. Эту мину собственно, и не мину вовсе, а реактивный снаряд с сопутствующей электроникой люди сделали весьма умной. Ее электронное нутро, словно козленок из старого мультфильма, ожило и начало считать проезжавшие мимо машины - один, два, три...
О чем никто из ехавших и подозревать не мог.
"Тачанка" поравнялась с головной миной - столь же умной, как и замыкающая.
Эта мина была установлена на "единичку", то есть должна была сработать на первый же движущийся объект, пересекший луч датчика.
Луч был пересечен. Мина сработала.
Со стороны для того, кто находился на траектории полета снаряда, все выглядело эффектно - неведомо откуда, как гром с ясного неба, ширкнула огненная полоса, оставив за собой моментально вспухшее, невеликое облачко дыма и пыли...
А вот те, кто находился в "тачанке", вряд ли смогли хоть что-то понять вполне возможно, кто-то и успел увидеть, как сбоку сверкнуло и, такое впечатление, прямо в лицо понесся с бешеной скоростью клубок огня. Но осознать такие вещи мозг уже не успевает.
"Тачанка" исчезла в лохматом, желто-черном клубке яростного пламени, брызнула обломками во все стороны.
Водители двух уцелевших машин с похвальной ловкостью успели дать по тормозам. Скорее всего, успели и бегло осмотреться, но ничего не могли увидеть, ландшафт оставался пустым и вроде бы безжизненным...
"Шестьдесят шестой", конечно, развернулся первым и припустил в обратную сторону. За ним несся "уазик". Секунд через десять грузовик вновь пересек луч датчика, и тот, поставленный на "четверку", дал сигнал снаряду. Все повторилось - пыльно-дымное облачко, огненная полоса, грохот, клуб взрыва, остов грузовика, пронизанный языками пламени, кувыркнулся по сухой земле...
Из окон единственной уцелевшей машины стали палить наугад длинными очередями, "уазик" взял левее, по широкой дуге объезжая пылавшие останки грузовика, пытаясь проскочить в распадок по узкому свободному пространству, но высокое толстое дерево внезапно окуталось почти у самого комля облачком взрыва и с грохотом завалилось, надежно перегородив единственный путь к спасению.
Развернуться машинешке не дали - длинная пулеметная очередь, лупившая словно бы непосредственно из земли, превратила покрышки в хлам, "уазик" зарылся ободами в поросший сухой прошлогодней травой откос, замер, слегка накренившись.
Там, внутри, должны были, наконец, понять, что всякие поездки с комфортом кончились и пора передвигаться на своих двоих, переходить в пехоту-матушку...
Сообразили, ага - сыпанули наружу, огрызаясь огнем во всех направлениях, прижались к земле, лихорадочно озираясь. Один и вовсе с невероятным проворством полез под машину, закрывая башку руками...
Находившийся выше всех, метрах в трехстах на склоне, снайпер Леша плавно перевел ствол германской винтовки на десять сантиметров левее, опустил чуть пониже. Сноровисто приблизил лицо к прицелу именно на то расстояние, какое требовалось (если чересчур отодвинуться, сузится сектор обстрела, а если держать глаз у самого прицела, отдачей ушибет бровь), плавненько потянул спуск.
"Со спусковым крючком следует обращаться нежно и бережно, в точности как с клитором", - любил выражаться его инструктор.
Выстрел. Человек в камуфляже, возымевший было наглое желание связаться с кем-то по портативной рации, дернулся, локти у него разъехались, и больше он не двигался. Второй снайперский выстрел пришелся по его осиротевшей рации, предусмотрительно превратив ее в обломки.
Поехали, пошла работа!
Две боевые тройки рванулись вперед, короткими перебежками, на заранее расписанные позиции. Каждый знал свой маневр назубок. Несколько коротких очередей заставили троицу пассажиров "уазика", оказавшуюся чуть в стороне от остальных, шустренько залечь. А через пару секунд майор Влад, сменивший магазин на полностью заряженный трассерами, трижды выстрелил одиночными в их сторону, давая четко видимыми трассами сигнал гранатометчику.
Прапорщик Булгак не так давно щедро полил водой участок земли позади себя - чтобы меньше было пыли при выхлопе. И теперь, узрев ясный и недвусмысленный сигнал, примостил на плечо трубу со вставленным выстрелом и взведенным рычагом, потянул спуск, сделав предварительно должную поправку на боковой ветерок.
"Шайтан-труба" сработала. Выстрел со свистом пронесся над буро-серой землей, дымная дуга, загибаясь вниз, коснулась травы - и огненный плевок, вмиг охватив немаленькое пространство, заставил троих вскинуться с земли, превратил их в нелепо дергавшиеся черные куклы на фоне огня. Через миг этих кукол достал пулеметчик, пригвоздил к Земле.
Впереди, возле "уазика", все еще ожесточенно захлебывались автоматы.
Булгак, лежа на боку, заложил еще один выстрел, взвел рычаг, в ожидании приказа приподнялся...
И медленно опустился лицом вперед, придавив телом трубу. Прикрывавший его Краб оценил ситуацию с одного взгляда - увидел дырочку над левой бровью...
Проворно перекатился влево, нырнул за толстый ствол, замер, пытаясь сообразить, попал ли и он в поле зрения снайпера. Нет, проходили секунды, а выстрела в его сторону не было...
Он рванулся вперед, пригибаясь, преодолел метров десять и, залегши рядом с командиром, выдохнул:
- У них снайпер!
- Булгак?
- Гопа...
- М-мать... Слева зайди!
- Брать?
- Если получится. Аллюр!
Кивнув, Краб стал забирать влево по широкой дуге, используя малейшие складочки местности, где ползком, где перекатом. Научили Бумбараша австрийские пули и зайцем прыгать, и клубком катиться...
Две тройки давно уже замкнули кольцо вокруг обездвиженного "уазика", неспешно приближались, используя для укрытия где местность, где пылающий остов грузовика. Очереди постепенно затихали - тех, из "уазика", оставалось все меньше... Теперь удалось рассмотреть, что заползший под "уазик" субъект лежит там неподвижно, прикрывая голову распяленными ладонями, не выказывая ни малейшего желания вступить в бой. Оказавшись близко. Костя его, вот хохма, узнал. И понял, что не ошибается. Он, обернувшись назад, свистнул и знаками показал, что этого типа следует непременно брать живым. Оказавшийся ближе всех Доктор Айболит, уже было собравшийся кинуть под машину гранаточку, кивнул и сосредоточился на другой цели.
Никто из подвергшихся нападению больше не пытался связаться со своими - да и все равно не получилось бы, трое безымянных рэбовцев, оседлавших ближайшую вершину, накрыли ложбинку невидимым колпаком надежных радиопомех...
Краб скрадывал снайпера, оказавшегося уже в пределах прямой видимости.
Тот, в камуфляже и наглухо закрывавшей лицо шапочке-маске, уже не стремился в кого-нибудь попасть - отползал по склону в сторону поваленного подрывным зарядом дерева, что было довольно грамотно.
Улучив подходящий момент. Краб, лежа на боку, вмазал из своего "Каштана" с глушаком двумя короткими очередями.
Снайперскую винтовку прямо-таки вынесло из правой руки ползущего, отбросило на пару метров - уже бесполезную, с разбитым пулями ложем. Снайпер, взвизгнув совершенно не по-солдатски, вжался лицом в землю, тут же вскочил и побежал к спасительному дереву, пытаясь на бегу выхватить из кобуры пистоль, но Краб догнал в стремительном броске, подшиб носком ботинка лодыжку, двинул в спину, сбил, навалился, насел. Приложив согнутой ладонью по шее, проворно выкрутил руки, не забывая краем уха ловить отголоски продолжавшейся за спиной схватки, профессионально определяя по звукам выстрелов, кто стреляет, из чего и в каком примерно направлении.
Заломив руки бесчувственному снайперу, лежа на нем крест-накрест, оглянулся. Кажется, близилось к закономерному финалу. Стрелял лишь один автомат - а там и вовсе заткнулся...
И послышался громкий двойной свист командира. Значит, в самом деле все было кончено.
Поблизости еще дымили ошметки грузовика, а метрах в трехстах от них вяло догорала "тачанка". Вокруг нее ходили Юрков с Костей, осматривая на всякий случай.
Достав из кобуры снайпера пистолет и хозяйственно переправив себе в карман. Краб встал, подняв заодно и своего малость очухавшегося пленника.
Точнее, пленницу - он уже определил это совершенно точно, в схватке догадка оформилась лишь мельком, мимолетно, а теперь никаких сомнений не осталось.
Содрав с головы капюшон, Краб узрел коротко стриженную блондинку вполне славянского облика.
- Ах ты ж, сука, - сказал он устало, без труда удерживая за вывернутые руки.
Она вполне очухалась, стригла глазами во все стороны, все еще охая и подергиваясь от нешуточной боли в ударенном месте. Осознавала, что крепенько влипла.
Подошедший Сергей пошевелил носком ботинка искореженную германскую снайперку, криво усмехнулся:
- Гера, ты у нас вне конкуренции, завидую... - и, всмотревшись, длинно присвистнул; - Бог ты мой, какая встреча, Лизочка, бывают же встречи на войне...
Это и в самом деле была "вологодская журналисточка" собственною смазливой персоною. Судя по исказившейся рожице, лихорадочно на что-то надеявшаяся, особенно теперь, когда среди пленивших ее обнаружился знакомый, близкий, если можно так с некоторыми основаниями выразиться.
Она опомнилась настолько, что вякнула что-то вроде:
- Мальчики, вы поймите, я...
- Что тут непонятного, - хмуро сказал Сергей, бесцеремонно шаря в нагрудных карманах ее камуфляжа.
На сухую землю сыпалась всякая дребедень - косметические карандаши, зажигалка, мятые долларчики, носовой платок... Вытянув двумя пальцами потрепанную записную книжечку в темном кожаном переплете, Сергей ее привычно пролистнул - сталкивался уже с такими гроссбухами.
- Ну да, Гера, - сказал он скучным голосом. - Стандартный списочек боевых побед. Седьмое марта, последняя запись, "двое"... А ведь это, пожалуй, колонна тюменцев, а? Шагин говорил, у них как раз двое "двухсотых" именно от снайпера... Ну, и далее, то есть - ранее. Лизавета-Лизавета, я люблю тебя за это, и за это, и за то, что ты пропила пальто... Девушка вскрикнула:
- Ребята, ну вы поймите...
- Заткнись, проблядь, - устало поморщился Сергей.
Ни капли тут не было непонятного. Наоборот, все понятно до донышка: жизнь тяжелая, работать не хотца, денежек не хватает то ли на свадьбу, то ли попросту на красивую жизнь, а здесь за каждую мишень платят зелененькими, в зависимости от званий... Все понятно, незамысловато и противно до тошноты.
- Она Булгака положила, - сказал Краб внешне равнодушным голосом. - Груз "двести" теперь Булгак.
- Ну да? - переспросил Сергей тем же мертвым голосом, лишенным эмоций и чувств. - Что ж она так, стерва?
- Мальчики, я...
Краб врезал ей по смазливой мордашке даже не зло словно отмахнулся от надоедливой мухи. Она охнула, замолчала, прижала ладонь к ушибленной скуле, смаргивая слезы, пытаясь найти некие слова, после которых ее если не помилуют, то хотя бы пожалеют. Как будто были такие слова...
Сергей быстро, хищно оглянулся. С радостью отметил, что никто не обращает на них никакого внимания - не дети малые, в конце концов, чтобы за ними присматривать. Майор Влад говорил по рации, Курловский и Юрков, разойдясь по сторонам, держали боевое охранение на случай чего-нибудь непредвиденного.
Остальные, в том числе и Самед с Токаревым, которым командир до того строго-настрого велел сидеть во втором эшелоне и в схватку не лезть, собрались вокруг субъекта, извлеченного живехоньким и невредимым из-под "уазика".
Благоприятнейший был расклад.
- А, Гера? - спросил Сергей, растянув губы в подобии улыбки.
- Ну, а что тут... - утвердительно кивнул Краб.
- Мальчики, поймите...
- Молчи, сучка, - сказал Краб, на сей раз не делая никаких попыток ударить. - Беги отсюда живенько... Кому сказал?
И, взяв за шиворот, сильным толчком послал в сторону сваленного дерева, куда она совсем недавно стремилась. Она пошатнулась, но удержала равновесие, оглянулась на них пару раз - и, охваченная совершенно идиотскими надеждами, кинулась прочь...
"Вектор" с глушителем в руке Сергея глухо хлопнул два раза - словно молоток забил два гвоздя. Бегущая подломилась в коленках, нелепо всплеснув руками, закидываясь назад, повалилась лицом в прошлогоднюю траву. Не было смысла подходить и проверять не для того его учили, чтобы промахнулся с десяти метров по такой вот поганой цели...
Именно поэтому, между нами, мальчиками, говоря, так до сих пор и не предъявили общественности ни единой снайперши - не потому, что их нет, а оттого, что их попросту не доводят. Не доводят, и все тут. Если вспомнить кое-какие прецеденты, то любой непредубежденный человек согласится, что очаровательной Лизочке чертовски повезло: их, сучек, не доводят по-всякому, кому что выпадет...
Он старательно запихнул "Вектор" в кобуру-"горизонталку", не ощущая никаких особенных эмоций: после черного блокнотика и Вити Булгака все эмоции были незатейливыми и односторонними...
Подошел майор Влад, поинтересовался:
- Снайперша ваша где?
- При попытке к бегству... - пожал Сергей широченными плечами. - Не имея конкретного приказа брать живьем, поступили согласно обстановке, по условиям боя...
- Так точно, - поддержал Краб безразличным тоном. - По обстановке поступили...
Майор, конечно же, все знал и понимал - ну и что? Он лишь неопределенно покрутил головой, не одобряя и не порицая, просто принимая рапорт подчиненных к сведению, кивнул Сергею:
- Иди посмотри. Кажется, везет вам с Костиком сегодня на старых знакомых, спасу нет...
И поднял к уху ожившую рацию, отошел, внимательно слушая. Сергей с Крабом переглянулись философски, пошли к машине.
- Действительно, - ухмыльнулся Сергей, оказавшись нос к носу с пленным. - Классический представитель свободной прессы самой что ни на есть цивилизованной Европы... Привет, господин Нидерхольм! Как ваше ничьего? Уж извините, в теплые объятия заключать не буду, чутье мне подсказывает, что пришли вы в гости совсем не так, как приличные люди ходят...
Их с Костей знакомый, с коим встречались в суверенной прибалтийской державке, почти не изменился с тех пор - и понятно, что с ним могло такого случиться в благополучных мирных Европах? - но выглядел теперь, ясное дело, вовсе не столь уверенно и уж никак не комфортно. Весь из себя в качественном камуфляже натовского образца, изрядно перепачканный пылью и морально ушибленный нехилой перестрелкой, посреди которой оказался, варяжский гость выглядел, пожалуй, странновато. Легко можно было определить, что на душе у него царит полный раздрай, борются довольно противоречивые чувства - и страх имеет место, и попытки сохранить гордое достоинство избалованного свободами и гражданскими правами европейца. Первое просекалось мгновенно, а вот второе получалось плоховато, что вполне объяснимо, учитывая окружающую обстановку и все происшедшее... Обступившие его люди, увешанные серьезным оружием, смотрели сурово и хмуро, явно не собираясь дискутировать о свободах и петь осанну западной цивилизации...
- Видал? - сказал Костя. - Нидерхольм. самый настоящий...
- О, и ви сздесь? - оживился Нидерхольм, узнав Сергея. - Но позвольте, это значит...
- Догадливый ты у нас мужик, - недружелюбно сказал Сергей. - Ребята, вы ему успели представиться?
- А как же, - заверил Токарев, державшийся ближе всех к импортной добыче, кося на окружающих ревнивым взором собственника. - По всей форме, и документики предъявили, и евонные успели посмотреть...
- И что?
- А что тут может быть? - пожал плечами Самед, глядя на лысого столь же хозяйски, словно на черноокую красотку, которой жаждал обладать единолично. - Паспорт его далекой родины российской визой отчего-то не отягощен - одна грузинская наличествует. Через границу шлепал по горам, тоже мне, бином Ньютона...
- До того знакомо, что даже неинтересно... - кивнул Сергей. - Ну рассказывай, лысина, как ты дошел до такой жизни? Это тебя дома научили без визы через границы шастать?
- Я биль приглашен в качестве аккредитованного журналиста! взвизгнул Нидерхольм, косясь на утвердившегося у него за спиной Курловского.
Ничего такого особенного не делал белокурый великан Курловский, всего-то стоял и дружелюбно скалился, похлопывая себя по ладони лезвием внушающего уважение ножа, - хищное было лезвие, выгнуто-внушительное, напоминавшее акулу в профиль...
- И где ж тебя аккредитовали, под каким дубом?
- В консульстве Ичкерии...
- А ты, милый, часом не слышал, что никаких прав на консульства означенная Ичкерия не имеет? - лениво поинтересовался Сергей. - Ну что с ним, с таким, делать? В Махачкалу отвезти, чтобы его там Абукар щучьей икрой накормил?
- Не станет Абукар щучью икру на такое дерьмо переводить, - мотнул головой Самед.
- Вот и я так думаю... - задумчиво отозвался Сергей.
Оглянулся на майора Влада с немым вопросом в глазах и, получив разрешающий кивок, осклабился. Вызванные вертушки придут не скоро, и, благо делать все равно нечего, можно пока что, пользуясь ситуацией, побеседовать по душам с клиентом. Потом-то с ним будет затруднительно вдумчиво толковать: оказавшись в более цивилизованных местах, о своих гражданских правах вспомнит, начнет означенные права качать, пугая известными адвокатами Резаком и Падлой, Страсбургом, Советом Европы, ООН и прочими жутиками... И ведь культурно придется обращаться с этим сукиным котом, какавой поить, консула вызывать, на запросы отвечать, перед журналюгами прогибаться...
- Нет уж, я сам, - отстранил Сергей посунувшегося было к пленному Токарева. - Вы, городские, люди чувствительные, а нам, деревенским, сподручнее...
Взявши Нидерхольма за шкирку, как нашкодившего котенка, в темпе потащил его в ту сторону, где у поваленного ствола лежала незадачливая Лиза, не подумавшая в свое время, что есть места, куда, безусловно, не стоит ездить на заработки.
За ними двинулись оба оперативника и оказавшиеся не у дел Костя с Герой.
Упершись ногой в плечо трупа, Сергей перевернул его на спину без малейших эмоций и громко спросил:
- Ты ее знал? - ив воспитательных целях наклонил пленного пониже, чтобы уперся рожей в сведенную смертным оскалом физиономию.
Нидерхольм дергался и шарахался, но Сергей, выдержав его в такой позиции должное время, приподнял не раньше, чем убедился, что клиент проникся. И рявкнул:
- Повторяю вопрос! Ты ее знал?
- Эт-та девушька - боец сопротивления...
- Была, - хмуро сказал Сергей. - Ну, ты видел, что из нее получилось? А из остальных?
Отвечать, тварь! и встряхнул пленника так, что у того громко ляскнули зубы. - Ну?
- В-видель...
- Вот, давно бы так, - сказал Сергей вполне миролюбиво. - А не приходило ли вам в голову, милейший господин Нидерхольм, что и вы можете составить им компанию? Прямо сейчас.
- Ви шутите?
- А еще европеец, солидный человек... - поморщился Сергей. - Ну какие тут могут быть шутки? Здесь, - он коротким жестом обвел окружающую местность, - нет ни закона, ни порядка, ни власти. Здесь есть только мы. А вы, кстати, и под Женевскую конвенцию не попадаете даже... Так, непонятно кто.
- Мой пассепорт...
- А нету никакого пассепорта, - усмехнулся Сергей, взял у Самеда синюю книжечку с тисненым золотом гербом и поднес к ней паршивую одноразовую зажигалку. - Сгорит сейчас ваш пассепорт - и что? Мы - ребята не болтливые. И получится еще один неопознанный труп... впрочем, если вас даже кто-то потом ухитрится опознать, вам, во-первых, будет глубоко все равно, а во-вторых, нас будет не в чем упрекнуть. Откуда мы знали, обстреливая колонну, что среди бандитов-иностранный подданный, попавший в страну нелегально? Мы же не телепаты, в конце-то концов...
- Ви не посмеете...
- Да неужели? Интересно, почему это? - Он встряхнул пленника за шкирку. - Я вам скажу больше, господин Нидерхольм. Именно потому, что мы не телепаты, не можем ручаться, что вы и в самом деле честный журналист. А вдруг вы разведчик? Шпион, а? И на самом деле не статейки кропаете, а учите боевиков подрывному делу. Или военные секреты собираете. А? Что, безумное предположение?
Почему безумное, интересно? Потому только, что у вас патлы до плеч вокруг лысины свисают? Как будто шпион должен непременно стричься на армейский манер.
Наоборот...
- Боже мой, что вы такое говорите! - воскликнул Нидерхольм, уже находившийся в должном расстройстве чувств. - Я только журналист, не более чьем эт-то...
Сергей подмигнул Косте, и тот выдвинулся на сцену. Схватив Нидерхольма за шкирку и приблизив лицо, бешено заорал с самой что ни на есть натуральной яростью:
- Да я таких журналистов на тот свет отправлял! И с тобой цацкаться не буду, тварь лысая!
Капитан Курловский, опять-таки после соответствующего подмигиванья, медленно вытянул руку с ножищем, так, чтобы жуткое посверкивавшее лезвие оказалось перед глазами клиента. Попало в фокус, так сказать. Грозно процедил:
- Я тебе сейчас брюхо вспорю, лысая морда, и будешь подыхать три часа, кишки за собой волоча...
- Что эт-то такое? - взвизгнул Нидерхольм, отодвинувшись от клинка, насколько удалось. - Позовите вашего старшего офицера...
- Ему не до вас, - безжалостно сказал Сергей. - Только что убили нашего товарища, солдаты возбуждены и злы... Дипломатического конфликта из-за вас не будет, не ждите.
- Да что вы с ним церемонитесь? - возмущенно вопросил Краб, звонко щелкая затвором автомата у самого уха варяжского гостя. - Виски с содовой ему еще предложите... Ребята, времени у нас мало, скоро прилетят вертолеты...
- Вот именно, - кивнул Сергей. - Пора кончать со светскими беседами... Э, нет! - отстранил он Курловского. - Труп со следами ножевых ранений - это уже подозрительно. Могут возникнуть вопросы. Отведите его в сторонку и дайте по нему из автомата, только издалека, чтобы следов на одежде не осталось. Вот тогда все будет в порядке - бежал человек в камуфляже, вылитый боевик, по нему стрельнули сгоряча, кто ж знал, что он свободную прессу тут представляет... Ну, живее, живее!
Подхватив Нидерхольма, Костя с Крабом потащили его в сторону, к голым деревьям. Господин иностранец упирался и орал, ему слегка приложили по шее, пнули пару раз под пятую точку...
Вряд ли этот тип читал бессмертный роман Богомолова с полным и профессиональным описанием "экстренного потрошения". Но даже если и читал каким-то чудом, у него сейчас, ручаться можно, вылетела из головы любая беллетристика. Смертушка была совсем рядом, обдавая ледяным дыханием, и не умилостивить ее ни воплями, ни барахтаньем...
Сергей затянулся сигареткой, глубоко, жадно, не отрывая глаз от возни у поваленного дерева. В сердце у него сейчас не было ни капли гуманизма, потому что совсем недалеко лежал Булгак, и оттого, что потери были планируемыми, на душе легче не становилось, наоборот, есть вещи, к которым привыкнуть невозможно...
Он размашистыми шагами направился к дереву, видя, что ситуация достигла надлежащего градуса: Нидерхольма пытались отпихнуть подальше от себя, а он, наоборот, прямо-таки лип к двум суровым палачам - должно быть, крепенько у бедняги в голове засело "только издалека"... Дозрел клиент до нужной кондиции, чего уж там...
Жестом усмирив экзекуторов, Сергей присел на корточки рядом с насмерть перепуганным импортным человеком и перешел на английский, справедливо рассудив, что на сносный прежде русский Нидерхольма при таких обстоятельствах полагаться не стоит:
- Хватит... Хватит, я сказал! Не нойте. Будете отвечать на вопросы, останетесь живы. В Москву увезем...
- Вы обещаете?
- Слово офицера... Где Джинн?
- Не знаю, честное слово. Я не индеец, не могу ориентироваться на этой вашей чертовой местности. Горы и леса-все похожи друг на друга... Совершенно не понимаю, как тут можно находить дорогу... Он был в лагере, откуда мы выехали... В земле устроены замаскированные укрытия, их не видно, пока не подойдешь вплотную, честное слово... Мы ехали часа два, петляли, правда, немилосердно, тут нет никаких дорог...
"Нет, он все же не разведчик, - отметил про себя Сергей. - Конечно, за минуту до неизбежных девяти граммов в затылок ломаются, бывает, и стойкие люди, но все равно профессиональный шпион такого возраста держался бы иначе. Совсем не так, как эта хнычущая медуза. Разведчик привыкает к мысли, что однажды костлявая решит поманить его сухой рученькой, это не может не наложить отпечаток на личность и образ мыслей, - а этот, без сомнения, угодил в насквозь непривычную для него ситуацию. Нет, не разведчик. К разведчику, кстати, было бы больше уважения: человек при деле и обязанностях, работа у него такая, государство послало, поневоле придется соблюдать корпоративную этику..."
Понемногу бессвязные и нехитрые откровения Нидерхольма все же начали складываться в более-менее четкую картину. Десять дней назад перейдя грузинскую границу, он все это время пребывал в роли почетного гостя борцов за свободу и летописца таковых. Что интересно, за это время, если ему верить, означенные борцы так и не ввязались ни в одну стычку, ни одного нападения на солдат не совершили, ни одной диверсии не провернули. Конечно, безоговорочно доверять суждениям штатского иностранца было бы опрометчиво, но все равно складывалось впечатление, что отряд Джинна и в самом деле на боевые не выходил - то ли отсиживался, то ли, что вероятнее, готовился к делу, как и предполагал генерал.
Знать бы только, к какому... Нидерхольм в этом плане ясности не внес.
- Он мне обещал сенсацию, - уныло тянул лысый. - Так и сказал: если повезет, я смогу сделать интереснейший, оглушительный материал...
- А конкретнее?
- Не знаю! - огрызнулся журналист. - Никакой конкретики, он держался предельно загадочно. Ждал чего-то, ждал, волновался, такое не скрыть...
- Какая-то крупная акция?
- Говорю вам, не знаю! Представления не имею. Вы же его знаете сами, а?
Должны представлять, что он за человек. Никогда не болтает лишнего. Но он ждал чего-то, голову могу прозакладывать, волнение иногда прорывалось... - Лицо лысого внезапно перекосилось, из глаз брызнули слезы, вызванные, полное впечатление, не страхом, а злостью. - Самый натуральный восточный варвар. И вы тоже. Можете меня расстрелять, пытать в вашем КГБ, но я вам в лицо скажу: варвары! Так обращаться с известным в Европе репортером, пинать сапогами... Со мной в Африке лучше обходились! Голые, грязные негры! Боже, какие варвары...
"Очень мило, - фыркнул про себя Сергей. - Мы, стало быть, варвары. А этот фрукт, перешедший границу без визы и болтавшийся с бандой иностранных наемников, столь же нелегально проникших в страну и дравшихся против правительственных войск, - он, надо полагать, светоч цивилизации. Неисповедимы пути европейского мышления..."
Но не было ни времени, ни желания вступать в дискуссии на отвлеченные темы. Он выпрямился, махнул Токареву с Самедом, нетерпеливо топтавшимся поодаль в ожидании своей очереди на обладание импортной добычей, подошел к майору.
- Ну?
- Ничего почти толкового, - сказал Сергей. - Джинн сидит и чего-то ждет. Мы это и сами знаем...
- Ну, подождем весточку от Каюма... Поторопи ребят. Нам отсюда сваливать пешочком. Радисты никакого обмена в окрестностях пока не фиксировали, но все равно не стоит рассиживаться... Ага!
Первый вертолет, МИ-8, взмыл из-за горушки совершенно неожиданно, прошел над ними совсем низко, так что волосы на головах взвились от тугой волны; оглушая грохотом, завис метрах в двадцати и медленно стал опускаться. С того же направления показался второй. Обломки машин уже почти не дымили.

Глава 2

АМБАРЫ И КРЕСТЬЯНЕ

Со стороны объект под кодовым названием "Амбар" выглядел вполне мирно.
Собственно говоря, здесь вообще не было никаких признаков изменений, произведенных человеческими руками: всего-навсего овраг с высокими откосами, шириной метров десять, по дну которого лениво струился мутный ручеек, явно стремившийся подражать своим течением замысловатым арабским письменам.
А совсем рядом, метрах в пятидесяти, обнаружилась укрытая складками местности ложбинка, идеально подходившая для временного укрытия небольшой группы людей. Именно потому там сейчас и работала тройка, изучая участок с тщанием, и не снившимся краснокожим следопытам.
- Забрось-ка себя мысленно вон туда, внутрь, - показал майор Курловскому на дно оврага. - И предположи, что тебе нужно что-то обезопасить. Где бы ставил растяжки?
Курловский старательно присмотрелся:
- Вон там... Там. И там.
- Ага, точно, - поддакнул Юрков, сапер по жизни.
- Вот и я так думаю, - заключил майор. - Значит, оттуда и начнешь.
Они лежали на брюхе на самом краю обрыва, внимательно разглядывая дно оврага с высоты примерно трехэтажного дома, - высокие были откосы и крутенькие...
- Ну, мне идти?
- Погоди. БТР - не иголка...
- А он тут точно есть?
- Меня заверили - есть, - решительно сказал майор. - Давайте из этого и будем исходить...
- Вон там, за валуном?
- Не похоже. Во-первых, голая земля, чересчур много труда пришлось бы затратить на маскировку. Что-нибудь вроде пластиковой пленки с наклеенным песком... как тогда под Кандагаром, помнишь? И все равно есть опасность, что пленку деформирует ветром, дождем, станет заметно... Во-вторых... Прикинь. Там попросту не провести "бэху". Подъехать к тому месту просто, а вот как ты ее загонишь в яму? Если предположить, что вырыл там, в стене, яму? Ну, прикинь.
- Вообще-то да...
- И потом. Пришлось бы вынуть чертову уйму земли - и всю ее убрать подальше для надежности. Похоже, что тут копали?
- Не особенно.
- Вот видишь... А вон к тем кустикам я бы посмотрелся гораздо внимательнее. Очень хорошее место. "Бэха" заезжает своим ходом, идет прямиком к тому уступчику, предположив, что там была естественная пещерка... а?
- Черт, ведь похоже.
- Посмотри-ка в бинокль.
- Все равно ничего не заметно. Хотя какая-то неправильность есть... или чудится. Или не неправильность. а как раз правильность, природе не присущая...
- Ну так идем?
- Придется...
- Ребята, распаковывайте ваши хитрушки. Они осторожно спустились в овраг.
Две растяжки Юрков обнаружил в тех самых местах, на которые указал Курловский, еще две - в других, не менее мастерски выбранных. Через тонюсенькие проволочки пришлось попросту перешагивать - не стоило и пробовать снять мины, не за тем они сюда пришли... Ощущения, как водится, были не из приятных, ну да ничего тут не поделаешь.
- А вот теперь присмотрись. Ну-ка?
- Точно. Правильность.
- Мужики, да это ж маскировочная сеть!
- Головастый ты человек, Курловский... Она самая.
Теперь, когда они подошли к откосу метров на пять, видно было, что часть сухих корявых кустов обязана своим произрастанием вовсе не природе - они с большим искусством были прикреплены к высокой маскировочной сети. Интересная икебана, потребовала много времени, фантазии и сил.
- Ну, посмотрим осторожненько?
- Погоди, - сказал майор. - Как-никак имеем дело с Джинном Каюм, знаешь ли, всего знать не может. Все только Джинн знает... Слава, попробуй?
Неразговорчивый рэбовец Слава шагнул вперед. Сначала он, зажмурясь, отрешившись от всего земного, сосредоточенно прижимал к ушам большими пальцами черные наушники, от которых тянулся провод к какому-то хитрому ящичку со шкалами и стрелками. Потом ящичек отсоединил, а к наушникам подключил круглую черную рамку на штыре. На сей раз слушал значительно меньшее время, кивнул удовлетворенно:
- Одно вам скажу со всей уверенностью: там, впереди, совсем недалеко от нас, присутствует нехилая масса металла. Параметрам "бэхи" примерно соответствующая.
- Уже хорошо, - сказал майор. - Но ты все же в первую очередь сюрпризы поищи. Искал уже? Еще поищи, пока всю машинерию не испробуешь...
- Как скажете...
И еще минут пять продолжалось колдовство. Как ни подмывало обоих спутников Славы поторапливать и надоедать, они стоически терпели. Наконец хмурый электронщик осклабился:
- Есть, зараза! - Он еще поводил другой рамкой, вытянуто-овальной, кивнул:
- Точно... Модулированный инфракрасный луч... С хорошей подпиткой от автономного источника. Проще изъясняясь, батарея зверь. Луч одиночный, слава богу, никакого пучка, а то есть модели, которые целый веер пускают, охватывают сектор до...
- Стоп, стоп, - решительно прервал майор. - Нет никакого веера - и ладушки, обсуждать нечего... Где он, твой луч?
- Идет примерно от того подножия куста... если провести воображаемую линию градусов на двадцать мимо во-он той ветки... Упирается, соответственно, где-то вон там, в откос.
Приглядевшись, майор тоже провел в уме несколько воображаемых прямых, кивнул:
- Ясненько. Установлено так, что любой двуногий объект параметров гомо сапиенс луч обязательно пересечет, как только полезет к сети. И мимо никак не прошмыгнешь... Можно с этой пакостью что-нибудь сделать?
- Что конкретно? Вырубить, подавить, попробовать обмануть? Что один человек сделал. другой всегда разломать может. Не сказал бы, что это особый конструкторский изыск, блоки стандартные...
- Подожди, подумаем. Вопрос только в том, что это такое. Мина? Передатчик?
Счетчик посещений? А то и комбинация чего-то с чем-то?
- Люблю я с тобой работать, Влад, - проворчал Слава. - Всегда у тебя столько заказов, и все интересные, спасу нет... Пойдем посмотрим, длинный, вдвоем работать веселее...
Они с Юрковым направились к тому месту, откуда должен был исходить луч.
Занялись каждый своим делом, судя по движениям. Оставшийся на прежнем месте майор медленно присел на корточки, зажег сразу две сигареты и осторожненько, стараясь не пересечь трудноопределимую границу, принялся выдыхать дым клубами.
Средство примитивное, давно известное, но надежное - вскоре сразу в трех местах бледно-розовым промельком обозначился луч. Оглядевшись, майор отломил длинную сухую ветку, с хрустом разломал ее на три палочки и обозначил ими лучик. Сразу стало чуточку комфортнее...
Вернувшись, Слава покачал головой:
- Скорее передатчик, чем мина. Чересчур маленький.
- Точно, я проверил, - поддержал Юрков. - Крохотная такая звездюлинка никак не может оказаться миной. Ручаюсь.
- Так подавишь, Слава?
- Отчего ж не подавить, подавим... Только вы работайте побыстрее. Я же не могу знать все ихние новинки наперечет, окажется еще, что при длительном подавлении какой-нибудь сюрприз выкинет - самоуничтожится или сигнал подаст о работе под контролем... Сейчас позову ребят, подключим еще кое-что. Толпой и батьку бить сподручнее...
Загадочные манипуляции продолжались еще минут пять, и лишь после этого начали осторожненько изучать маскировочную сеть. Не обнаружили ни каких ловушек и со всеми предосторожностями освободили краешек, отогнули чуть-чуть.
Проскользнув в образовавшийся проем, майор включил фонарь - и от неожиданности слегка отпрянул. Все равно, что обнаружить рядом с собой в темной комнате слона...
Прямо перед ним, в каком-то полуметре, громоздился бронетранспортер, втиснутый в крохотную пещерку, как апельсин в нагрудный карман рубашки. Майор покачал головой, постучал пальцами по броне - ну, броня, естественно, не фанера же, - пачкая куртку, пролез меж гусеницей и стеной пещеры. Вернулся на прежнее место. Никаких сомнений - БТР-95, новейший образец, еще не всеми в войсках виданный. Тот самый, что два месяца назад трудами Джинна испарился с далекого завода и словно бы дематериализовался. Вот он где всплыл, какая встреча...
Почему же его до сих пор не использовали на боевых?
Тщательно уничтожив все возможные следы своего пребывания, они выбрались наверх. Там уже ждал Сергей с рапортом.
Возле оврага побывали совсем недавно человек шесть-семь. На местности иногда невозможно скрыть остатки привала. Человек должен есть, особенно после долгого перехода, - значит, какие-то отбросы будут. Человек должен, пардон, испражняться и остается подтирочный материал. Иногда следует почистить оружие - опять-таки получится ветошь, капли ненароком пролитого на землю оружейного масла и щелочного раствора. Уничтожить все это дочиста невозможно, разве что сжечь (но кострище - само по себе заметная улика), остается лишь закапывать, а человек опытный эти захоронки всегда найдет... Вот они и нашли.
Ну что же, теперь можно было со всей уверенностью сказать, что поступавшая от Каюма информация подтвердилась стопроцентно. А значит, она и в самом деле поступала от Каюма, никто с ними не играл дезу. Уже достижение, позволяющее смотреть на мир с некоторым оптимизмом...
Построив людей, майор повел их бездорожьем. Часа через два свернули на тридцать градусов по азимуту, вышли на дорогу - асфальтированную, построенную в ранешние времена, на вид вполне мирную (ни следов от прохода тяжелой военной техники, ни заложенных мин, ни отметин боев в виде воронок). Вот только асфальт чертовски давно не подновлялся. Наверняка с тех самых пор, как здесь началась кадриль, - и потому выбоин и ям предостаточно.
- Самед, ты случайно не помнишь, откуда, согласно классике, джинны взялись? - спросил майор мимоходом.
Дагестанец ответил мгновенно:
- По Корану, сотворены еще до людей. "Из огня знойного".
- Тогда понятно, - проворчал майор. - То-то Джинн носится так, будто у него огонь в заднице, вполне возможно, и знойный... Что, Костя?
- Вон там, на горушке, засел какой-то пацак. Хорошее место для НП...
- Передача идет, Влад, - доложил Слава, подходя с наушниками на голове. - Стандартная армейская рация старого образца. Пацак докладывает о нас с сообщением точного количества. Просит собеседника быстренько уточнить на блокпосту, не ожидают ли они каких-нибудь своих...
- Ну, это ничего, - заключил майор. - Это, судя по всему, местные энцелопы...
- Внимание!
Те, кто шагал впереди, в боевом охранении, на некотором отрыве, изготовили оружие к стрельбе - скорее по привычке. Грохот мотора разносился далеко, и, еще не видя приближавшейся гравицапы, можно заключить, что это какой-то трактор.
Так оно и оказалось - из-за поворота неторопливо выкатил раздолбанный "Беларусь" с прицепом. Увидев вооруженных, сидевший за рулем притормозил, не заглушая мотора, видно было, что он переложил автомат поближе. Громко спросил:
- Кто такие?
- Улсыг аюулаас хамгаалах байгууллага, - без промедления откликнулся Доктор Айболит, оказавшийся ближе других.
Молодой чеченец хмуро поинтересовался:
- Арабы, что ли?
Рука у него при этом определенно лежала на автомате так, чтобы моментально примостить ствол на дверцу и полоснуть очередью.
- Отнюдь, - сказал Доктор Айболит. - Российская армия. Документы показать?
Тракторист, обозрев их неприязненным взглядом, промолчал, зло поджимая губы. Судя по всему, он не отличался ни любопытством, ни желанием поболтать о пустяках с прохожими. С лязгом дернул рычаги, и трактор прошкандыбал мимо, обдавая чадными выхлопами скверной солярки.
Они двинулись дальше.
- Ты что ему сказал? - спросил майор, догоняя Айболита.
- Чисту правду, - доложил тот. - "Органы государственной безопасности" - на чистейшем монгольском. Я там служил, ты ж знаешь. Не бери в голову, командир, знатоков монгольского, могу спорить, тут отродясь не было и не будет еще долго...
- Ну подожди, - с садистской мечтательностью сказал майор. - Когда выйдем, я тебя построю в две шеренги, в три ряда, и долго ты у меня будешь маршировать рассыпным строем...
- Да ну...
- Р-разговорчики...
За следующим поворотом открылось село - большое, обширное, вольно разбросанные дома еще издали выглядели иными, чужими. Солидные, обстоятельные кирпичные особняки, молча рапортовавшие об устоявшемся процветании. Кое-где вырыты окопы довольно грамотно, именно там, где майор сам бы их отрыл для толковой обороны. Справа, на протяженном склоне, - двухэтажное здание без крыши, с незастекленными окнами. Неподалеку от него - блокпост: три выцветших палатки, "бэха", развернутая башенным орудием к большой дороге, два низких строеньица из неизбежных бетонных блоков, пулеметное гнездо, часовой у шлагбаума из стального троса, сейчас лежавшего на земле. Обычная картинка.
- Двинулись, - приказал майор.
- Идет передача. Они навели справки на блокпосту и малость успокоились.
- Мелочь, а приятно...
Шагая по выщербленному временем асфальту, майор повторял в памяти кое-какие наставления, написанные серьезными людьми очень давно, но актуальности ничуть не утратившие.
"Крестьяне не так просты, как кажется. Они свободолюбивы, трудноуправляемы, хитры и изворотливы. Первейшая жизненная задача крестьянина любой национальности - выжить. Выжить при любом политическом процессе. Власть меняется, а крестьяне остаются. Крестьяне инстинктивно и постоянно собирают абсолютно всю жизненную информацию, из которой делают быстрые и безошибочные выводы. Они наблюдательны от природы, обладают способностью быстро сопоставлять факты и мгновенно просчитывать ситуацию. Нельзя играть с крестьянином в психологические игры, особенно если инициатива исходит с его стороны.
Психологически переиграть крестьянина невозможно - его мышление происходит не столько на логическом, сколько на психоэнергетическом уровне. Крестьянина можно обмануть, но провести - никогда.
Слабое место крестьянина - страх. Именно страх перед равнодушной жестокостью обстоятельств делает крестьянина сговорчивым, очень сговорчивым.
Его разрушает страх перед реальной силой, непреклонной и не приемлющей психологических провокаций. И чем больше гонора у крестьянина снаружи, тем больше животного и парализующего сознание страха внутри. Заскорузлое мышление жадноватого от природы крестьянина определяется текущим моментом - выгодно ему или нет. Властям помогают недовольные и обиженные, а также из чувства мести, былой зависти, просто из пакости - крестьянин обидчив, злопамятен и мелочен".
За свою службу майор не раз успел убедиться, что подобные наставления писаны людьми, прекрасно знавшими свое ремесло. И пользу приносят нешуточную.
Беда только, что в конкретном случае у майора не было рычагов воздействия, вызвавших бы страх. Наоборот, ему категорически предписано, несмотря ни на что, оставаться сраным дипломатом во фраке. А это плохо, между нами говоря. В иных ситуациях лучшее оружие как раз и есть внушаемый другой стороне страх...
- Стой, кто идет? - молодцевато выкрикнул часовой.
- Скажи пехоте по-монгольски, - усмехнулся майор.
Доктор Айболит обрадованно отбарабанил:
- Улсыг аюулаас хамгаалах байгууллага! -И, видя, как у часового на лице изобразилось тупое удивление, осклабился:
- Проще говоря, группа "Георгин". Предупреждал тебя командир про такую? Вот и вызови командира, боец, шустренько!
...Здешний командир, старлей с ухоженными светлыми усами, был совсем молодой, но на вид расторопный. Особист оказался постарше, уже малость провяленный жизнью" почти ровесник майора. Он пока что молчал, неслышно передвигаясь за ними по склону, а старлей говорил и говорил, показывая сигнальные растяжки, характеризуя местность, кратко и емко вводя майора в курс того необходимого минимума, что в данной ситуации полагался. Все было дельно и правильно, но понемногу майор стал отмечать, что здешний комендант чересчур уж упирает на нейтралитет села, на сложившиеся, знаете ли, традиционные отношения мирного сосуществования, всецело одобренного командованием, а через него - и теми, кто повыше...
Он ничего не сказал вслух. Хотя выводы для себя сделал. Что поделать, такова се ля ви. Старлею очень нравилось стоять именно здесь, где практически не стреляют, где лишь изредка замаячит на горизонте разведка душков, которую в первую очередь постараются отогнать сами обитатели кишлака. Уютное местечко посреди войны, где этой самой войны словно бы и нет.
И глупо было бы ставить старлею в вину эту потаенную радость - инстинкт самосохранения человеку свойствен даже сильнее всех прочих инстинктов, дело житейское. И все же был тот легонький страх, что прочитывался где-то под поверхностью, - опасался старлей, что появление загадочной группы может, чего доброго, нарушить прежнюю идиллию, опасался, что уж там.
А потому вызывал у майора чувства сложные и отнюдь не благостные: от легкой неприязни до разочарования непонятно чем и кем...
Он покосился через плечо. Метрах в ста от них, у ветхого заборчика, торчала стайка местных пацанов, открыто наблюдавших за новоприбывшими. Хорошо еще, от этих не приходилось ждать пули в спину или брошенной гранаты, как случалось в иных местах, но все равно, ручаться можно, они тут торчали не просто так. Юные друзья пограничников - с учетом местной специфики. Глаза и уши местной контрразведки, как ее ни именуй. Не мешает учесть, что доморощенная ГБ, пожалуй что, работает в десять раз эффективнее и ревностнее любой аналогичной государственной службы, потому что лишено и тени бюрократии, являет собою плоть от плоти и кровь от крови села, скорее уж деталь живого организма даже.
Бактериофаги, мать их так...
- Обстановка в последние два дня несколько напряженная, - хмуро сообщил старлей. - Позавчера на одном из дальних пастбищ исчезли трое местных. По всем признакам, похищены. Двое - молодняк безусый, а вот третий - человек в селе авторитетный, справный хозяин. Местные в округе рыщут группами, ищут следы...
- Мы встретили дозор.
- Ага. Их там столько... В местной самообороне стволов двести.
- Конкретные подозрения на кого-то есть? - Вопрос был обращен непосредственно к особисту Михалычу.
- Трудно сказать, - подумав, ответил тот предельно взвешенно. - Агентуры у меня в селе нет, а всю исходящую от них официальную информацию сто раз профильтровать следует... Вроде бы совершенно немотивированная акция.
- А... этот? - спросил майор.
- У него нет задачи освещать село, - ответил особист.
Перехватив их взгляды, старлей словно бы оживился:
- Я вам больше не нужен, товарищ майор, такое впечатление? У вас свои дела пошли...
- Да, вот именно. Можете идти.
- Есть! - браво воскликнул старлей и, четко повернувшись через левое плечо, направился к блокпосту.
- Нравится ему здесь, а? - не глядя на собеседника, спросил майор.
- А кому бы не нравилось? - без выражения ответил Михалыч. - Место тихое...
- Значит, у этого, вашего, нет задачи освещать село?
- Ага. Он, вообще-то, не здешний, не того тейпа, просто прижился как-то...
- Да, я знаю. Вы мне расскажите немножко подробнее, что за человек.
- Кура Абалиев, шестьдесят пятого года рождения. "Кура" - по-местному "ястреб". - Он усмехнулся, слегка отступив от официального тона. - Очень удобно, и оперативного псевдонима искать не надо, вот он, готовый... Бывший лейтенант Советской армии, танковые войска. В восемьдесят девятом, так сказать, самодемобилизовался. Семья была здесь, в Чечне, но куда-то пропала во всей этой каше. Дальнейшая биография - темный лес. Вроде бы в "незаконных" не числился, ихний тейп из Надтеречного района, с дудаевцами всегда был в контрах. Но почему он обретается здесь, а не в местах компактного проживания тейпа, непонятно.
Ссылается на личные причины. Никаких счетов с однотейповцами у него нет, это-то как раз проверке поддавалось...
- А все остальное?
- То, что он на самом деле Кура Абалиев, лейтенант и танкист, уже проверено конкретно. С остальным - полный мрак, и тут уж ничего не поделать, не от меня зависит. Сам понимаешь, майор, - агентурная сеть давным-давно разрушена, восстанавливается с превеликими усилиями, документов нет, да и не везде они остаются... Что тебе объяснять? Работает он, во всяком случае, нормально. Все разы, что водил оперов на рандеву, обходилось гладко. Ваши так сами говорили. К кому вы там ходите, мне знать не полагается, а значит, и не стремлюсь знать.
Главное, не было до сих пор накладок и жалоб. У тебя что, есть на него какая-то компра?
- Да нет, - ответил майор не раздумывая. - Просто хочу еще раз все сам обнюхать... Фиксируют, а? - показал он подбородком в сторону младого поколения.
- Уж это точно...
- А местные засекают выходы на встречу?
- Боюсь, что да, - признался Михалыч. - Даже наверняка. И ничего тут не поделаешь - наблюдение у них отлично поставлено, а окрестности знают лучше любого из нас. Или из вас. Я в свое время докладывал эти обстоятельства, майор.
Со мной согласились, что ничего тут не поделать... В любом случае, работать не мешали. Потому, надо полагать, что никакого вреда для них от этого пока что не было. Они тут прагматики по жизни, как крестьянам и положено. Не помогают и не мешают.
- А эта недавняя история с похищением может что-то изменить?
- Трудно сказать, майор. Трудно... Непонятная история. О выкупе, во всяком случае, вроде бы никто пока не заикался. Уж такое до меня дошло бы...
Непонятно, - повторил он со вздохом. - Этот ихний Алхазаров, которого сцапали с сыном и племянником, - мужик битый, кому попало не поддался бы, вовремя заметил бы и отбился. Он у них тут числится среди местных крутых, не в смысле криминала, а в рассуждении жизненного опыта, зажиточности и ловкости... И вроде бы нет в окрестностях бандочек, которым он что-то мог задолжать, на хвост наступить... Непонятно.
"Еще бы, - мысленно продолжил майор. - Нет в округе других банд, кроме Джинна с братией. А Джинн с этим кишлаком никак не повязан - ни старыми счетами, ни кровной местью. Да и какая может быть кровная месть, если чеченцев у него - процентов десять от общего количества? Разве что самодеятельность чья... нет, не допустит Джинн никакой самодеятельности в ущерб делу. Р-раз и на манер того, что было под Бихи-Юртом..."
Ну, там было немного по-другому, правда. Там Джинн самолично положил из ручника восемь человек казанских, выпускничков подпольного ваххабитского заведения, обучавшего не только теории, но и практике - с упором на подрывное дело и диверсии. Он искал агента, подозревал, что агент среди этих восьми. Вот только ирония судьбы в том, что все восемь были честнейшими ваххабитами, а тот, искомый, по имени Каюм, как раз и наблюдал это поучительное зрелище, стоя среди тех, кто был вне всяких подозрений...
- Вообще, нам бы усиление не помешало, - прервал его размышления Михалыч. - Тут по автостраде в последнее время повадился муфтий Мадуров ездить, со свитою.
А он, сам знаешь, тоже проходит как "социально близкий", меня задергали, настрого требуют обеспечить безопасность... а с кем? Мне всего-навсего два срочника приданы, у старлея тоже не рота... Ты не подумай, что я тебя своими проблемами гружу, просто обстановку обрисовываю как можно выпуклее...
- Да я понимаю, - сказал майор. - И спецтехники у тебя нема? Для перехватов, скажем?
- Откуда спецтехника? - грустно сказал Михалыч. - Рация есть, но обыкновенная. Хорошая, правда, со скрэмблером. А так... Мне ж тут особых задач не ставят, но спрашивают, как водится, за все сразу... - Он помялся и все же предложил:
- Может, по стопарю? В малой пропорции?
- Чуть погодя, - сказал майор. Подошел Доктор Айболит и, поощренный взглядом отца-командира, доложил:
- Разместились. Все обустроено. Там вас, товарищ майор, какой-то аксакал добивается...
- Какой еще аксакал?
- Авторитетный такой, - сообщил Доктор Айболит. - С приличным иконостасом.
Весь из себя такой бывший советисы зэвсэгт хучин <Советские Вооруженные силы (монгольск ).>, я бы выразился...
- Ладно, шагай, - хмуро приказал майор. Глядя вслед удалявшемуся Доктору, Михалыч поинтересовался:
- Слушай, а что это у тебя этот бородатый все время на каком-то непонятном языке изъясняется?
- Потому что раздолбай, - вздохнул майор.
- Нерусский?
- Да если бы... Ну, я пошел. Встретимся попозже, если что...
Он кивнул особисту и быстрыми шагами направился к дому без крыши - как оказалось, недостроенному районному Дому культуры, начатому еще в советские времена, а потом, как нетрудно догадаться, из-за всех последующих событий оставшемуся бесхозным. Остается только удивляться, почему хозяйственные крестьяне до сих пор не растащили его по кирпичику - здесь столько полезного в справном хозяйстве...
Там уже все было обустроено, как надлежит: пулемет у крыльца, часовой, костерок под чайником на треноге, в одной комнате - судя по обширности, предназначавшейся на роль актового зала - развернули аппаратуру рэбовцы, в другой аккуратно сложены рюкзаки и боеприпасы. В третьей на покрытом брезентом ящике восседал сухонький старикан в темном костюме и белой капроновой шляпе времен Хрущева.
Возраст горского народа не всегда и определишь, но тут с одного взгляда ясно, что старик, пожалуй что, разменял восьмой десяток, - маленький, сухопарый, весь в глубоких складках морщин, но еще пытается смотреть соколом. А на черном пиджаке - действительно иконостас, и какой...
Старик прихлебывал чаек - Курловский постарался, выступая как в качестве дежурного по гарнизону, так и гостеприимного хозяина. Остальные четверо, свободные в данный момент от дел, разместились поодаль.
- Вот вам и командир, уважаемый, - сказал Курловский с видимым облегчением и что-то чересчур уж быстро ретировался.
- Ты командир? - клекотнул старик. - Я, - со вздохом признался майор, присев на корточки напротив.
- А почему погон нет? - въедливо поинтересовался старикан, делая мелкие птичьи глоточки. - Ты армия или кто? Почему погоны не носишь?
- Форма теперь такая, почтенный, - осторожно поведал майор.
- Дурная форма, - заключил старик. - Слов нет, до чего дурная. Вот ты кто?
Звание у тебя какое?
- Майор.
- А откуда это видно? - воинственно наседал старикан. - Кто по тебе скажет, майор ты или ефрейтор? Тебе самому разве не стыдно вот так ходить? Как непонятно кто? Что молчишь?
- Начальство решает, - выдал майор чистую правду.
- Начальство, ва! Тогда получается, что глупое у тебя начальство, товарищ майор. Если у вашего нового русского орла целых две головы, почему хоть одной не думает? Вот скажи ты мне, почему не думает? Раньше сразу было видно, кто ты такой и из каких войск. Майор, фэ... - он яростно фыркнул.
- Вы, отец, не старшиной ли служили? - со всей предписанной дипломатичностью осведомился майор. - Очень уж вы... боевой.
- Зачем старшиной? Младшим лейтенантом, в конце концов! Взводом командовал. И порядок тогда был настоящий. Попробовал бы кто-то болтаться без погон в расположении части...
- У вас какое-то дело ко мне, отец?
- Дело! Дело... Ты мне скажи, товарищ майор, когда это все кончится?
- Что?
- Вот все это! - старик широко развел руки, ухитрившись при этом не расплескать ни капли дымящегося крепкого чая. - Все это безобразие! Десять лет нет уже людям настоящей, спокойной жизни! Дудаев-Мудаев, ваххабиты-не ваххабиты... По-твоему, это жизнь? Разве так можно жить? Я на старости лет должен брать автомат и садиться в окоп, никто меня туда не гонит, но надо же показать молодым, как нужно с этими бандитами разговаривать... Почему я, участник Великой Отечественной, должен старыми руками автомат чистить? Почему молодые не занимаются делом? Почему вы нас вдобавок бандитами называете, всех подряд? Я бандит, да? Потому что вайнах? Тогда возьми меня и застрели, вот из этого большого пистолета...
- Да кто ж вас, скажите на милость, бандитом-то называет, отец... - устало сказал майор, гадая, как отделаться от гостя.
- Вот эти, молодые, у шлагбаума! За спиной говорят! Думают, я русского не знаю? Я на русском четыре года командовал, сначала сержантом, потом младшим лейтенантом!
- Хватает дураков...
- Почему же вы умных дома держите, а к нам дураков посылаете? - Старикан, похоже, выпустил пар и немного присмирел. - Ты мне скажи все же, товарищ майор, когда это кончится?
Майор смотрел на него устало и беспомощно. Дело даже не в предписанной дипломатии - и без приказа не станешь грубить человеку, у которого на старом черном пиджаке висят две "Славы", две "Отваги", "За взятие Берлина" да вдобавок Красная Звезда, - ну, и все сопутствующие медальки, автоматически полагающиеся с бегом лет... Но как быть, если сказать нечего?
В конце концов он, кажется, придумал... Вздохнул:
- Отец, а если бы у вас какой-нибудь заезжий англичанин спросил году в сорок третьем:
"Когда все это кончится, младший лейтенант?" Что бы вы ему ответили?
Какое-то время старик, потерявши воинственный напор, обдумывал то ли его слова, то ли свой ответ. Потом понурился:
- Что бы я ему сказал, интересно знать? Что я - не Иосиф Бесарион Сталин, а младший лейтенант...
- Вот и я - майор... - развел руками Влад. - Всего-то... С вопросами нужно к большим генералам обращаться...
- Где я тебе возьму большого генерала? - вздохнул старик. - И кто меня к нему пустит? Еще побоятся, что я ему палкой по шее дам... и правильно побоятся... Ты зачем приехал? Будешь ловить тех, кто похитил Алхазаровых?
- А вы знаете, кто их похитил?
- Знал бы - давно бы повел следом отряд... Алхазаровы мне родственники.
Не знаю, - вздохнул он с сожалением. - Нынче по горам бродит столько непонятного народа... Мой внук своими глазами видел негров. Сразу двух. Что негры-то у нас потеряли? Или они тоже за ислам? Мусульмане нашлись, ва!
Майор насторожился - у Джинна в отряде как раз имелась парочка чернокожих суданцев - и спросил осторожно:
- А где он видел негров?
- В горах, - отрезал старик. - Как тут точно объяснить, если ты гор не знаешь? По горам бродили, дня три назад. - Он допил чай и с некоторым трудом поднялся, взял предупредительно протянутую Курловским узловатую палку. - Если ты их поймаешь - спасибо скажу. Только негров мне тут не хватало... Не Африка, слава аллаху...
И вышел, держа спину прямо. Майор остался стоять, глядя себе под ноги, ощущая лишь тоскливое раздражение, не имевшее конкретного адресата.
Слава кашлянул за спиной:
- Влад, только что сообщили по тэвэ... Уже впихнули в текущие новости по основным каналам: мол, героическое подразделение внутренних войск разнесло к чертовой матери караван злых ваххабитов... Даже кадрики показали, и про блядюгу Нидерхольма помянули оперативно. Внутренние войска, понимаешь...
- Ну и правильно, - устало сказал майор. - Будем скромными, скромность, она, знаешь ли, украшает человека...

Глава 3

МЕЖДУ ДЬЯВОЛОМ И ЧЕРТОМ

Отсюда, из широкого окна несостоявшегося Дома культуры, село просматривалось отлично; правда, оно тонуло во мраке, лишь кое-где светили редкие окна, за которыми протекала чужая, непонятная, марсианская жизнь.
Минарет довольно красиво вырисовывался на фоне звездного неба, что, впрочем, с циничной армейской точки зрения, делало его хорошим ориентиром для самых разных надобностей. Как в любой обычной деревне, то там, то здесь лениво побрехивали собаки. А иногда начинали гавкать по-другому - протяженно, целеустремленно, работали по конкретным объектам, говоря профессиональным языком. Ясно было, что это болтаются по улицам местные патрули.
Все долетавшие звуки были насквозь гражданскими, мирными. Пробормотав под нос что-то нечленораздельное, майор перешел в другую комнату, оборудованную под примитивный штаб, единственное окно надежно занавешано раздобытым здесь брезентом, на полу горит тусклый фонарь.
Он присел на корточки рядом с Токаревым и Самедом, еще раз присмотрелся к карте. В общем, ничего особенно сложного. Отойти от села километра на три примерно половину пути по равнине, а остальное отмахать по предгорьям. Выйти в условленную точку, получить донесение - неизвестно заранее, будет ли на сей раз оно устным или письменной шифровкой - и вернуться по тому же маршруту.
Всего делов. Однако сколько народу свернуло себе шеи даже на значительно менее сложных маршрутах...
- Да не вертись ты так, - сказал Токарев. - Не первый раз. И место знакомое.
- Сплюнь через левое плечо.
- Плюю каждый раз, аккуратно. Самед тоже, по-своему...
Самед, блеснув в полумраке великолепными зубами, нараспев продекламировал:
- Аузу биллахи миншайтан ир-радюим...
- Это как? - хмуро спросил майор.
- Заклинательные слова против Иблиса, то есть шайтана. "Прибегая к Аллаху за помощью от шайтана, побиваемого камнями", - охотно пояснил Самед. - Говорят, помогает.
- Вы еще Айболита разбудите, - сказал майор. - Он вам что-нибудь по-монгольски добавит. Однако пора бы проводнику...
- Чу! Слышно движенье...
Майор выглянул в дверной проем. И точно: снаружи послышалась тихая перекличка:
- Семь!
- Одиннадцать!
Все верно, шли свои: пароль был примитивный, но надежный - еще с афганских времен, арифметический.
Михалыч вошел первым, остановился в стороне. Майор взял фонарь с пола, высоко поднял, освещая лицо второго.
Тот стоял спокойно - в камуфляжной куртке, с коротким автоматом под полой, ростом не уступавший майору, - только глаза чуть сузил от бьющего в лицо света.
Произнес без выражения:
- Здорово, командир.
- Здравствуй, лейтенант, коли не шутишь, - сказал майор.
- Был лейтенант...
- А потом?
- А потом слишком многое развалилось... Начиная с одного-единственного захолустного танкового полка и кончая... - он махнул рукой. - К чему нам, командир, вечер воспоминаний? У нас работа, пора идти... Время поджимает. Вас предупредили насчет условий? Твои за мной идут только до горушки и там остаются ждать. Не хочу я таскать по тропкам целую орду...
- Резонно, - сказал майор, пытливо в него всматриваясь.
А что тут, собственно, можно было определить за считанные минуты, в какие глубины сознания проникнуть? Человек как человек, неразговорчив разве что. Не выглядит ни моложе, ни старше своих лет, полное соответствие возрасту, усы аккуратно подстрижены, в глазах некая отрешенность, но это выражение глаз здесь слишком часто встречается и никого уже давно не удивляет...
- Местные за вами не ходят, Абалиев? - поинтересовался майор.
- Восток - дело тонкое, командир. Всех деревенских будней вам все равно не понять. Ходят-не ходят... Какая разница? Главное, чтобы то, что ты делаешь, никому не мешало. Тогда и не будет ничего, то есть никто никому мешать не станет... Ну, двинулись?
Токарев с Самедом направились к выходу. Майор смотрел им вслед, как будто это могло чему-то помочь и что-то изменить, пока вся троица, миновав Краба, не растворилась в темноте.
Потом вышел наружу. Краб сидел на удобном штабельке слежавшегося кирпича, примостив рядом автомат. В окрестностях ничегошеньки не изменилось - все так же побрехивали собаки, временами яростным гавканьем отмечая перемещение по деревне невидимых отсюда патрулей. Звезд над головой было несчитанно - как всегда вдали от городов.
- Курловский с Сережей аккуратненько пошли следом, - сообщил Краб. - Вокруг вроде бы не было постороннего шевеления.
- А им и нет нужды дышать в затылок, - поразмыслив, заключил майор. - Они окрестности знают лучше нас. Проще засесть на ключевых точках в отдалении, там, где заведомо мимо не пройдешь.
- До сих пор ведь не мешали?
- Да не мешали вроде... Зачем ему рюкзачок, интересно?
- Этому Ястребу?
- Ага. Заметил?
- Что же тут незаметного? - пожал плечами Краб. - Хороший рюкзачок, с пропиткой, определенно пустой. Мало ли... Вряд ли он только на оперов работает, здесь еще и что-то другое подмешивается: Восток, как неоднократно поминалось - дело тонкое...
- Майор! - тихо позвали сзади, из дома.
- Ну ладно, зри тут в оба... - кивнул майор и направился в "штаб", пройдя для этого через большую комнату, где подремывали все, свободные от конкретных поручений, один Костя, дневальный, сидел у окна в настороженной позе.
- Что?
- Была передача, Влад, - сказал Слава, поднимаясь с корточек от одного из своих секретных ящиков, подмигивавшего тремя разноцветными огоньками, временами загадочно потрескивавшего и попискивавшего. - Портативная рация без скрэмблера, совсем близко, не далее километра.
- И?
- Ответила примерно такая же, но находившаяся чуть подальше - километра полтора-два. Мункар - он ближе - вызывал Накира - тот, соответственно, дальше.
Установили связь, потом Мункар сказал, что свои дела сделал. Попрощался и попросил не запороть своей части дела.
- Именно в такой последовательности, а не наоборот?
- Вот то-то, что - ага. Так и сказал: "Прощай, Накир". И только потом попросил не запороть... Интересная передачка, а? Чего-то в ней как бы...
- Пока только явствует, что на обычную перекличку патрулей не похоже...
- А я ничего другого и не утверждаю...
- Ладно, слушай дальше, - распорядился майор.
Поднес левую руку к глазам - через час с небольшим начнется рассвет. Час волка, классическая пора для разных темных дел, - когда слипаются глаза у часовых, когда сон у спящих особенно крепок. Краб рассказывал, что в море это время именуется собачьей вахтой, тогда-то чаще всего вахтенным и мерещится всякая чертовня...
Выйдя в зал, он тихонько приказал:
- Костя, подними ребят. На всякий случай... Он просто-напросто следовал старому правилу: когда совсем близко происходят непонятки, ухо следует держать востро. А только что перехваченная передача была классической непоняткой.
Интересные позывные себе выбрала эта парочка, уж настолько-то майор в исламе разбирался. Мункар и Накир - два ангела, которые разбираются со свежепохороненными мертвецами. Праведников оставляют в покое до полного и всеобщего воскрешения, а грешников лупят, сколько захочет аллах... Вообще-то, для мусульманина выбирать себе такие прозвища - поступок малость святотатственный...
Лежащие один за другим вскидывались, привычно переходя из зыбкого полусна в состояние чуткого бодрствования, прежде всего проверяя наличие оружия под рукой.
- Время сколько?
- Время пока что ночь. Ну, не совсем уже...
- Охо-оо... - длинно зевнул Доктор Айболит. - Как выражался классик: ди пхи юй чхоу - земля рождена в час Быка...
- Вот ведь стервец! Как это у него получается - спросонья, глаза не продрав, изречь что-нибудь этакое...
- Интеллигент!
- Попрошу не выражаться в приличном обществе! - обиделся Доктор Айболит.
- Оне хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном...
- Разговорчики, - тихонько пресек майор. - Ребята, бдим на всякий случай.
Ясно?
- Чего уж яснее... Снаружи послышалось:
- Четыре!
- Восемь!
"Что-то рановато, - отметил майор. - Ни за что не успели бы они дойти до места, встретиться и назад вернуться, а ведь голос определенно Ястреба. Никто ему пароля не давал - ну, да человек с опытом моментально догадается, что была дана "четверка", присутствуя при одном-единственном обмене цифрами вслух..."
Вошел Ястреб - несуетливый, с плавными, экономными движениями, рюкзак он нес уже не за спиной, а на плече - и рюкзак, чем-то определенно наполненный, ощутимо оттягивал плечо.
Майор посмотрел через его плечо - нет ни оперов, ни отправленной в качестве подстраховки двойки...
- Где они? - вырвалось у него.
- Ты про кого, командир? - спокойно уточнил Ястреб. - Если про тех твоих суперменов, что крались за мной до горушки - то они так там и сидят. Ждут, когда вернусь. А я, понимаешь ли, вернулся другой дорогой, про которую они и понятия не имеют. А если и имеют, то не подумали, что я по ней пойду...
- А...
- Опера? - догадался Ястреб. - И опера здесь... в какой-то степени.
Командир, пойдем туда, где свету больше, а то не видно здесь ничего...
Он преспокойно, прямо-таки по-хозяйски прошел мимо оторопевшего майора в комнатку с фонарем на полу. Дернул плечом, уронив с него рюкзак, поймал на лету, рванул шнурок. Взял рюкзак за нижние углы и рывком перевернул у самого фонаря.
Два круглых предмета, глухо стукнув, раскатились в стороны. Один оказался в темноте, а второй попал в тусклый круг бледно-желтого света. Справа от майора раздалось яростное оханье и негромкий щелк передернутого пистолетного затвора это Слава среагировал гораздо быстрее.
Впрочем, мигом спустя и у майора в руке оказалась рубчатая рукоять "Вектора". Он выхватил пистолет прямо-таки на инстинкте, без участия рассудка - не мог отвести глаз от головы Самеда, все еще чуточку подтекавшей темным. Она лежала на щеке, лицом к майору, и лицо казалось совершенно спокойным, только глаза закатились так, как у живых, пожалуй что, и не бывает...
Майору не часто случалось оторопевать, но сейчас как раз приключился тот самый случай. Он в жизни видывал кое-что и почище, но это было совсем другое дело. Сейчас Ястреб стоял перед ним со столь невозмутимым и невинным видом, словно принес арбузы с поля, а это неправильно - ему полагалось вести себя совершенно иначе... Все было неправильно: сама эта сцена, спокойное лицо бывшего лейтенанта, щелканье затворов за его спиной - это спохватившийся спецназ отреагировал на происходящее самым простым и эффективным способом, стеклянный взгляд Самеда в тусклом круге света, тонувшая в темноте голова Токарева...
- Не стрелять, - деревянным голосом приказал майор посреди ватной, напряженной тишины. - Эт-то что? Кто?
- Туго соображаешь, командир, - бесстрастно ответил Ястреб. - Я, разумеется. Кому же еще? Не мог я эту операцию доверить другому, мне самому хотелось... Я не знаю в точности, что именно тебе сорвал, но чутье подсказывает, что сорвал нечто чертовски важное. Точно, командир? Ну, не разочаровывай меня, скажи уж... Хотя бы в общих чертах.
- Ты хоть понимаешь, что я с тобой сделаю... Майор и не помнил, когда, пусть ненадолго, терял уверенность в себе. Этот гад стоял перед ним без малейшего страха, цедил слова преспокойнейше - и это тоже было неправильно...
- Ну да? - Ястреб ощерился в кривой улыбочке. - Забавный ты мужик, командир, честное слово. И что же ты мне сделаешь? Бомбы вы мне на дом уже сбросили. Жену с детьми уже убили, брата уже убили, ни с того ни с сего, ни за что ни про что... Что ты мне теперь сделать можешь, дурная твоя голова, после всего этого? Только втолковать, что не ты бомбы бросал, но я это и сам знаю, к чему стараться? Сожаление выразишь из-за трагической ошибки? Ну что ты мне, собака, теперь сделать можешь?
Он отступил на шаг в тень, обе руки взметнулись с неожиданной быстротой...
- Не стрелять!!!
Майор еще кричал, когда чья-то тень метнулась сзади, на спину Ястребу. Что-то вырвала у него - и, сорвав с окна занавеску, что есть мочи запустила подальше. Ястреб еще заваливался, падал, когда за окном оглушительно грохнуло, взрывная волна влепилась в стену, сотряся добротную кладку, ворвалась в оконный проем, но все уже, опомнившись, выйдя из оцепенения, успели распластаться на полу, тугой порыв воздуха прошел над головами...
Тень, оказавшаяся при ближайшем рассмотрении Доктором Айболитом, поднялась с пола первой. Доктор принялся осматривать лежащего. Вставший на ноги вторым майор, не теряя времени, распорядился:
- Костя, отзывай ребят с высотки. Еще напорются... Юрков, сигнал на "срыв рандеву"!
Юрков бросился наружу, на ходу доставая ракетницу. Майор высунулся в оконный проем: надо сказать, повезло, граната, вне сомнения, была противотанковой, но кумулятивный луч ударил в другую сторону, от здания, иначе могло и стенку проломить к чертям собачьим, ушибить кого-нибудь кирпичами или попортить аппаратуру...
Одна за другой взлетели ракеты - красная, зеленая, красная. Неизвестный, вышедший на встречу с операми, просто обязан был их заметить из предгорий и понять, что встреча сорвалась по не зависящим ни от него, ни от них обстоятельствам, а следовательно переносится...
По деревне из конца в конец волнами прокатывался яростный собачий лай, в окнах затеплились огоньки коптилок - цепочками, кучками, светлячковыми роями.
На восточной окраине взлетела белая ракета, в другом направлении раздались два выстрела - им ответили еще два, подальше. Кое-где мелькали лучи фонариков.
Деревенская самооборона, надо полагать, была поднята по боевой тревоге в полном составе и торопливо занимала предписанные позиции...
- Ребята пошли назад, - доложил Костя.
- И то хлеб... Доктор, ты что, его... Доктор Айболит, стоявший на коленках над лежащим и умело его обшаривавший, откликнулся без малейшего раскаяния:
- Так уж получилось, чисто автоматически поставил удар на кранты... Майор, этот выблядок взрывчаткой прямо-таки обложен, по всем карманам пакеты с "замазкой". Взорвись граната здесь...
Он не стал развивать тему - все и так могли нарисовать в уме последствия взрыва. Осторожненько выкладывал рядком пакеты с "замазкой", пластиковой взрывчаткой, сейчас, без детонатора, неопасной.
"Страсть к театральным эффектам - штука вредная, - подумал майор отрешенно, - Многих сгубила, в том числе и этого Ястреба. Захотелось театра с прочувствованным монологом, патетическими жестами и под занавес - красивым извлечением гранаты. Хотел, чтобы они прониклись напоследок, перед смертью, болван такой. А мстить надо иначе деловито, без театральных поз и эффектов.
Швырнул бы без затей пару гранат в окошко снаружи - и большую часть группы пришлось бы отскребать от стен лопатой. Повезло-то как, господи, что на "театрала" нарвались..."
- Что случилось? - с порога спросил запыхавшийся Курловский.
Увидел кое-какие декорации и умолк, остановился в сторонке.
- Да поднимите вы их кто-нибудь! - рявкнул майор.
Тогда только к головам осторожненько подошли, отнесли в сторону, зачем-то подстелив кусок брезента, как будто это имело значение.
- Радиообмен в деревне разгорелся не на шутку, - доложил Слава, все это время прилежно дежуривший у аппаратуры. - Занимают позиции, оборону ставят...
- Учтем, - сказал майор равнодушно. Сейчас такая информация и ни к чему. - Свяжись с центром, доложи ситуацию... нет, погоди пока...
Он отвернулся, шагнул навстречу объявившемуся наконец-то Михалычу. Тот даже в полумраке выглядел печально, потому что успел разглядеть лежащий навзничь труп и опознать его, конечно. А отсюда автоматически проистекало, кто окажется крайним, кому начальство влепит по первое число...
- Что... вышло?
- Да ничего особенного, Михалыч, - сказал майор, чувствуя тяжкую опустошенность. - Твой кадр обложился "замазкой" и хотел тут всех на небеса отправить...
- А опера?
- Вон там, в углу, - сказал майор. - Частично...
- Значит, и встреча сорвалась?
- Какой ты догадливый, Михалыч, это что-то...
- Бля...
- Удивительно точное определение, - сухо бросил майор.
- А что и почему? Нет данных?
- Семья под бомбами... Обидочку затаил до поры до времени.
- Это бывает, - кивнул Михалыч. - Случается... Деревня уже на ушах, строят оборону по всем азимутам... Ты доложил?
- Чуть погодя. Я-то доложу, но это и тебя от доклада не освобождает, друже...
- Майор, ну что ты, как...
- А что - я? Я ничего... Сорвалось вот...
- Господи ты боже мой, но я-то ни при чем, не я его нашел, мне этого кадра другие дали для работы...
- Михалыч, - тихонько, так, чтобы слышали только они двое, сказал майор. - Не теряй лицо. Не суетись. Что случилось, то случилось, и теперь танцуй не танцуй... Надо срочно думать, как жить дальше. Встреча сорвалась твердо. Нужно послать людей за... телами. Вот только в окрестностях болтаются, похоже, такие же вольные "махновцы". Мы поймали их разговор...
- И это бывает. Ага, вон и Дима бежит...

Глава 4

В ЧИСТОМ ПОЛЕ

Старлей Дима ворвался в сопровождении двух солдат и, выслушав краткое изложение недавних событий, прямо-таки увял на глазах, как спущенный воздушный шарик. Майору он сейчас положительно не нравился, потому что, чувствуется и просекается, задумался в первую очередь о себе, о последствиях для себя лично, для своей спокойной жизни в тихом уголке...
- Деревня не на шутку всполошится, - протянул он убито. - Хорошо еще, этот не местный, без последствий обойдется...
- Старлей, ты - местный? - резко спросил майор. - Деревенский?
- Шутите, товарищ майор?
- Я вам задал вопрос, старший лейтенант! Вы - деревенский?
- Никак нет!
- Ну тогда извольте о деревенской реакции на события думать во вторую очередь, - сказал майор тоном столь же непреклонным. - Доложите обстановку.
- Личный состав занял места по боевому расписанию, - уныло отбарабанил старлей. - Жду ваших распоряжений.
- Отправьте людей на высотку за телами. Я вам придам свою тройку...
- Стой, кто идет? - окрикнул Краб снаружи. И почти сразу же позвал: Товарищ майор! Здесь местный...
- Ну да, - сказал Михалыч майору, рассмотрев, кто стоит снаружи. - Явился... неформальный лидер. Президент, так сказать. Один приперся, фасон держит...
- Пропустить, - распорядился майор. Уже рассветало, и он без труда разглядел, что пришедший незнакомец не только один-одинешенек, но и, похоже, без оружия - по крайней мере, на виду ничего не держит, хотя под курткой вполне может оказаться пистоль, но не станешь же его обыскивать, президента местного, да и к чему?
Лет сорока, ровесник, по первому впечатлению - такой же бесстрастно-загадочный, как большинство здешнего народа с их хваленой индейской невозмутимостью. Ну разумеется, держит фасон - один и без оружия, дает понять, что в своих силах уверен заранее...
- Вы здесь старший?
- Я, - сказал майор.
- Я - Гарей Кахарманов, глава местного самоуправления.
Он определенно ждал, что и майор назовется, но тот промолчал - и оттого, что не следовало называть свою фамилию каждому встречному (не первый день живет на свете, должен знать, что у военного народа иногда и не бывает фамилий), и потому, что в таких вот ситуациях молчание порой - наилучшая линия поведения.
Когда ты молчишь с непроницаемым видом, собеседник вынужден к тебе подстраиваться, менять тактику на ходу, а не наоборот...
- Что вы здесь делаете? - после короткой паузы спросил Кахарманов.
- Выполняю задание командования со вверенным мне подразделением, - ответил майор спокойно, показывая всем видом, что на конфронтацию идти не намерен, но и считает себя вправе кое-какие подробности оставить при себе.
- И долго намерены... выполнять?
- До полного выполнения.
- Я имею в виду, вы здесь долго намерены оставаться?
- Время покажет.
- Понятно... Зачем вы убили Абалиева? Никакой сверхъестественной проницательностью здесь и не пахло, конечно, - вон он, Абалиев, в трех шагах, мертвее мертвого. Майор даже не оглянулся в ту сторону. Пожал плечами:
- Чтобы он нас не убил. Когда человек вырывает уже чеку из гранаты, а сам обложен взрывчаткой по самые уши, с ним не ведут душеспасительных бесед. Хотя бы потому, что времени уже нет... Вы согласны? И добавим справедливости ради, что ваш Абалиев начал первым. Убил двух моих людей...
- Я знаю.
- Уже? Интересно, откуда?
- Мы, знаете ли, стараемся знать все, что делается в деревне и поблизости.
В этом нет ничего необычного, правда?
- Правда, - кивнул майор.
Он не стал спрашивать, следили ли за Абалиевым и операми, - к чему терять лицо перед восточным человеком? И так ясно, что следили, иначе откуда такая информированность?
- В конце концов, Абалиев - не здешний. Что вас, как вы понимаете, избавляет от некоторых... сложностей, - сказал Кахарманов. - Правда, всех сложностей не снимает... Но мы все же постараемся вместе над ними поработать.
Вы не против?
- Я не против, - кивнул майор.
- У вас я в данную минуту что-то не замечаю особых сложностей. - Он небрежно кивнул сторону трупа. - Вы свои сложности уже решили. Позвольте тогда и мне свои решить... Моя единственная сложность сейчас - это вы, товарищ без фамилии.
- В смысле?
- В том смысле, что вам следует побыстрее отсюда убраться. У нас нейтралитет, вы, должно быть, наслышаны? Так что с нашей стороны вам пока опасаться нечего, а за тех, кто бродит в чистом поле, я, легко догадаться, ответчиком быть не могу. В общем, я вас прошу немедленно покинуть деревню. И отправляться своей дорогой. Вы ведь не обычное подразделение, которое прислали на усиление блокпоста, а? У вас какие-то другие задачи... Мне о них знать ни к чему. Только, я вас убедительно прошу, решайте свои задачи где подальше.
- Это - единственное требование?
- Не заводитесь, товарищ без фамилии, - спокойно произнес Кахарманов. - Я с вами вовсе не собираюсь ссориться. У меня там, - он небрежно показал куда-то в сторону, - двести стволов, а при необходимости будет и больше. К чему мне с кем-то ссориться? Это слабый ссорится, скандалит, а человек сильный и уверенный в себе спокойно предупреждает. В расчете на то, что собеседник - человек умный, сам все поймет и глупостей не наделает.
- Спасибо за откровенность...
- Не за что. Сколько вам нужно на сборы? Не особенно много времени, я думаю?
- Я прежде всего обязан...
- Забрать тела? - понятливо подхватил Кахарманов. - Об этом можете не беспокоиться. Их принесут на блокпост, я распорядился. Да уже и принесли, наверное. Чужие покойники нам ни к чему. И вот этот, кстати, тоже, - он кивком показал на бывшего танкиста. - Приютили как человека, а он начал здесь проворачивать какие-то свои дела... Этого тоже заберите. Куда хотите.
- Мне он ни к чему, собственно...
- Тогда оставьте блокпосту. Здесь я все равно эту падаль закапывать не дам. Не наши проблемы... Кто вы все-таки по званию?
- Майор.
- Ну, не высоко и не низко... Я вам постараюсь растолковать кое-какие простейшие вещи, майор. Мы не впутываемся в чужие, посторонние дела, вот и все.
У нас есть свои. Деревня на этом месте стоит лет триста, здесь могилы предков, все остальное... У нас нет ни другой земли, ни других могил, и слава Аллаху.
Хватает того, что есть. И нужно жить дальше. Ни вы, ни эти... которые болтаются по горам, не будете за нас пасти скот и пахать землю. Мы подмоги и не просим, сами обойдемся. Но уж извольте не лезть ни со враждой, ни с дружбой. И то, и другое нам ни к чему. С бородачами мы давно определились, если не поймут - еще раз объясним. Что до вас... Воевать с вами нам пока не из-за чего, а дружить...
А зачем? От бандитов вы нас все равно не защитите, в работе ничем не поможете.
Вы не знаете крестьянского труда, вы только бегаете с автоматами по горам - и вы, и бородатые... Отсюда вытекает, что нам ни с кем из вас не по дороге. Вот и идите себе на все четыре стороны. Душевно вас прошу...
Майор молчал. В глубине души, рассуждая трезво, он не мог не признать, что у собеседника есть своя правд очка. У каждого из нас есть своя правдочка, беда только, что у каждого - своя... И нет, увы, такой, чтобы устраивала всех... А значит, каждый вынужден жить по своей, притирая ее к другим по мере возможности и в интересах дела...
- Я с вами вовсе не собираюсь ссориться, - сказал Кахарманов, явственно давая понять, что желает видеть в происходящем не упрямую конфронтацию, а взаимный договор двух серьезных людей. - Всего-навсего пытаюсь объяснить, что аул для меня на первом месте, а все остальные сложности жизни - на десятом... И без вас нелегко, - признался он. - Приходится еще и за дорогой следить. Кто-нибудь вполне может устроить покушение на муфтия Мадурова или кого-то из ваших генералов, а вину свалить на нас. Бывали, знаете, примеры... Итак? Майор твердо сказал:
- Мне придется связаться по радио с командованием. А там - возможны варианты, сами понимаете. Если прикажут уйти, я уйду. Если приказ будет каким-то другим - придется его все равно выполнять, сами понимаете. Ничуть не заботясь, сколько против меня стволов... Двести там или триста.
- Я не говорил, что мои стволы направлены против вас...
- А, мы с вами взрослые люди... - махнул рукой майор. - Давно на свете живем, давненько играем в подтексты... Вы соблаговолите подождать?
- Разумеется. Надеюсь, это будет недолго?
- Постараюсь...
Его ребята смотрели на здешнего лидера не зло и не дружески - с подобным наигранным безразличием хорошо обученная служебная собака, получившая конкретную команду, взирает на оказавшуюся поблизости кошку. И разорвать тянет, и разрешения не поступало. У них была своя правдочка, и по другой они жить не собирались...
Майор вышел в "штабную", кратко изложил задачу Славе.
Невидимая радиониточка, связывавшая его с Ханкалой, работала исправно.
Переговоры много времени не отняли.
Ему предписывалось немедленно покинуть деревню и уходить по одному из проработанных маршрутов, посетив две запасные точки рандеву. А так же провести предварительно еще один радиосеанс...
Честно говоря, он в первую очередь испытал нешуточное облегчение: не будет никакой конфронтации с этим местным князем, все обошлось к удовлетворению высоких договаривающихся сторон....
Примерно с минуту Слава монотонно повторял, работая на одной из тех частот, что легко прослушивалась кем угодно:
- Ждем бензин для Махмуда, ждем бензин для Махмуда...
Это была весточка для Каюма - единственная возможность дать ему понять, что встреча сорвалась по независящим от них причинам и агента следует послать в одну из запасных точек, в какую Каюму удобнее. Своей рации у Каюма не было, конечно, но при его положении в Джинновой бандочке он мог знакомиться со всеми радиоперехватами, а значит, есть шанс, окажется в курсе. Если только Джинн ведет постоянный перехват, но ведь обязан, скотина, просто обязан...
- Все? Сворачиваемся! На крыло, ребята! Мир вокруг был молочно-серым полосы сырого утреннего тумана струились из предгорий в низины, заволакивали улочки и дома, тропинки и высотки, блокпоста не было видно, лишь кусочек стенки из серых облаков и могучая задница бронетранспортера. Один за другим они проходили мимо бесстрастного Кахарманова, скрестившего руки на груди, ныряли в туман, вновь появлялись из него, бесшумно двигаясь волчьей цепочкой, след в след...
- Майор, может, вас на "бэхе" куда подвезти? - с видимым облегчением предложил старлей Дима.
- Обойдемся, - кратко ответил майор.
- Нет, ну, может, обиды какие?
- Какие тут обиды? - дернул майор плечом. - Служи, старлей, и далее, что тебе еще пожелать... Шагай на объект, мы дорогу знаем... Всего и самого!
Они пересекли, автостраду, развернулись в походный строй - с боевым охранением, ядром группы, замыкающими. На душе у майора было неспокойно: где-то поблизости, голову можно прозакладывать, ошивался тот, кто именовал себя Накиром. Его приходилось постоянно держать в расчете. Какие-нибудь "махновцы", мстители, мать их, вроде покойного Ястреба. Если эта бандочка никому не подчиняется и ни на кого конкретно не работает, еще хуже - подобных "вольных стрелков" чертовски трудно засекать и ловить, ни к чему и ни к кому не привязаны. Кто мог просчитать Ястреба заранее? Не зная кое-каких деталей его биографии, оказавшихся решающим фактором? То-то...
Михалыч старательно топал рядом с ним в компании обоих своих юных орлов совершенно ненужное рвение выказывал, чувствуя себя виновным. Язык не поворачивался ляпнуть ему что-нибудь резкое - и он не виноват, по большому счету, никто не виноват, кроме войны. Уже три человека, черт, какой прокол...
- Майор...
- Михалыч, иди-ка ты домой, вот что, - сказал майор отстраненно. - Дальше мы и сами. Ты, главное...
Выстрела он не слышал. Никто не слышал. Просто-напросто капитан Курловский, бесшумно, сноровисто двигавшийся в зыбкой пелене полупрозрачно-белесого тумана, вдруг споткнулся на ровном месте, дернулся, завалился в нелепой позе, расслабленно выпуская автомат, - и тут же высоко над ними прошла бесприцельная очередь, а возле левой ноги майора взлетел фонтанчик земли от одиночной пули, и вновь не слышно было выстрела...
...Все было непонятно и неожиданно. Капитану Курловскому вдруг ударило в лицо что-то горячее, мощное, неотвратимое, и не было боли, он просто-напросто не почувствовал больше тела, и его ноги сорвались с твердой земли, весь земной шар, огромный, бескрайний и необозримый, выскользнул из-под тяжелых ботинок, капитан сорвался в пустоту, полетел куда-то навстречу разгоравшемуся светлому сиянию, и вся его жизнь прокрутилась, как кинолента, перед глазами, и он стал невесомым, свободным, а боли все не было, и капитану показалось, что он попал в какую-то уютную и спокойную страну, где никто не стреляет, где все веселы и счастливы, где нет ни зла, ни вражды...
...и автору хочется верить, что капитан остался в этой стране, покойной и недостижимой для оставшихся в живых...
Они залегли, рассыпавшись цепью, прозвучало несколько ответных очередей скупых, экономных, наугад сделанных. Все вокруг казалось нереальным, зыбким, как сам туман, - и не было видно противника, он больше не подавал признаков жизни. Лишь еще одна пуля, опять-таки наверняка из снайперки с глушителем, вспорола землю неподалеку от майора да стрекотнула короткая очередь - и вновь пули прошли высоко над головой. Это ничуть не походило на толково поставленную засаду - скорее уж противник, точно так же двигаясь в тумане, вдруг столкнулся с ними чуть ли не нос к носу. И, пальнув пару раз, поспешил отступить - судя по звуку, вторая очередь была сделана уже с гораздо большего расстояния, нежели первая...
Оказавшийся ближе всех к Курловскому Костя подполз, не поднимая головы, прикрываемый своей двойкой. Не оборачиваясь, чуть приподняв руку над травой, сделал красноречивый жест, понятный всем и каждому, - капитана Курловского больше не было...
- Заберете, - распорядился майор, лежа плечо в плечо с Михалычем. - Мы прикроем. Живо!
- А вы?
- Дальше идем...
Он вполголоса отдал команды. Два пулемета, выдвинувшись с флангов, принялись полосовать туман крест-накрест в направлении противника. Краб, лежа на боку, заложил в гранатомет предпоследний выстрел - и через пару секунд там, далеко впереди, вспыхнуло яркое желтое пламя, просвечивая сквозь туман подобно восходящему солнцу.
Под прикрытием этого огня две группы разошлись в разные стороны - Михалыч с бойцами, пригибаясь, потащили тело капитана к блокпосту, а спецназ принялся отступать вправо классической "улиткой" - сначала лупили автоматы, под их прикрытием отступали пулеметчики, потом они менялись ролями, и опять, и снова, экономя патроны по мере возможности, потому что пополнять запасы было негде...
Потом они поднялись на ноги и припустили бегом, той же волчьей цепочкой, круто забирая вправо, сбивая с толку возможных преследователей, отрываясь.
И оторвались - пока что.

Глава 5

ПРЯТАЛКИ-ДОГОНЯШКИ ПО-ВЗРОСЛОМУ

Они уходили, чередуя бег и быстрый шаг, используя рельеф так, чтобы преследователи не смогли их высмотреть с какой-нибудь подходящей вершинки, а сами старались использовать выгодные высоты, чтобы узреть наконец, с кем имеют дело, и внести хоть какую-то определенность. Пока что не получалось.
Юрков дважды закладывал мины, ставя их на неизвлекаемость с помощью простейших приспособлений: трех гвоздей (у него был с собой некоторый запас) и палки, то бишь подходящего сучка. Закладка мин в таких вот условиях превращается в самую настоящую шахматную партию: человек с некоторым опытом знает, что мины, как правило, закладывают отступающие на своих следах. Значит, преследователь должен двигаться не по следам убегающего, а чуть в стороне.
Однако и преследуемый этими нехитрыми истинами владеет в полной мере. Мы знаем, что они знают, что мы знаем... Одним словом, комбинации нехитрые, но решает все случай. Пойдешь по следам дичи - а вдруг она именно там и заложила? Пойдешь в стороне - а вдруг дичь как раз такой оборот и предусмотрела? Сущая лотерея получается...
В первый раз они так и не услышали взрыва - надо полагать, растяжка так и осталась в неприкосновенности ждать, пока не подвернется кто-то невезучий или сделает свое дело природа. Зато вторая закладка сработала, как по нотам, отдаленный взрыв опытное ухо без раздумий приписало результатам юрковского рукоделья. Даже если невезучий и не подорвался насмерть, то выбыл из строя, что полностью исключало его как боевую единицу.
Одно отрадно: за все это время Славка так ни разу и не зафиксировал радиопередач поблизости. Это означало, что погоне попросту не с кем связываться, что они и есть - Накир. Возможен был и другой расклад: по следу идет опытный профессионал, соблюдающий до поры до времени радиомолчание, - но он не вязался с первым огневым контактом. Волчара вроде Джинна построил бы засаду совершенно иначе, развернул "огневой мешок", где жертв оказалось бы не в пример больше. Даже находясь на марше, его разноплеменные ребятки вступили бы в бой совершенно иначе. А посему со всеми на то основаниями можно было придерживаться первоначальной версии: по их следам пустились какие-то "махновцы", сторонняя бандочка.
А это, мысленно признал майор, порождало необходимость принять в конце концов решение, и чем скорее, тем лучше. Проще всего - оторваться окончательно, стряхнуть их с хвоста и уходить на предписанный маршрут. Однако этот вариант чреват тем, что в оперативной зоне, где им предстоит действовать, так и будет болтаться неопознанная бражка неизвестного состава - и вновь столкнуться с ней нос к носу можно в любом месте, смотря по невезению. Что хуже, с ними может столкнуться и связной от Каюма - и, чего доброго, сгоряча получить пулю. Или угодить на допрос с пристрастием - здесь, в чистом поле, любой неизвестный заранее признается врагом со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Майор решительно свернул левее, где через мутный поток был переброшен импровизированный мостик из двух потемневших бревен. За ним, не задавая вопросов, потянулись остальные. Речушка цвета ослиной мочи обмелела до предела - сейчас, весной, когда еще не пришла пора настоящих дождей, ее можно было перейти вброд, при удаче даже не зачерпнув мутной водицы в ботинки. Обернулся, прикрикнул:
- Следочки оставляйте почетче, наглядно! Кое-какие наметки уже сложились... Благо впереди, метрах в пятистах, виднелась подходящая высотка, заросшая голыми корявыми деревьями... Остановился. Когда с ним поравнялся Юрков, майор приказал:
- Валера, поставь растяжку прямо перед мостиком, когда пройдем, конечно. А "тараканов" набросай в воду, по обе стороны... На том берегу - броском к высотке!
Оказавшись на другом берегу, они наддали. Обогнули высотку справа, уже стараясь не оставлять явственных следов. Майор обернулся:
- Костя, Доктор, Виталик! Уходите вперед, в ту сторону. Ищите подходящее местечко для "встречного танца"! Погнали!
И, тяжко выдыхая, бегом стал взбираться вверх по склону, жестом приказав Леше следовать за ним. Выбрал подходящее местечко у выворотня, залег, поднес к глазам бинокль.
Вдалеке, на пределе видимости оптики, перемещалась цепочка мелких подвижных крупинок, цветом почти сливавшихся с окружающей землей.
- Флейту свою приготовь. - сказал майор. - Расстояние по дальномеру сними...
Леша аккуратно примостил на земле ствол маузеровской снайперки - быть может, с чьей-то точки зрения и непатриотично было пользоваться импортной винтовочкой, но что поделать, если заграничные снайперки, особенно немецкие, пока что превосходили наши? Где-то в засекреченных недрах ВПК вроде бы и ковалось чудо-оружие нового поколения, но понимающие люди его пока что и в руках не держали...
- Шестьсот пятьдесят примерно.
- Возьмешь клиента? Ноженьку?
- А чего ж...
Банальность, но Леша и в самом деле казался сросшимся со своим красивым маузером в единое целое. Снайпер - не профессия, снайпер, знаете ли, призвание.
Служивый-первогодок, которому отец-командир сунул в руки "драгуновку", может быть, и станет когда-нибудь снайпером. А может, и нет. Дура с оптикой еще не делает бойца мастером. И даже меткости еще мало. Нужно иметь все качества хорошего охотника - терпение, выдержку, хладнокровие и спокойствие. Нужно уметь терпеть и ждать. Нужно уметь убивать обдуманно. Вообще, нужно уметь убивать снайпер, в отличие от обычного бойца, видит глаза каждого врага, которого убивает, видит выражение лица...
И чутье, конечно. Расстояние до цели, погода, игра света и теней, положение солнца, направление ветра, скорость ветра, перемещения цели... Чутье.
В общем, Леша был снайпером, и точка. Умному достаточно, как говаривали древние на своем древнем языке.
Понемногу крупинки росли, превращаясь в крохотные человеческие фигурки. Их даже можно было сосчитать - четырнадцать. Они двигались по следу, почти не теряя его, довольно хватко и умело, прекрасно себя помня, не особенно поддаваясь азарту. Кто бы они ни были, к ним следовало отнестись достаточно серьезно.
Однообразием экипировки и вооружения и не пахло - не было у них единого источника снабжения, точно. Кто что раздобыл, с тем и щеголяет. Положительно, "махновцы"...
- Во-он, видишь? - спросил майор. - Человек со снайперкой.
Он не сказал "снайпер", поскольку, в силу вышеизложенного, склонен был полагать как раз обратное.
- Ага. "Застава-76" с глушаком. Заводская переделка из "Калаша". В Югославии был, что ли? Я его сделаю, командир?
- Вторым, - сказал майор. - Ты сначала ноженьку кому-нибудь поцарапай, когда пойдут...
- Понял.
Группа остановилась перед мостиком. Ну конечно, растяжку не так уж трудно было заметить... И не так уж трудно принять проистекающее отсюда логическое решение...
Ага, так и есть. Они поочередно двинулись к воде, собираясь переправляться вброд. Разумное решение... но не предусмотревшее некоторых хитрушек из арсенала спецназа ФСБ.
По обе стороны мосточка на дне лежали "тараканы" - небольшие мины, снабженные несколькими длиннющими усами, длиной метров пять каждый. Достаточно легкого прикосновения... опа!
Посреди речушки взметнулся грязно-желтый фонтан. Примерно через две секунды, согласно известной формуле, долетел звук взрыва. А там сработал еще один "таракан" - судя по месту взрыва, его чуть отнесло течением...
Вся кодла рванула на берег, как ошпаренная, исключая того, что дергался и бился, взметая грязную воду. Орал, надо полагать, как резаный, но крик сюда не долетал. На Памире есть какой-то особый термин, означающий расстояние, на которое достигает человеческий голос, вспомнил майор. Евгеньев рассказывал, даже слово называл, но сейчас из памяти вылетело...
Ну, залегли, конечно, примерно половина палит в белый свет, как в копеечку. Если у них есть твердый лидер, он сейчас это безобразие прекратит... ага, судя по яростной жестикуляции, вот это лидер и есть, учтем... Тот, в речушке, дергается, сволочь, живучий, а они, конечно, не спешат за ним лезть, справедливо опасаясь разделить ту же участь. Ох, как им уши закладывает... подобное зрелище деморализует, будь ты хоть самым крутым, - именно в такие минуты четко осознаешь, что с то бой самим может невзначай произойти...
Ай-яй-яй... Дострелил-таки наш лидер незадачливого водного жителя.
Неаппетитно, однако повышению авторитета командира и сплочению рядов способствует - позвольте уж быть циником... Ну да, ворчат, огрызаются, неуютно им, шпане, но что-то незаметно открытого неповиновения или стремления провести срочные демократические выборы нового Предводителя...
- Леша, видел главаря?
- Ага.
- Его и делай хроменьким, когда пойдут через реку...
- Понял.
Так, ну что там у нас? Оживленно дискутируют, кто лежа, кто сидя на корточках. Никто по ним не стреляет, и это, скорее всего, придает убежденности в том, что засады поблизости нет, что мины, как и в двух прежних случаях, оставлены давно ушедшей вперед дичью... Впрочем...
Впрочем, субъект с югославской снайперкой, единственный из них, ведет активный поиск возможного противника - залег со своей бандурой в отдалении, у валуна, в оптический прицел таращится, стволом водит, но нет пока что оснований для беспокойства, он ведь, паскуда, все внимание сосредоточил на другой горушке, которая поближе, прямо напротив переправы, а мы-то другую выбрали, в сторонке, так что перехитрили вражину в конкретный момент... ай да Пушкины, ай да сукины сыны.
Ну вот, даже произвел выстрел, пальнул по безвинной горушке, не обремененной присутствием одной из воюющих сторон...
- Леш, что о нем думаешь?
- Что тут думать? - произнес Леша со спокойным, безграничным презрением профессионала, имеющего право на законную гордость собой. - Одно слово: человек со снайперкой .. Я его хлопну за Толю...
- Ага, - сказал майор с закостеневшим лицом. Так-с, пришли к некоему консенсусу... Разделившись на две группы, кинулись вброд - но уже на значительном удалении от мостика, чешут прямо-таки со второй космической скоростью... Ну, не столь уж бездарно - ясно же, что дичь не успела бы засыпать минами всю акваторию, и времени не хватит, и не найдется столько мин...
Ну, так... Доблестно форсировали речку, без потерь, на какое-то время задержались на том бережку, передыхая, сбрасывая дикое напряжение...
- Давай! - выдохнул майор, не отрываясь от бинокля.
Глухой выстрел. За ним еще два, почти слившихся. И тишина, тишина...
Глушителя у маузера, несмотря на все его совершенство, нет, зато имеется длинная трубка пламегасителя, она приглушает звук выстрела и не позволяет определить, с какого направления выстрел был произведен. Полное впечатление, что с ясного неба.
Автоматная пальба - яростно-нерассуждающая... Несколько пуль даже черкнули по склону горушки, на которой они прятались, прошли значительно ниже.
Но озабочиваться этим не следует - во-первых, их не заметили, во-вторых, автомат на такой дистанции не играет. Точнее, плоховато играет, господа...
А у Леши, как водится, все в порядке - командир крутится на земле диковинной юлой, зажимая колено. Простреленная коленная чашечка - это, надо вам знать, чертовски больно. И полностью отнимает способность к самостоятельному передвижению.
И со второй мишенью - тик-так. Вот только гад, хоть и лежит на земле, ведет себя как-то очень уж спокойно для двойного попадания, сидит скрючившись, судя по лицу, даже не орет...
- Леша?
- Что?
- Чего он такой задумчивый?
- А ему пока что и не особенно больно, - спокойно ответил снайпер, невысокий росточком, щуплый, невидный, на супермена Серегу или шкафа Юркова не похожий ни капельки. - Две пули в пузе, всего делов. Это ж и не больно совсем, мы не звери...
Майор мимолетно осклабился. Ну, вот так за Тольку Курловского, о котором еще не привыкли думать, как о двухсотом...
Пуля в живот - это и в самом деле в некоторых случаях почти не больно.
Пусть даже пуль целых две. Зато последствия неплохи, если срочно не применить все достижения современной медицины (а откуда им тут взяться, скажите на милость?!): часа через три начнется перитонит, подыхать придется долго и мучительно. Ох, только бы они его не дострелили, только бы... Мы, в самом деле, не звери, пусть уж поживет, и подольше...
Любопытная моральная дилемма у них возникает, ага! Если главарь, не колеблясь, шлепнул того, в воде, поступят ли с ним самим точно так же? А ведь он малость опамятовался, автомат к себе подгреб, зыркает на все стороны...
Сообразил, что и с ним самим могут обойтись... гуманно...
Гонит их вперед, точно! Благородно призывает не отвлекаться на его проблемы... а заодно торопит, чтобы не опомнились, чтобы не отнеслись к нему со всем гуманизмом... Ну ладно, им будет весело, этим двоим, оставшимся на берегу безымянной поганой речушки...
- Уходим, Леша! - и майор проворно попятился по-рачьи, подавая подчиненному пример.
Они спустились с горушки, где у подножия дожидались остальные, и майор, мимоходом подумав, что погоня теперь будет двигаться гораздо осторожнее, медленнее, опасливее - после столь душевной беседы у речки иного и ждать нельзя, - распорядился:
- А теперь - кросс!
...Преследователи, которых уже осталась ровно одиннадцать, ожидания майора оправдали полностью. Они перли вслед столь же целеустремленно, как и прежде, но тактику сменили радикально, выдвинули вперед авангард из трех человек, с большой осмотрительностью приближались к местам, откуда по ним могли шарахнуть огнем, вообще, получив наглядный урок, сбавили резвость. Майор, конечно, не мог их видеть, зато Костя с Доктором Айболитом, пропустившие противника мимо себя и двинувшиеся следом, имели возможность лицезреть маневры погони во всех деталях, когда выпадала такая возможность.
Из-за того, что погоня здорово сбавила темп, прошло изрядно времени, прежде чем эти одиннадцать человек втянулась в лощину, уже заранее приготовленную для "встречного танца".
И началась кадриль.
Оказавшись в лощине, преследователи в один прекрасный момент услышали впереди ожесточенную пальбу как минимум из трех стволов. По секрету говоря, со всеми тремя стволами работал один-единственный Юрков, но делал он это с такой сноровкой, что у слышавшего его упражнения невольно складывалось впечатление, что впереди, в отдалении, завязались яростные огнестрельные переговоры с участием в конференции как минимум трех беседующих сторон.
А потом Юрков еще и гранату рванул, шалун широкоплечий.
Как и следовало ожидать, погоня остановилась мгновенно, пытаясь сообразить, что за чертовня происходит впереди и к чему это может послужить - к пользе для них или наоборот.
Тогда из зарослей голого кустарника поднялся Гера-Краб, в потрепанном камуфляже и мохнатой черной папахе, опять-таки позаимствованной у злого ваххабита, которому она теперь без всякой надобности. И, сам по облику чистый ваххабит, крикнул дружелюбно и жизнерадостно:
- Аллах акбар!
Те, кто оказался ближе всех к нему, дернулись, конечно, от такой неожиданности, но автоматы все же чуточку приспустили, пытливо вглядываясь в столь неожиданно возникшего, как чертик из коробочки, единоверца. Эта доверчивость им обошлась дорого - Краб молниеносно выпустил короткую очередь из своего "Каштана", рухнул в кусты, тут же перекатившись, уходя с линии огня.
И у погони осталось ровно десять живых и боеспособных.
Секунды три оставшиеся в живых из всех стволов молотили по кустам, по тому месту, где Краба уже не было, - а потом с двух сторон по ним заработали два пулемета, расходуя патроны скупо и практично.
И в живых из десяти осталось семеро.
Они, заполошно оглядевшись, рванули вправо, под прикрытие пусть и голого, но густого перелеска, состоявшего из деревьев с довольно толстыми стволами, за которыми можно было неплохо укрыться. И напоролись на россыпь "тараканов", раскинувших свои тонюсенькие усики на значительном пространстве, - тоненькие такие, незаметные в суматохе, но поди коснись...
И от семерых осталось пятеро.
Против них работали по испытанной схеме "молот и наковальня" - когда одна группа, подвижная, наносит удар, заставляет противника отходить, причем в направлении второй группы, занявшей стационарную позицию. Под огнем двух пулеметов "прилипалы", хотелось им того или нет, были вынуждены шарахнуться от лесочка, начиненного к тому же минами, потеряв по ходу пьесы еще одного...
Краб, возникший с "шайтан-трубой" как бы из ниоткуда, уже в другом месте, выпустил последний выстрел по высокой дуге, по навесной траектории - он был мастер на такие штуки. Взрыватель исправно сработал, и огненный ливень накрыл еще двоих. А третьего срезал Леша, имевший все основания промурлыкать про себя старый шлягер: "Мне сверху видно все, ты так и знай..."
Когда из всей банды остался один-единственный, стало совсем просто. Его какое-то время форменным образом травили, стреляя под ноги, над макушкой, так, чтобы пули пролетали в непосредственной близости от организма, - заставляли, и без того взвинченного, окончательно потерять голову, бесцельно тратить патроны.
И одновременно отжимали в намеченное место. А когда магазин у него опустел и поневоле пришлось его выщелкнуть, потерять пару секунд, извлекая из "лифчика" новый, из-за дерева выпрыгнул Сергей и вмиг прокрутил нехилую "мельницу" только ноги мелькнули, да так и не перезаряженный автомат отлетел в сторону.
Навалились, прежде чем успел опомниться, вмиг отобрали все, что могло быть использовано в качестве оружия, а руки стянули его же собственным ремнем.
Пленник сопротивляться перестал быстро, но глазами сверкал и зубы скалил, что твой Черномор. На культурные вопросы майора отвечать отказался категорически, и тогда для беседы по душам, как частенько случалось, был приглашен Доктор Айболит, а большая часть группы занялась детальным осмотром поля боя.
Через четверть часика Доктор Айболит подошел к майору и доложил, почесывая бороду кусочком медной проволоки:
- Полностью подтвердились первоначальные предположения. Шайка отмороженных и обиженных. Вели свою собственную маленькую войнушку против всех почти на свете, кто подвернется по нечаянности, но главным образом супротив нас. Покойный наш Абалиев, как вытекает, был у них чем-то вроде идейного вождя - должно быть, из-за высшего образования, остальные-то ничем таким похвастать не могут: четыре класса, пятый коридор... Абалиев все хорошо подготовил - сам решил напоследок станцевать, а им предстояло нас поджидать у села...
- Здесь все они?
- Да нет, чуть больше половины. Остаточки базируются возле Ачхой-Мартана, там у них схрон и база. Но это уже не наша головная боль, пусть их потом территориалы доколупывают.
- К похищению тех трех селян они, интересно, отношение имеют? Не спрашивал?
- Ну как же - не спрашивал? Почти что первым делом поинтересовался.
Уверяет, что они тут ни при чем. Между прочим, про то, что Джинн гуляет по округе, они прекрасно знают. И сторонятся, конечно, - они и у Джинна кого-то там прихлопнули по своему обыкновению мочить всех без разбора, теперь осторожничают, в тот район не суются. Зато здесь, поблизости, есть в другом селе куначки - то-то они на Краба среагировали вполне мирно... Нельзя же жить на свете совершенно без друзей, особенно когда лазишь по дикому полю, - даже таким вот отморозкам... Нет, за похищением той троицы определенно не они какой ему был смысл крутить, мы ж не кровники из того тейпа... Между прочим, лично он грешит на Джинна. В последние дни, заверяет, Джинновы разведгруппы так и трутся возле автострады, так что, по его разумению, больше некому...
- Ну ладно, - задумчиво сказал майор. - Прибери там все за собой, и пора в дорогу. Боеприпас пригодный забрали?
- Нешто дети малые? Разумеется. Кивнув, майор заложил в рот два пальца и громким свистом подал сигнал на общий сбор.

Глава 6

СЛОВООХОТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК ВАНЯ

Они двигались прежней волчьей цепочкой - с боевым охранением впереди, с замыкающими на должном отдалении, и вот уже почти сутки пребывали в гордом одиночестве, если можно так выразиться. Проще говоря, не было никаких огневых контактов, вообще никаких встреч с посторонним народом, никто о них не знал - и прекрасно.
Ночевали в двух походных палатках неподалеку от запасной точки рандеву, первой по счету. С соблюдением всех должных предосторожностей три человека, соответственным образом подстрахованные, ждали на точке. И напрасно, как потом выяснилось. В окрестностях никто не появился, никто не подал сигнал белой и зеленой ракетами, сообщая о своей готовности к разговору. Туз-отказ. С наступлением рассвета стало ясно, что ждать далее бесполезно, - связник либо приходит в расчетные сроки, либо нет. А значит, нет смысла рассиживаться...
К обеду они были уже далеко от места случайного ночлега. Однажды, когда Славка перехватил передачу авиаторов, пришлось срочно" замаскироваться на местности и сидеть, как мышь под метлой, часа полтора - над местностью вздумала болтаться пара "крокодилов", выполнявших какое-то свое задание. А поскольку бравые летуны, как и все вокруг, не были предупреждены о группе, вполне могли по живости и непосредственности характера, заметив шевеление внизу, шарахнуть ракетами или пройтись пулеметом - и возмущайся потом, сидя на облачке с крылышками за спиной и арфой под мышкой, сколько твоей душеньке угодно, винить-то все равно будет некого, кроме самого себя...
Потом летуны убрались, и путешественники смогли двинуться дальше. Опять-таки в режиме полного радиомолчания. Их передачи не смогли бы подслушать никакие ваххабиты, но в том-то все и дело, что работа рации, пусть даже снабженной защитными декодерами, все равно засекается. И сам факт того, что в округе работает кодовая рация, способен многое сказать опытному противнику. В прошлом году, засев на одном из перевалов, они заставили "бородачей" держаться подальше исключительно тем, что как раз и вели активные переговоры: засекши в эфире характерные шумы-трески, бандочка живо дернула восвояси...
Зато слушать эфир можно было невозбранно. Хотя ничего особо интересного на вольных просторах эфира и не происходило. Пару раз Славка ловил далекие переговоры воинских колонн с базой, перехватил несколько разговоров блокпостов, летунов, стоявших в каком-то из сел уральских омоновцев, даже поймал болтовню гантамировцев, выехавших в какую-то свою командировку. Час назад вспыхнули оживленные переговоры на чеченском меж тремя передатчиками сразу - они чертовски беспокоились, что некие Расул с Бено куда-то запропали, не случилось ли чего, не напоролись ли. Судя по тому, что вскорости один из радистов вышел на армейскую частоту и стал допытываться, не встречалась ли федералам на дороге белая "Нива" с таким-то номером, джигиты были лояльные. Им ответили, что никакой такой "Нивы" и не проезжало вовсе, и радист еще долго опрашивал блокпосты вдоль определенного отрезка трассы - опять-таки безрезультатно.
Последовал обмен мнениями меж теми же тремя болтунами, один настаивал, что следует выслать людей на поиски, двое других держались мнения, что ничего страшного не случилось, будем надеяться, обойдется. И троица замолчала.
- Стоп! - отдал приказ майор.
Все привычно рассредоточились, а майор трусцой припустил к подавшему сигнал Косте. Судя по сигналу, впереди все же объявились какие-то гуманоиды в небольшом числе...
- Что?
- Вон, видишь? - показал Костя. - Чешут бездорожьем два пацака...
Населенных пунктов поблизости не имелось - вообще-то, была парочка, но не настолько близко, чтобы их обитатели шастали тут по каким-то хозяйственным делам. Следовательно, на эту пару нужно было обратить сугубое внимание...
Надежно укрывшись, он наблюдал в бинокль. Пацаков, точно, было двое, оба в камуфляже разной степени изношенности. Один, без головного убора, определенно славянин - русые патлы на ветру плещутся, небольшая бородка имеется, - шагал впереди, иногда оглядываясь на второго, и, судя по мимике, что-то время от времени ныл. Именно ныл, такое впечатление. Оружия при нем заметно не было, зато второй, шагавший метрах в пяти позади, располагал сразу двумя автоматами: один болтался на левом плече, а второй был в руках, бдительно направленный в спину спутнику. Похоже, вел первого под конвоем. Пятнистая кепочка нахлобучена на нос, лицо почти не удалось рассмотреть, но, похоже, все-таки чеченец.
Майор Влад прокачал в уме несколько вариантов. Самое простое объяснение вроде бы лежало на поверхности - злой ваххабит взял в плен неосторожного солдатика и волочет в свое бандитское логово, тварюга такая. Однако не стоило безоглядно поддаваться первому впечатлению. Если вспомнить, сколько вполне славянского народа воевало на стороне боевиков, представшую его взору сцену можно толковать двояко, трояко, вдоль-поперек и всяко... Как пишут в рубрике объявлений, возможны варианты. Как бы там ни было, все, что происходило в радиусе десятка километров от второй точки рандеву, майора должно было интересовать всерьез...
Подозвав передовую тройку, он распорядился:
- Будем брать обоих. Живыми и невредимыми, ясно?
Чтобы развернуться должным образом ловушка и внешнее охранение на случай непредвиденных обстоятельств, - им потребовалась всего-то пара минут. Они исчезли. Только что были - и вдруг их не стало на местности...
Первым из укрытия поднялся Краб - в той же лохматой папахе, весь из себя дружелюбно настроенный. Окликнул:
- Аллах акбар!
И тут же завалился за бугорок, дабы уберечь организм от возможных повреждений, - молодец в пятнистой кепочке, не раздумывая, вскинул автомат, полоснул очередью, но все же оказался слишком жидок для того, чтобы задеть Краба. Тот подумал, уже отползши в сторону:
"Щенок щенком, но басом тявкает..." - и проворненько переместился на запасную позицию.
Начались дела. "Кепарик", огрызаясь короткими очередями, умело отступал перебежками, перекатом, а то и ползком. Безоружный, наоборот, остался на месте.
Мало того, проворно залегши, пополз в ту сторону, откуда показывался Краб, крича:
- Не стреляй, брат! Иншалла!
Такая вот, изволите ли видеть, оригинальная славянская рожа, взывающая к милости Аллаха... Дождавшись, когда ползущий перевалится через бугорок. Краб возник с неожиданной стороны, одним прыжком оказался у того на спине, придавил к земле и тихонько посоветовал:
- Молчать. Кто такой?
- Не стреляй, братишка, свои! - придушенно отозвался пленник, лежа неподвижно, словно нерадивая шлюха под клиентом. - Отряд Бадруддина, слышал? Ляилля иль-алла, Мохаммед расуль алла... Я свой, мусульманин, моджахед...
- Да ну? - ухмыльнулся Краб и мастерским ударом отправил добычу в бессознательное состояние как минимум на четверть часа. Поскольку точно известно, что Бадруддин - один из Джинновых атаманов, иного обращения пленник и не заслуживал.
Судя по результатам беглого обыска, оружия у вырубленного не оказалось.
Окончательно установив этот радостный факт, Краб с помощью длинного куска веревки сноровисто присоединил запястья пленника к лодыжкам, повернул его голову так, чтобы, упаси господи, не задохся - и высунулся посмотреть, как обстоят дела у остальных. Стрельба, во всяком случае, не утихала...
Охота была в самом разгаре - "кепарика" зажали со всех сторон и, действуя на нервы внезапными появлениями в самых неожиданных местах, скупыми очередями и пистолетными выстрелами гнали по пересеченке в нужном направлении, так ни разу и не оцарапав девятью граммами, хотя случаев выпадало предостаточно. Как и на вчерашней охоте, главное было - не давать ему сменить магазин.
Из-за дерева на миг высунулся Сергей, громко сообщил:
- Лови подарок! и, коротко взмахнув рукой, опять растворился в окружающем ландшафте.
Граната плюхнулась прямо к ногам "кепарика", рубчатая "эфка" с разлетом осколков на двести метров. "Кепарик", судя по его реакции, прекрасно понимал убойные способности этой красивой штуки - отпрыгнул, насколько удалось, закрывая руками голову, рухнул за толстый ствол.
Тут его и взяли, болезного, Костя с Доктором, прыгнув с двух сторон.
Сергей преспокойно подобрал "эфку" со вставленной чекой и помог им быстренько обшарить пленного, выгребя решительно все из многочисленных карманов, лишив новенького "лифчика" импортного происхождения и выдернув пистолет из кобуры.
Обоих захваченных снесли в одно место, в низинку, положили рядом на жухлую прошлогоднюю траву, создав некое подобие икебаны. Славянин уже начал понемногу приходить в себя, и Краб, не раздумывая, беззастенчиво полез ему в ширинку, приговаривая:
- Не вертись, голубок, я не пидер и кастрировать не буду, нужен ты мне...Поднял голову, ухмыляясь. - Ага, обрезанный, и давненько, зажило уже все...
Майор поманил его пальцем:
- Отнеси-ка его во-он за тот бугорок. И пока я с этим общаюсь, придави маленько, чтобы потек душою...
Краб кивнул и, чтобы не тратить зря силы, поволок русого мусульманина к бугорку прямо за ноги, без китайских церемоний. Присев на корточки, майор стал разглядывать взятые у "кепарика" пожитки.
Оружие его интересовало в последнюю очередь - эка невидаль! - и потому он сразу отодвинул в сторону оба автомата, новенький "Макаров", пару гранат.
Повертел в руках ракетницу. Так, интересно... Две белых ракеты, две зеленых, любопытное совпаденьице, главный комплект и запасной... Нет, никакое это не совпадение...
- Твое? - показал он пленному ракетницу с причиндалами.
Тот - несомненный чечен лет двадцати пяти - лишь зло фыркнул, глядя гордо и несгибаемо. Надо полагать, никогда в жизни не беседовал по душам с Доктором Айболитом, что еще не поздно исправить...
Бумажник с документами - вещь интересная, но майор пока что не стал в нем копаться. Раздельно, значительно произнес, глядя пленнику в глаза:
- Я, между прочим, "Георгин". Никакой реакции на пароль. Пленный, таращась исподлобья, заявил:
- Отпусти, сволочь. Развяжи руки, иначе плохо будет. Ты кто такой?
- А ты? - поинтересовался майор, все еще не раскрывая бумажника, - любопытно было знать, что скажет его хозяин.
Тот горделиво, насколько было возможно в его положении, задрал подбородок:
- Я - Бено Гароев. Из охраны муфтия Мадурова.
- И давненько в этой должности?
- Четыре года.
- Значит, раньше был в банде?
- Раньше у всех были банды, - ответил пленный. - Ничего и не было, кроме банд...
- Резонно, - сказал майор. - Ну ладно, если ко мне по-доброму, я тоже не зверь...
Он показал удостоверение - всей правдочки о нем там не было изложено, конечно, однако принадлежность к конторе высказана четко.
- А почему тогда этот твой кричал "Аллах акбар"?
- Мало ли какие фантазии могут быть у человека? Слышал о таком понятии, как "военная хитрость"?
- Доводилось.
- И за кого же нам было тебя принимать? Шагаешь себе с двумя сразу автоматами далеконько от ближайшего населенного пункта...
- Так вышло. Я...
- Погоди, - сказал майор, изучая документы. - Сам скажу. Ехали вы на белой "Ниве" с номерами... А где Расул?
- Откуда знаешь про Расула?
- Эфир слушали, - сказал майор. - Ищут вас вовсю, беспокоятся - ты бы знал...
- У тебя есть рация? - вскинулся пленник. - Развяжи руки и дай рацию. Нужно связаться, они же не знают... Вы обязаны с нами сотрудничать, есть такой приказ! Мадуров - официальное лицо...
- Не спорю, - сказал майор. - Вот только, друг мой, в вашем положении как-то не особенно уместно изрекать словечки вроде "обязан". Я многого не обязан. Не обязан, например, верить этим бумажкам, - от помахал пачечкой разрешений, пропусков и удостоверений, в общем, неопровержимо свидетельствовавших, что Гароев именно тот, за кого себя выдает, и в таковом качестве имеет право пользоваться доверием и поддержкой федеральных сил. - Потому что это - теория, а на практике обычно бывает наоборот... Кто тебя знает, вдруг документы все же поддельные...
- Они настоящие!
- А если настоящие, я тем не менее обязан, учитывая все обстоятельства, доставить тебя для детальной проверки. В таком вот упакованном виде. Главное, имею право. А раз имею, значит, могу. Ну, накричит на меня потом начальство - дело привычное...
- Чего ты от меня хочешь? - спросил Гароев уже тоном, подразумевавшим некоторую готовность к мирным переговорам.
- Как ты сюда попал?
- Мы с Расулом ездили в одно место... Осмотреться там. Был сигнал, что там устроили стоянку "бородатые". А мы теперь всегда проверяем трассу, когда муфтий должен проехать... Там никого не оказалось. Но в другом месте, не так уж далеко, на нас напали из засады. Они убили Расула, рацию разбило, машина загорелась... Я не трус, ясно тебе? Я просто обязан был о них сообщить, вот и пришлось...
- Отступить, - сказал майор понимающе. - Ничего не вижу стыдного и унизительного в том, чтобы отступить перед превосходящими силами противника, особенно если задача требует... А этого где взял?
- Увидел, как он идет куда-то. Ваши, федералы, ни за что не будут в одиночку расхаживать далеко от своих. Или дезертир, или ваххабит. Я его взял украдкой. И повел, чтобы потом допросить. Он точно ваххабит. Сначала принял меня за "бородача", назвал пару фамилий их командиров, и правильно назвал, мы таких знаем, клялся, что мусульманин, наглядно показал... Я его вел...
- Ракетницу тоже у него забрал?
- Ага.
- Посиди пока, отдохни, - сказал майор.
- Развяжи руки!
- Обязательно развяжу, потом... Он направился в ту сторону, где валялся второй. Разумеется, тот так и лежал, спутанный, а сидевший над ним на корточках Краб рассказывал пленному что-то увлекательное - настолько увлекательное, что связанного прошиб цыганский пот и он, полное впечатление, был близок к обмороку.
- Ну, рассказывай, сиротинушка, - сказал майор, тоже опускаясь на корточки. - Рассказывай, кто ты таков есть и как докатился до такой жизни. Вот тебе мое удостоверение, для ясности... А во вторых строках моего письма могу поведать кодовое слово "Георгин". Говорит оно тебе что-нибудь?
- Еще как, товарищ майор! - радостно возопил связанный. - Пион я, Пион! Я ж к вам шел, должен был дать белую и зеленую, когда стемнеет, ждать от вас красную и белую...
Испытав несказанную радость, майор, однако, никак этого не выказал.
Наоборот, нахмурился:
- То ты - Пион, то - мусульманин, Бадруддина знаешь...
- А что тут удивительного? - зачастил пленный. - Я ж оттуда... был оттуда... словом... Что мне было кричать, когда этот начал вопить "Аллах акбар"? Я думал, наши... то есть, ихние...
- Запутался ты, я смотрю, уважаемый, - холодно сказал майор. - Меж нашими и вашими...
- Сплошные "Три мушкетера", - подхватил Краб, человек начитанный, как подобает морскому офицеру, пусть и бывшему. - Папенька Мушкетона изобрел веру смешанную, позволявшую ему быть то католиком, то гугенотом, - смотря кого приходилось грабить. Вот и этот сперматозоид... из таких. Из шатких.
- Я - Пион! Пион, понимаете?
- Тебя как зовут? - задушевно спросил Краб.
- Иван...
- Ну да? А на мусульманский манер? Только не притворяйся, что у тебя мусульманского имечка нету...
- Ну, Абдаллах...
- Так Ваня или Абдаллах?
- Ваня! Ваня! - заорал тот с ноткой истерики. - Ну что вы комедию ломаете?
Я же говорю - Пион, Пион, Пион! К вам я шел!
- Я тебе, вообще-то, верю, - признался майор. - Вот только не думай, что мы от восторга тебе на шею кинемся, умиленные слезы лить будем... тебе, щенок, еще отмываться предстоит тремя мочалками, а то и с наждачком... Уяснил?
- Каюм мне обещал...
- Все равно, милый, - сказал майор. - Ну, не с тремя мочалками - с двумя.
Возможно, исключим и наждачку. Однако ты не воображай, что делаешь мне, большое одолжение. Ты не мне одолжение делаешь, ты свою шкуру спасаешь...
- Я...
- Хватит ныть! - произнес майор так, что Ваня-Абдаллах поперхнулся остальными словами. - Что с Каюмом?
- Да ничего с ним. Когда я уходил, все было в ажуре...
- Что он тебе велел передать? Сосредоточился! Вспомнил дословно! И без всякой отсебятины!
Лежащий от усиленной умственной работы снова вспотел, на лбу собрались поперечные морщины, сразу сделавшие его лет на десять старше:
- Вы должны выдвинуться к "Амбару". Сразу, немедленно. Может быть, уже сегодня ночью там поселится крыса. Небольшая крыса.
- Дальше?
- Все, понимаете? Я дословно повторил, как он наставлял... Больше ничего, только это... Ой!, нет, нет! Завтра танец. Так и сказал. Вы должны выдвинуться к "Амабру", сразу, немедленно, может быть, уже сегодня ночью там поселится крыса, небольшая крыса, завтра танец... Вот теперь все, товарищ майор, честное слово! Хотите, повторю?
- Не хочу, - хмуро сказал майор. - С картой работать умеешь?
- Немножко...
- Краб, распутай ему верхние конечности. Краб проворно выполнил приказ, а сам, по врожденному недоверию к человечеству, устроился сзади, уперев пленному глушитель "Каштана" прямиком в ямочку меж шеей и затылком.
- Откуда ты пришел?
Ваня-Абдаллах присмотрелся, робко ткнул грязным пальцем:
- Вот отсюда. Там сам Джинн и с ним человек сорок. Остальные где-то поблизости, с Бадруддином. Только с Бадруддином осталась обычная пехота, а с Джинном - Каюм, и Аль-Бакр, и оба негра, и журналюги...
- Это которые? - небрежно спросил майор, впервые о журналистах слышавший.
- Немец и янкес. И телевизионщик из Риги. Голландец ехал с Касемом, их позавчера "внутряки" раздолбали где-то в горах, уже передавали по телевизору, так что журналюг трое осталось...
- Ага, - сказал майор. - Ты, выходит, был с Каюмом?
- Ну говорю же...
- А поскольку с Бадруддином осталась простая пехота, то ты, будучи в группе Джинна, относишься к чему-то рангом повыше, а?
Пленный охнул от неожиданности. Покривился, пытаясь перевести все в шутку:
- Приемчики эти ваши... Подлавливаете?
- Да считай, уже подловил... - дружелюбно сказал майор. - Ладно, без лирики... Значит, человек сорок?
- Ага. Только говорят, назавтра и наш... ихний! отряд опять разделится...
Товарищ майор, мне поутру надо назад возвращаться, я ж якобы с агентурой пошел встречаться, с нашей... с ихней...
- Я понял, - кивнул майор. - Не с моей, одним словом... Ладно, друг Ванюша, пойдешь назад. Твоя персона меня как-то не особенно волнует, я о Каюме думаю...
- Да я понимаю! Вы не думайте, я твердо решил... Каюм же обещал...
- Что-то подсказывает мне, Ванюша, что твой жизненный путь был крайне путаным и загогулистым... - сказал майор, положил ему руку на плечо, впился взглядом:
- Я тебя убедительно прошу: не делай его еще путанее, ладно? А то под землей откопаю... Ты думаешь, Каюм там один?
- Да все я понимаю...
- Вот и ладушки, - кивнул майор, выпрямляясь. - Посиди пока.
Ну, вот так... Теперь у него на шее оказался еще и охранник лояльного нынче к власти муфтия Мадурова, которого, конечно, следовало сдать хозяину живым и невредимым во исполнение строгих инструкций командования.
Впрочем, это проблема из третьестепенных - посидит сопляк связанным под чутким присмотром, никуда не денется, а его эмоции никого в данный момент не волнуют...
Есть другая задачка, посерьезнее...
Сообщение Каюма переводилось на простой и понятный язык без особых непоняток: возможно, уже сегодня ночью к объекту "Амбар" придет Джинн в сопровождении небольшого количества людей и с наступлением светлого времени суток некую акцию. Пока не начал, следует его взять.
Не так уж сложно. Если только это и в самом деле Каюм сообщает. Если это и в самом деле донесение своего, внедренного, а не толковая деза с задачей заманить их группу в засаду. Полностью отбрасывать этой версии нельзя...
Посмотрим правде в глаза: несгибаемых людей нет. Есть предел физических страданий и есть навыки, позволяющие умельцу подвести человека к этому пределу, пойти дальше... Чистая физиология, не более того, и нет тут ущерба для чести и идеалов. Оттого-то и подрываются на последней гранате те, кто знает в силу своего сурового ремесла о существовании предела. Не самих пыток боятся, а того, что перешагнут...
Так Каюм или деза? Не определить. Ни за что. А значит - нужно рисковать.
Журналисты, о чьем пребывании в банде Джинна никто и не подозревал... Акция...
Словно головоломка, лежавшая до того бесформенной кучей деталек, вдруг мгновенно сложилась у него в мозгу.
Предположим, завтра на кортеж муфтия Мадурова будет совершено нападение группой битых, опытных профессионалов, способных справиться с этой задачей по высшему классу. Предположим далее, что один из авторитетных полевых командиров, уже известный европейскому общественному мнению Джинн-эфенди, вскорости после этого приведет к месту недавнего сражения журналистов - немца, янкеса и телевизионщика из Риги. И журналюги своими глазами увидят на поле боя немало интересного: скажем, подбитый из граника новейший российский БТР-95. И трупы людей несомненно славянского облика. И малосекретные, но убедительные документы из штаба ближайшего военного округа. И орден "За заслуги перед Отечеством" третьей степени - с мечами и оч-чень интересным, многозначительным номером. И, возможно, еще немало интригующих сюрпризов... Позволяющих однозначно сделать вывод: клятые федералы, циники беззастенчивые, злодейски ликвидировали своего союзника, бедолагу муфтия, хоть и сами полегли в результате героического сопротивления охраны...
Скандал получится конкретный и шумный, на всю Европу, - уж импортные борзые перья постараются. Официальные лица, понятное дело, станут все аргументированно опровергать, но, как бы они ни старались, история эта выпорхнет на европейские просторы, что твой Икарушка, распространится, даст повод кой-кому разинуть хайло - есть такие, им только повод дай... И здесь, в Чечне, вспыхнет очередной очажок: кто-то искренне поверит, а кто-то оттого, что захотел поверить...
Ему было жарко, хотя ветерок был холодным, пронзительным. И посоветоваться ни с кем нельзя, приказ ясен: радиомолчание при любых обстоятельствах. При любых. Выйти в эфир можно лишь в двух случаях: или после поимки Джинна, или после провала этого увлекательного мероприятия...
Вот вам и оборотная сторона всех командирских привилегий - необходимость единолично и быстро принимать решения своим разумением. Соответственно, взваливая на себя всю проистекающую отсюда ответственность. Это - груз...
- Това-арищ майор! Руки-то развяжите, - ворвался в его тягостные раздумья плаксивый голос Вани-Абдаллаха.
- Ты что, хочешь, чтобы джигит увидел? Который тебя в плен брал? - с неудовольствием оглянулся майор. - Сиди уж... помощничек.
Он встал с сухой серовато-желтой земли, уже приняв решение - одно из тех, что прибавляют седых волос и рубцов на сердце, но и, с другой стороны, позволяют остаться мужиком в своих и чужих глазах. И громко распорядился:
- Старшие троек, ко мне?

Глава 7

ВНИМАНИЕ, ЦУНАМИ!

В эту ночь, хотя об этом мало кто знал, местность вокруг оврага, в лучших традициях спецслужбистских условностей именовавшегося объектом "Амбар", напоминала скорее некий фантастический роман. Потому что там, на невеликом куске земного пространства, имелись разумные кустики, разумные кочки и разумные участочки тверди. Разумом они, как легко догадаться, были на короткий момент обязаны тем, кто как раз и обернулся кустиками, кочками, сухой землей так надежно, что можно было пройти в шаге от них, но все равно ничегошеньки не заметить...
Примерно за полчаса до рассвета появились передовые, Джиннова разведка. Их было четверо, они возникли с разных сторон, тоже во многом похожие на призраков, - бесшумные, стремительные и ловкие, битые волки с разных концов света. Кто-то другой мог их и просмотреть, не почуять, но спецназ, как ему и полагалось, засек.
Они с четверть часа изучали подступы и окружающее пространство по всем правилам. Проходили так близко кое от кого из разумных кочек, что прекрасно слышно было дыхание, легкий запашок застарелого пота, табака.
И не обнаружили засады. В один прекрасный миг трое исчезли, а четвертый, это было прекрасно зафиксировано Костей, подал сигнал фонариком - ну разумеется, они тоже соблюдали полное радиомолчание...
И чуть погодя к оврагу двинулась группа, череда приближавшихся бесшумно и неотвратимо силуэтов, пару минут спустя благодаря рассвету поддавшихся визуальному опознанию.
Впереди шли оба темнокожих суданца, шабашнички, мать их так, заявившиеся в эти края срубить денежек на какие-то свои, очень может быть вполне мирные нужды: калым там заплатить или домик сварганить для старой бабушки, козочек прикупить... Следом шагал Аль-Бакр, личность до сих пор во многом загадочная, орелик ближневосточного происхождения, кажется, скорее политик, чем наемный ствол. За ним проследовал Джинн в сопровождении Каюма и - вот радость-то узреть землячка! - Вани-Абдаллаха-Пиона. В арьергарде двигались еще трое - старый друг Заурбек и двое совершенно незнакомых.
Мучительно долго тянулись еще несколько минут, в течение которых происходящее все же можно было считать и особо изощренной ловушкой с жирненьким живцом. Однако так и не последовало сигнала о том, что к оврагу украдкой подтягиваются основные силы. Те, кто был во внешнем кольце, такого сигнала не подали. А значит, дичь не подозревала о планах охотников. Напряжение было таким, что, кажется, дышать перестали...
Суданцы сняли растяжки и отключили "сигналку". Пришедшие почти не разговаривали - все, надо полагать, было четко расписано заранее. Майору даже не нужно было подавать сигнал к началу операции - пришедшие сами должны были его дать, конкретными действиями...
По обеим концам оврага встали часовые - в одной стороне незнакомый обормот, в другой - Заурбек. Суданцы, проворно сбросив высокую маскировочную сеть, уверенно направились в полумрак пещерки.
И там, в этом полумраке, почти целиком заполненном громадой бронетранспортера, их встретили Сергей с Доктором, о чем никто снаружи не подозревал... Все произошло и тут же кончилось в течение пары секунд.
Пятеро остававшихся на дне оврага отступили метров на десять, когда в пещерке оглушительно заревел мотор и наружу повалили отработанные газы. БТР, дернувшись, проворно выполз на свет божий, под толстыми колесами похрустывали мелкие камешки, и ни одна живая душа не могла предполагать, что внутри новехонькой стальной громадины сидят совершенно другие люди.
Рассвело. Тумана почти не было, только промозглый горный холодок.
Бронетранспортер, уверенно фыркнув мотором, проехал еще пару метров, остановился.
И полоснул из пулемета над головами стоящих - длинно, справа налево, осыпав их сухими фонтанами земли.
Пятеро рухнули наземь с быстротой бывалых людей, не привыкших даже при столь неожиданном раскладе терять секунды зря. И тут же сухо хлопнули две снайперки, отправившие обоих часовых наверху прямехонько в цепкие объятия взаправдашних Мункара и Накира.
Первым ожил незнакомый басмач, он перекатился влево, вскочил, срывая с лямки "лифчика" гранату, но сверху прыгнул на плечи Краб - и бородач перестал существовать. Ваня-мать его - Абдаллах так и распластался, тщательно прикрывая голову ладонями, ногой отпихивая свой автомат и вопя что есть мочи для надежности:
- Пион!!! Пион!!! Пион!!!
Краб легонько ткнул его носком высокого ботинка под дых, чтобы не производил лишнего шума. И вместе с майором навалился на Аль-Бакра. На Джинне уже сидел Каюм, успевший сделать свою часть работы в течение считанных секунд.
Кому-то все происшедшее могло показаться простым и легким - ну да, если не знать всего предшествовавшего. Никак нельзя сказать, что им повезло, - они выиграли короткую схватку как раз потому, что вся прошлая жизнь их к тому готовила, вела, учила..
Майор Влад распоряжался почти без слов, одними выразительными жестами.
Бронетранспортер с ревом проворно выехал наверх, чтобы в случае каких-нибудь неожиданностей показать всю свою огневую мощь. Двое с пулеметами залегли по краям оврага - с теми же целями.
На сей раз обошлось без вульгарных веревок: для Джинна были припасены две пары персональных наручников, а запасная пара оказалась тоже как нельзя более кстати, чтобы украсить запястья и щиколотки Аль-Бакра. Пиона не было нужды пеленать - он стоял навытяжку с невыносимо радостной рожей, готовый исполнить любой приказ, отмыться, покаяться, горы свернуть... На него и внимания не обращали - куда денется, сволочь...
Джинн, уже пришедший в себя, издал нечто среднее меж стоном и мычанием, прямо-таки взвыл от бессильной злости - ну, вполне естественная реакция человека на самый крупный в своей жизни проигрыш, пусть его.. Костя - одни глаза сверкали на испачканной землей физиономии - перевернул его на спину.
Извлек из нагрудного кармана ломтик завернутого в целлофан, волглого, размякшего сала. Быстренько сорвал обертку и запихнул гостинец Джинну в рот, ласково приговаривая:
- Жри, подлюга, чем богаты... От сердца отрываю... - И, зажав двумя пальцами пленному нос, рявкнул. - Жуй, сука, кому говорю!
Джинн поневоле делал судорожные глотательные движения.
- Не подавится? - с живым интересом и нешуточной заботой поинтересовался Краб.
- Неа, - ликующе ответил Костя, в котором, как и у остальных, дикой волной бушевали получившие выход эмоции. - Я ему тоненько нарезал, сглотнет... опа! опа! хорошо пошло...
- Дети малые! - послышался окрик майора. - По местам!
Только тогда они неохотно бросили потчевать гостя, заняли позиции. Все было в порядке, стояла тишина, порывами налетал пронзительный ветерок, и все были живы, и была победа...
- Эй! - окликнул Каюм Славку, торчавшего с аппаратурой наготове на случай неотложной надобности. - Матюгальник включай, быстро!
Славка до всего происшедшего и не подозревал о существовании Каюма и его подлинной сущности, но, будучи парнем неглупым, все просек моментально, видел же, что этого злого ваххабита никто не режет и не вяжет, наоборот, относятся как к своему. Но тем не менее порядка ради сначала вопросительно взглянул на майора. Тот кивнул. Славка щелкнул переключателями.
- Вот тебе частота, голуба, - сказал Каюм устало. - Пока не поступит подтверждение, повторяй, что твой попугай. "Внимание, цунами!"
Радист кивнул, сноровисто настроился на указанную частоту.
- Внимание, цунами! Внимание, цунами! Внимание, цунами!
- Войсковая, я так понимаю? - спросил майор, до того и не подозревавший об этом сигнале.
- Ага, - сказал Каюм. - Пока не опомнились, декаденты...
- Внимание, цунами! Внимание, цунами! Все чувствовали лишь томительную крестьянскую усталость и какую-то опустошенность - делать вдруг оказалось совершенно нечего, не было пока что ясных и конкретных целей, оставалось стеречь добычу в ожидании скучного финала...
- Внимание, цунами!
- Они должны были выйти к дороге? - спросил майор. - Перехватить Мадурова?
- Ну да, - сказал Каюм. - Догадался?
- А то. Не только у оперов, знаешь ли, есть мозги. К великому моему сожалению, Айболит выяснил, что про вас написано в Библии чуточку раньше, чем про спецназ, но скажу тебе, Каюмыч, по правде лишь са-амую чуточку... Прямо-таки в соседних главах. Так что не особенно задирай нос, нелегал...
- Знаете, что самое смешное? - спросил Доктор Айболит, скалясь радостно. - В Библии, оказывается, написано и про снайперов. Слышал, Леха? Будет время, я тебе потом покажу место про одного парня, Давида, который провернул хорошую снайперскую работу... По здоровенному такому бугаю по имени Голиаф. Этот Голиаф был увешан оружием по самые уши и ростом под потолок - этакий ихний Рэмбо. А снайпер Давид его...
- Тихо! Мешаете! Внимание, цунами... внимание... понял вас, Байкал-два, понял! Есть подтверждение...
- Все, кончай, - кивнул Каюм.
- Нам что-нибудь есть? - спросил майор.
- Сейчас, ага... Байкал-два, я тебя понял, связь кончаю... Оставаться на точке. Ждать вертолет. - Он снял наушники и, оставшись не у дел самым последним среди них, ухмыльнулся:
- Доктор, а про нас в Библии ничего не написано?
- Хорошенького понемножку, парень... Увы. Не было тогда ни радива, ни аналогов.
- Насчет радио - верю, насчет аналогов - не очень. Погоди, будет свободная минутка, я у тебя Библию конфискую и изучу вдумчиво. Что-то да найду...
- Ну и флаг тебе в руки,..
Они стояли над двумя лежащими трофеями и еще долго болтали о ерунде, ощущая прямо-таки физически, как неведомым науке потоком из организма утекает сумасшедшее напряжение всех этих дней.
А потом в небе раздался звук.
Те, кто находился на дне оврага, ничего не смогли рассмотреть, зато пребывавшие сверху успели. Мерный и мощный воющий свист распорол ясную синеву, и высоко над оврагом, над серовато-желтой землей пронеслись три крылатых ракеты типа "Бердыш", оставляя за собой тонкие полоски дыма, целеустремленно промчались компактной стаей в направлении предгорий, с разумным прямо-таки проворством сделали "горку", прошли над склонами, скрылись из виду, неся в сторону двух оставшихся Джинновых отрядов внезапную смерть.
Чуть погодя и в небе, и в эфире стало гораздо оживленнее - вдали промелькнули две двойки штурмовиков, тремя потоками, низко над землей, промчались "крокодилы", сопровождавшие МИ-8, определенно с десантом. Эфир, еще полчаса назад совсем скучный, сейчас переполнился азартно-деловой перекличкой.
Перекликались летчики и десантники, бронеколонны внутренних войск и отряды армейского спецназа, замыкавшие кольцо вокруг людей Джинна. Операция раскрутилась на полную.
Но их это уже не касалось. Они сделали свое, и ничего особенного больше не предстояло. Им предстояло провести ночь в помпезном махачкалинском санатории ФСБ, построенном со всем размахом еще для всего Союза в последние годы бытия такового, - и у них не нашлось деньжат на пятьдесят граммов коньяку для снятия напряжения. Им предстояло улетать из продутого всеми ветрами махачкалинского аэропорта, увозя с собой Джинна, - уже совсем тихого, являвшего собою расслабленную безнадежность, хоть картину пиши. Им предстояло в столице распить традиционную бутылку шампанского в автобусе по пути домой. А еще чуть позже им предстояло начать все сначала. А то, что они сделали, уложилось в коротенькое и скупое газетное сообщеньице без фамилий, подробностей, эмоций и фанфар...

"...И подошел Гедеон и сто человек с ним к стану, в начале средней стражи, и разбудили стражей, и затрубили трубами, и разбили кувшины, которые были в руках их: И затрубили все три отряда трубами, и разбили кувшины, и держали в левой своей руке светильники, а в правой руке трубы, и трубили, и кричали: "Меч Господа и Гедеона!" И стоял всякий на своем месте вокруг стана; и стали бегать во всем стане, и кричали, и обратились в бегство. Между тем как триста человек трубили трубами, обратил Господь меч одного на другого во всем стане, и бежало ополчение..."
Библия, Книга Судей.7, 19-22.
Это - первое в мировой истории письменное упоминание о спецназе.

Ханкала-Красноярск. 2000
Бушков Александр. Четвертый тост